В Литве мыслят масштабно. Во дни Великого княжества, о которых вспоминают с ностальгией, страна простиралась от Балтики до Черного моря... но это было в XII веке. Впрочем, широкий взгляд литовцы не потеряли. Именно поэтому 11 марта 1990 года только что избранный состав Верховного Совета Литовской Советской Социалистической Республики проголосовал за восстановление утраченной перед войной независимости в одностороннем порядке, и решение немедленно возымело силу.

Большую часть наблюдателей это привело в ужас, потому что им прежде всего хотелось, чтобы у руля остался Михаил Горбачев и власть не захватили его соперники — сторонники жесткой линии. Не понравилось произошедшее и Латвии с Эстонией. В этих странах проживало множество советских мигрантов, так что им пришлось потянуть время: в Литве в 1989 году 80 процентов населения было литовцами, а вот латыши в Латвии были чуть ли не в меньшинстве.

Сейчас понятно, что Литва поступила правильно. Потрясения, произошедшие после того, как одна из советских республик проголосовала за отделение от Союза, показали, что Союзу пришел конец. Тогда разговоры о суверенной и независимой России перестали быть сказкой и стали реальностью.

Способности литовских лидеров проявлять себя в деле не всегда совпадали с их собственными представлениями о себе. Введение непрогрессивного налога, валютная реформа и приватизация прошли в Литве не так быстро, как в двух других прибалтийских странах. Внешнюю политику Литва проводила смелую, но неуклюжую. В 2006 и 2007 годах Литва неоднократно вставляла палки в колеса Евросоюзу, пытаясь привлечь внимание к разгорающемуся конфликту в Грузии. Литовцы продемонстрировали дар предвидения, но вели себя чересчур инфантильно.

Все правительства, находившиеся у власти в Вильнюсе после провозглашения независимости, испытывали проблемы при взаимодействии с Польшей. Несмотря на несколько веков объединения отношения между странами носят некий странный и судорожный характер. Поляки больше интересуются собственными страданиями, чем чьими то ни было еще, и потому забывают, что с точки зрения литовцев сами выглядят как агрессоры и культурные гегемоны. Литовцам тоже свойственно зацикливаться на самих себе: они так и не выполнили неоднократно дававшиеся обещание разрешить сложные споры с проживающими в их стране поляками (их там почти десять процентов) о правописании и о земельной собственности — к примеру, разрешается ли полякам записывать свои имена с применением польских букв ł, ć и ś, например, — или же им можно пользоваться только теми буквами, которые есть в литовском алфавите? Все это довольно странно, ведь при новом президенте страны — холодно-деловой и популярной Дале Грибаускайте (Dalia Grybauskaite) — внешняя политика Литвы должна была стать прагматичной.

Еще более типичным случаем применения подхода Грибаускайте стало многозначительное отсутствие президента Грузии Михаила Саакашвили на торжествах в честь годовщины голосования 11 марта. Литва давно выступает в поддержку дела, начатого Саакашвили; согласно официальной позиции президента, на церемонию приглашались только главы сопредельных государств и стран Евросоюза, а это означало, что приглашены были Дмитрий Медведев (приехать отказался) и Александр Лукашенко (тоже отказался), но не лидер Грузии. Заметим в скобках, что спикер Грузии Давид Бакрадзе, выступая на концерте под открытым небом, получил весьма теплый прием, что как бы говорит о том, что официальная позиция может отличаться от мнения народа.

За свою принципиальную некомпетентность Литва заплатила высокую цену, и теперь их желание пожить спокойно вполне можно понять. Грибаускайте считает хорошие отношения с партнерами по ЕС (Франция, Германия) вещью жизненно важной и хочет вскоре посетить Россию (но не до того, как там отметят празднующийся с нотками сталинизма день советской победы в 1945 году). Грибаускайте считает, что бойкотировать белорусского диктатора бессмысленно. Ее правительство надеется обуздать отдельные горячие головы и в то же время признает, что будущие действия надо основывать на прагматизме.

Стоит ли надеяться, что этот подход поможет разрешить ссору с Польшей? Тогда прибалтийские страны смогут объединиться в молодой центральноевропейский союз во главе с Польшей наподобие Вышеградской группы. В далеком прошлом Европе хорошо послужил крепкий союз Польши с Литвой; это может случиться и снова.

Автор статьи -  корреспондент Economist в Центральной и Восточной Европе

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.