С мая 2005 года, когда прошли празднования в честь 60-й годовщины окончания Второй мировой войны в Европе, дебаты по поводу истинного значения и последствий победы над нацистской Германией набирают силу. Стимулом для этих дебатов стало вызвавшее массу споров решение тогдашнего российского президента Путина отметить эту юбилейную дату в Москве 9 мая с участием всех европейских лидеров. В 2005 году президенты Эстонии и Литвы решили не участвовать в этих мероприятиях.

Европарламент отреагировал на эти события тем, что инициировал проведение независимых дебатов о последствиях Второй мировой войны. Они прошли 11 мая 2005 года, и результатом их проведения стала резолюция Европарламента, в которой, пожалуй, впервые в масштабах всей Европы были представлены выводы и взгляды второй ее половины.

Этой второй половине Европы, которая после 1945 года оказалась во власти советского тоталитаризма, победа Сталина над Гитлером принесла не подлинное освобождение, а скорее "освобождение" от свободы, о которой она страстно мечтала во времена нацистской оккупации, "освобождение" матерей от своих детей, а жен от мужей, которых расстреливали или отправляли на 10-25 лет на каторжные работы в далекие уголки Советского Союза.

Европейский парламент пришел к выводу, что "для некоторых стран окончание Второй мировой войны означало возврат к тирании, созданной сталинским Советским Союзом". В то же время,  торжества, организованные Кремлем в 2005-м, а затем снова в 2010 году, говорят о сохраняющейся путанице по поводу двух дат, связанных с окончанием войны, и о разном значении, придаваемом каждой из них.

Акт о капитуляции нацистского вермахта был подписан 7 мая 1945 года в Реймсе при участии всех четырех союзнических держав, включая представителей Красной Армии. Тем не менее, Сталин настоял на отдельном акте о капитуляции 9 мая, действуя по своему собственному сценарию, дабы подчеркнуть роль Красной Армии в разгроме Гитлера.

Эти две даты символизируют противоположные измерения Второй мировой войны. 7 мая - это символ победы над нацистским тоталитаризмом – победы, доставшейся дорогой ценой. С другой стороны, 9 мая вполне можно назвать символом победы одной тоталитарной диктатуры над другой. Следовательно, место и стиль проведения торжественных церемоний, организованных в Москве российским авторитарным руководством, вряд ли могут ассоциироваться с основополагающими принципами, ради которых достигалась историческая победа во Второй мировой войне. Британский историк Грегор Даллас (Gregor Dallas) назвал 9 мая "отравленным миром".

Мне довелось увидеть, как в Эстонию в 1944 году вторглась Красная Армия. Будучи свидетелем последовавшего за этим мародерства и всеобщего разрушения, я до сих пор вспоминаю слова советского капитана, который пришел на ферму, где жила моя семья: "Мои солдаты не самые плохие люди. Но опасайтесь войск НКВД (позднее КГБ), которые идут за нами вслед. Их вам надо бояться". В попытке наладить человеческие отношения и предупредить совершенно явное стремление советского офицера отобрать у отца часы мои родители завязали с ним разговор по-русски и даже усадили к нему на колени моего двухлетнего братишку. Поскольку попытка ограбить нашу ферму не удалась, капитан со своим подразделением напал на соседнюю. Они силой взяли то, что хотели – как победители они ощущали, что все это принадлежит им.

К несчастью, предостережение советского капитана очень скоро оправдалось. В первые пять лет после "освобождения" оккупированной Советами Эстонии, население которой составляло чуть больше одного миллиона человек, там по политическим причинам было арестовано 65000 человек. Многие из них были уничтожены сразу или умерли в концентрационных лагерях. Всего за один месяц, в марте 1949 года, из своих домов в Сибирь было депортировано 22000 человек. Те, кто выжили и сумели вернуться в Эстонию спустя много лет, потеряли всю свою собственность и на всю жизнь остались самой бесправной группой советских подданных.

Реальные последствия 9 мая для тех из нас, кто жил в "освобожденной" Советами Восточной Европе, это лишение всех гражданских и многих человеческих свобод, а также всех прав на демократическое и независимое государство. Эстония подверглась интенсивной советизации и русификации, в результате чего эстонский народ едва не превратился в меньшинство в своей собственной стране.

Вторая мировая война не знает идеальных союзников. Существование в Европе двух агрессивных и злобных империй сделало почти невозможным создание какой бы то ни было коалиции, основанной на общих ценностях. Заняв прагматичную позицию по принципу "враг моего врага - мой союзник", Европа не смогла преодолеть фундаментальные противоречия между агрессивной диктатурой и обществом, основанным на власти закона.

Основополагающая цель войны – разгром нацистской Германии и ее союзников – была абсолютно правильной. Тем не менее, никогда не следует забывать о том, что начало Второй мировой войны стало результатом альянса между Сталиным и Гитлером, который был создан 23 августа 1939 года. С самого начала у обеих диктатур были схожие долговременные цели, и главная среди них – это мировое господство. В ходе войны и в результате смены союзников данные цели не претерпели изменений.

Именно Сталин, выступая 19 августа 1939 года перед членами Политбюро, сказал: "Товарищи! В интересах СССР … начало войны между Рейхом и англо-французским блоком. Надо сделать все, чтобы война эта продолжалась как можно дольше ради истощения обеих сторон. По этой причине мы должны согласиться на предложенный Германией пакт. Следовательно, наша задача заключается в оказании помощи Германии, чтобы она вела войну как можно дольше с той целью, чтобы Англия и Франция были не в состоянии разгромить советизированную Германию … В то же время,  мы должны вести активную коммунистическую пропаганду, направленную в первую очередь против англо-французского блока … Задачей наших французских товарищей будет разложить и деморализовать армию и полицию Франции. … Это, в свою очередь, обеспечит советизацию Франции…"

Кремлевский диктатор считал новую мировую войну самым эффективным средством подготовки условий для запланированной им мировой революции. В результате заключения 23 августа 1939 года советско-нацистского пакта о дружбе цель начала мировой войны была достигнута. В течение недели после его подписания Гитлер, получивший "добро" от Кремля, сумел начать наступление на Польшу. Сталин последовал за ним спустя три недели, захватив восточную часть Речи Посполитой. После расчленения Польши два захватчика, четко координировавшие свои действия, отпраздновали кончину польского государства совместным парадом во Львове. Советские власти передали нацистам более 60000 арестованных поляков.

Хотя со временем Советский Союз стал важным партнером в деле разгрома нацистской Германии, он по-прежнему несет ответственность за развязывание этой самой войны, окончание которой московские правители стремятся столь торжественно отпраздновать. В равной мере воспользовавшись преимуществами советско-нацистского пакта, СССР начал проводить в жизнь собственные империалистические планы, осуществив агрессию против Финляндии (за что его исключили из Лиги Наций), оккупировав и аннексировав три прибалтийских государства в июне 1940 года, и присоединив к своей территории значительную часть Польши и Румынии. Советский Союз также помог Гитлеру завоевать Западную и Южную Европу, поставляя в течение 22 решающих месяцев войны всевозможные стратегические материалы.

Окончание Второй мировой войны в целом воспринимается как восстановление державами-союзницами свободы в порабощенных Гитлером европейских странах. В частности, страны Балтии, будучи в прошлом активными членами Лиги Наций, рассчитывали на претворение в жизнь Атлантической хартии, в которой было обещано восстановить независимость всех территорий, утративших ее в результате войны. Хартия оставалась слабым лучом надежды на протяжении нескольких лет после окончания войны. Жившие в советской оккупации люди утешали друг друга: надо какое-то время потерпеть, со временем западные союзники заставят Советы выполнить принципы Атлантической хартии и добьются восстановления независимости Эстонии.

Но приход Красной Армии не означал восстановления свободы для народов Центральной и Восточной Европы, что стало настоящей трагедией. Напротив, это означало лишь замену одной кровожадной диктатуры другой. Это также означало полную изоляцию от остальной Европы при помощи "железного занавеса", откуда было невозможно даже позвать на помощь. Лишь теперь широкая аудитория в воссоединенной Европе начинает осознавать, что на самом деле происходило в тех странах в долгие годы советского господства.

Необходимо ответить на один основополагающий вопрос: мог ли тоталитарный режим, который с 1917 года вел постоянную и непримиримую войну против собственного населения, который в "мирное время" уничтожил в своей стране больше человеческих жизней, чем потерял на полях сражений, принести свободу лишь потому, что он помог изгнать нацистские армии?

Если взглянуть на то, что произошло после войны, ответ будет предельно ясен. Сотни тысяч советских военнопленных, которым удалось выжить в немецком плену, не были освобождены. Их немедленно отправили в лагеря и тюрьмы ГУЛАГа. Они были "виновны", потому что  выжили. К ним относились как к предателям или как к потенциальным немецким шпионам. Таким презрением победоносного советского режима к собственному народу сказано все. Сразу после войны количество узников ГУЛАГа увеличилось более чем в два раза.

Только в Центральной и Восточной Европе за первые пять лет после разгрома нацистов во время формирования так называемых народных демократий было убито не менее одного миллиона человек. Остававшихся от нацистов концлагерей не хватало, и пришлось строить новые лагеря, чтобы разместить там сотни тысяч политзаключенных.

Две террористические диктатуры опустошили Европу 20-го века и причинили неисчислимые страдания ее народам. После Второй мировой войны военные преступники Германии предстали перед судом, а нацистская политическая система была уничтожена. Новая Германия принесла извинения жертвам Третьего Рейха и возместила ущерб. В результате сегодня Германия является надежным демократическим государством, одной из основательниц европейской интеграции. Она дает жесткий и решительный отпор даже самым легким намекам на все, что напоминает о нацизме. Знаменитый лозунг "Никогда больше" гарантирует это.

В Российской Федерации не произошло ничего, хотя бы близко напоминающего это. Нет даже общенационального памятника миллионам жертв коммунизма. Вместо этого имя Сталина снова обретает популярность.

Следовательно, миллионы жертв советского терроризма и их потомки, как в России, так и за рубежом, не получили ничего, что недвусмысленно гарантировало бы им это "Никогда больше". За это свою долю ответственности несут и западные демократии. Несмотря на победу в "холодной войне" они никогда не настаивали на принципиальной оценке преступлений тоталитарных коммунистических режимов.

Александр Яковлев, бывший одно время членом Политбюро, завершает свою книгу "Век насилия в Советской России" следующим предостережением: "Мы пока еще не осознали, что является главным источником наших бед: без дебольшевизации России не может быть и речи о выздоровлении нации, о ее возрождении и восстановлении ее места в мировой цивилизации. Лишь когда Россия стряхнет с себя большевизм, она сможет надеяться на исцеление".

А вот что написал лауреат премии имени Сахарова Сергей Ковалев: "Пока обычные немцы, которые не принадлежали к СС и не участвовали ни в каких преступлениях, не поняли, что они несут свою долю вины за Освенцим, нацизм не был разгромлен окончательно".

Он продолжает: "И пока мы, русские, не признаем громко и ясно свою национальную – я повторяю – национальную вину за преступления коммунизма, включая оккупацию балтийских государств, депортации и расстрелы, жестокое подавление национальной борьбы за свободу в послевоенные годы – до тех пор коммунизм не будет окончательно уничтожен".

Воссоединенная Европа должна напоминать России, являющейся правопреемницей Советского Союза, что прежде чем проводить в будущем парады Победы, она должна извиниться за прошлые преступления. А продолжение празднований 9 мая по сценариям руководителей КГБ-ФСБ, испытывающих ностальгию по распавшемуся Советскому Союзу, лишь способствует сокрытию правды.

В резолюции Европарламента о европейском сознании и тоталитаризме (апрель 2009 года) делается вывод о том, что урегулирование разногласий по поводу преступлений, совершенных тоталитарными коммунистическими режимами, может быть достигнуто лишь через "признание ответственности, просьбу о прощении и нравственное возрождение".

В будущем окончание Второй мировой войны следует соответствующим образом отмечать в Страсбурге, ставшем символом истинного примирения и колыбелью объединенной демократической Европы. А странам-членам Евросоюза давно пора ответить на призыв Европарламента провозгласить 23 августа общеевропейским Днем памяти о жертвах всех тоталитарных режимов. Эстонское правительство и парламент приняли соответствующие решения в июне 2009 года и организовали первую официальную церемонию 23 августа 2009 года. Ее кульминацией стало исполнение "Русского реквиема", автором которого является российский композитор Лера Ауэрбах.

Тунне Келам – депутат Европейского парламента.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.