«Сколько можно?» - вопрошает Андрес Отс, содержащий древесную мастерскую близ церкви Вастселиина и открытое ателье. В прошлом году он был вынужден передать государству еще двух новых безработных. Мужчина всерьез подумывает о недавнем предложении губернатора Псковской области о переселении.

Андрес Отс известен как самый популярный певец земли Сетумаа (земли, где проживает финно-угорская православная народность сету или сето, после восстановления независимости Эстонии в 1991 году она оказалась расколотой на две части: сету, проживающих на российской и на эстонской стороне – прим.пер.), начинающейся за развалинами крепости Вастселиина. В этом краю не обходится ни одного праздника или крупного события без этого мужчины со страшно длинным объективом и сумкой для фотоаппарата.
 
Но деньги для этого хобби он зарабатывает работой по дереву. Из окна старой церкви Вастселиина открывается вид прямо на его желтого цвета мастерскую. Высотку вокруг нее заполняют в зависимости от времени года ледяные или деревянные скульптуры и прочие следы творческой деятельности.

Работа квалифицированного специалиста дорога

Мастерская уже сама по себе образец творчества. В кабинете начальника, стены которого отделаны деревом, не использовано ни одного гвоздя или шурупа. В 400 литровом аквариуме ерши, а не тропические рыбы. Страстный рыболов, он предпочитает живность из местного озера.

Стоящий рядом с аквариумом пружинный диван из эстонской древесины, покрытый шведской материей – приоритетом пользуется дизайн, качество ручной работы и эксклюзивность. Цена, разумеется, соответствующая.

Хотя большая часть продукции уходит в Финляндию, Андрес предпочитал бы больше торговать с местным народом. «Лучший клиент - из твоего родного села, который каждый день проходит мимо дома. Уж он-то не обманет. Зато обхаживающие тебя бизнесмены с большими деньгами постоянно пытаются наколоть», - ворчит он недовольно.

В производственном помещении стоят четыре двери с коваными петлями. Такие стояли на хуторах сотню и более лет назад. Заказ инвестиционного банкира для жилой риги, расположенной на краю Выртсъярве.

«А эти двери покрыты пчелиным воском, - показывает Андрес на следующий заказ. - Кое-кто считает, что сможет купить здесь вещи по магазинной цене. Ну как это возможно? Костюм от портного не может стоить столько же, сколько китайское массовое производство», - обосновывает Отс.

Для него оскорбительны государственные конкурсы продаже по наименьшей цене: «У меня все рабочие с высшим прикладным образованием, дизайнер защитил магистерскую работу в художественной академии.  Мы делаем финнам такие вещи, которые они не способны сделать сами. Разработка технологий и лабораторные испытания порой отнимают месяцы.»

Сбежал бы от евронорм в Россию

Если ранее в мастерской работали семь человек, то с нынешнего года всего четыре. Это и заставило предприимчивого человека задуматься о переезде: «Больше всего на нервы действуют все эти сверх всякого разума европейские требования и высокие государственные налоги на малых предпринимателей. Мы не можем конкурировать с международными корпорациями и цепями магазинов. Нет больше разницы, содержу я здесь мастерскую или плюю дома в потолок. Почему бы и не переехать в Россию?»

Что станет с остальными четырьмя работниками?

«А кого это волнует? В радиусе полутора километров от меня еще 10 предприятий в таком же положении, некоторые уже закрыли двери. У нас пока по меньшей мере приличную зарплаты платят, - говорит он. - Я был в Вастселиина одним из первых предпринимателей с самого начала. Может быть, и в самом деле подумать о переезде по ту сторону границы? Там нет этой погони за евронормами. А псковский губернатор предложит пособие на переселение? Может, пора начать переговоры с российской стороной об условиях».

Какие условия потребовались бы для переселения из Эстонии?

«Ну, прежде всего интернет-связь, затем электричество 3 х 25 ампер, лодка для поездок по озеру и кусок земли, где бы я смог разместить свое имущество, - перечисляет он. - Я обсуждал этот вопрос уже и с семьей. А почему бы и нет? Один человек переехал из Лухамаа в Печеры в дом своей матери, и назад не хочет. Может быть, и мне бы в качестве перемены подошла такая более спокойная жизнь. Печеры бы удовлетворили мои потребности, да и большой город Псков оттуда недалеко»

У Отса родом из села Рокина близ Обинитса, нет, правда, корней на восточной Пковщине, но в совковые времена он часто ездил отдыхать в окрестности Кулье. Тамошний народ с годами стал знакомым и своим.

«А наши европедики могли бы для разнообразия побывать в Италии и посмотреть, как тем ведутся дела, - раскрывает он наконец свое сердце.  -Есть законы и традиции. Что важнее?  В Сетумаа со времен Адама велись ганзейские дела и ведутся и поныне. Эти евронормы и бездумные законы, ограничивающие нашу деятельность и не позволяющие спокойно жить своей жизнью, делают Эстонию только беднее.»

Псковский губернатор приглашает сетусцев уехать из Эстонии

Губернатор Пскова Андрей Турчак отдал распоряжение разработать региональную программу по поддержку сету, целью которой является пригласить их переехать из Эстонии, сообщило Псковское агентство информации ПАИ. О плане стало известно после визита Турчака на хутор-музей Радая под Печерами.

«Хотел бы, не дожидаясь решения правительства России о предоставлении сету статуса малого коренного народа, утвердить свою программу по сохранению этой народности, - сказал Турчак. - Особе внимание следует уделить созданию хороших условий жизни сетусцев. Мы должны сделать так, чтобы молодежи было хорошо жить на этой земле и чтобы в перспективе коренные сетусцы перебрались к нам из Эстонии.»

Агентство ПАИ напомнило, что по состоянию на 1838 год на территории нынешнего Печерского района проживали 16 тысяч сету, сейчас же на территории России осталось всего около двухсот сету.

У верховного сотска есть дом за Печерами

Ыйе Сарв, верховный сотска (старейшина сету – прим.пер.):

- Почему бы не переехать жить на землю предков? Так делают эстонские шведы. Еще не уезжают в массовом порядке, но уезжают. Причина, по которой последние сету уезжают из Печер, кроется в отсутствии свободы передвижения. Это главное, что нужно отменить, тогда можно будет вообще говорить и думать о дальнейшем. У нашей семьи когда-то был план переехать туда, мы даже искали дом под Печерами, так как от нашего хутора ничего не осталось.»

Будь передвижение свободным, можно было бы  уехать

Ааре Хырн, советник по культуре союза волостей Сетумаа:

- Пунктом первым и предпосылкой для всего остального было бы обеспечение Россией свободного  передвижения через контрольную линию (так в Эстонии называют пограничную линию – прим.пер.). Тогда можно поднимать тему о позиции. Большое количество сел сету находится в пограничной зоне  и туда трудно попасть. Затем вопросы собственности. Губернатор Пскова мог бы обратить внимание на то, что в России иностранцам земля не продается, а у многих сету хутора и земли были ранее в их собственности. Как бы они могли вновь обрести все это, наследовать? У них эстонское гражданство, но они родились по ту сторону, а дом и земля были правопреемно у их семей. Куда же ты отправишься жить, если у тебя нет ни земли, ни леса. Мы бы с радостью поделились с Псковской областью эстонским опытом по призыву молодежи  на село, но для этого, прежде всего, нужно выполнить пункт первый.

Перевод Хейно Сарап