Последние дни в Брюсселе заставили меня изменить свое мнение. По правде говоря, я до сих пор была убеждена в том, что очень старательное, но бедное малое государство Восточной Европы может урезать свои расходы сколько угодно и честно выполнять все критерии.  Однако решение относительно появления евро в конечном итоге будет определяться исключительно политической волей. И с большой долей вероятности нас будет ожидать участь Литвы с тем лишь небольшим нюансом, что дверь в еврозону может быть захлопнута перед нашим носом в последний момент.

Из-за, например, мнения, что подорожание товаров и услуг в будущем не сможет оставаться в заданных рамках. Такое обоснование было бы очень удобным. Ведь кто же увидит смысл в том, чтобы попытаться продать бедное малое государство, которое, в отличие от Польши, даже не имеет собственной продукции. Рынка просто не существует.

Мировой кризис принес новые поветрия в зону евро. Принимающие решения лица и без того испытывают трудности с обузданием 16 стран на предмет соблюдения правил использования единой валюты, и потому в лице маленькой Эстонии они видят хороший повод для морализаторства и демонстрации сомневающимся, что можно держать в порядке свои финансовые дела.

На фоне европейских стран, страдающих от бремени внешних долгов, Эстония является настоящим вундеркиндом. Если уж крупные государства не в состоянии удерживать свои внешние долги в пределах 60 процентов от уровня годового ВВП, то Эстония со своим показателем в 10 процентов действительно заслуживает восхищения.

В  Брюсселе действительно можно испытывать чувство гордости за свою страну. Какой ценой были достигнуты подобные результаты, разумеется, никого не интересует. Да и о перспективности существующих критериев тоже особо не говорят. Объясняется это очень просто: мы так независимы, что от нас ничего не зависит.

То есть Эстония со своим ВВП в пределах 214 828,1 миллиона крон и 1,4-миллионным народонаселением будет не способна причинить зоне евро особого ущерба. Даже в том случае, если наши статистические данные не совсем соответствуют действительности.

«Принятие Эстонии ничего не будет стоить», — неоднократно доводилось мне слышать в Брюсселе. Это значит, что возможность продемонстрировать Эстонию в качестве паиньки, который вопреки ожидающему впереди финансовому бремени продолжает демонстрировать свою веру в единую валюту, во много раз превышает возможные негативные последствия. Так что малые размеры на сей раз, кажется, пойдут нам на пользу.

Однако никто, даже сами европейские чиновники не ведают, какой в конечном итоге станет эта зона евро, в которую мы вступаем. Нынешний кризис вынуждает менять правила и механизмы контроля. Вероятно, членам ЕС придется отказываться от самостоятельности. Видимо, хрустящие купюры евро перевешивают эту неопределенность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.