39 депутатов Европейского парламента (ЕП) в начале мая создали Европейскую группу по историческому примирению, цель которой на грани невозможного – консолидация противоречивых интерпретаций истории 20-го века в единую историю Европы. Создала группу и будет руководить ею избранная от Латвии европарламентарий Сандра Калниете.

- Что побудило депутатов Европарламента, создавая группу по историческому примирению, обратиться к не разъясненным и в большинстве также неудобным вопросам истории?

- Надо уточнить, что это не институционная созданная каким-то решением структура Европарламента. У каждого депутата есть возможность заниматься поиском единомышленников. Эта группа – моя личная инициатива. Я обратилась к Тунне Келаму из Эстонии, Витаутасу Ландсбергису из Литвы, и мы решили такую группу создать. Большую часть организационной работы проделало именно мое бюро.

При создании такой группы важно, чтобы в ней были депутаты не только из той политической группы, к которой принадлежу я, но и из других. Это было нелегко, в особенности найти единомышленников из группы социалистов. Группа по историческому примирению должна быть достаточно представительной – с представителями Франции, Германии, Великобритании и других европейских стран. Я лично обращалась к этим людям, и результаты хорошие: в группе сейчас 39 депутатов, и перед следующим совещанием разошлю повторное приглашение еще другим депутатам, которые, хочется надеяться, присоединятся к нам.

- Как в связи с целями группы расцениваете ее неформальный статус, что можно рассматривать как недостаток влияния?

- Влияние появляется не от институционного статуса, а от активности деятельности. Я не сомневаюсь, что, работая активно, мы сможем существенно поспособствовать сплочению разделенной истории Европы.

- Название группы – группа по историческому примирению. Не свидетельствует ли это о поиске политических компромиссов за счет исторической правды?

- Нет. Чтобы можно было примириться, надо знать факты. Цель группы – помочь в изучении исторической правды, деидеологизировать историю. Мы политики, а не историки. Мы должны продемонстрировать, что у нас есть политическая воля выяснить историческую правду, понять и оценить, какова после пятидесятилетнего отделения Железным занавесом правдивая история стран Восточной Европы и Балтии.

Упреки и обвинения России в переписывании истории необоснованны. Фактически то, что происходило за Железным занавесом, в Европе по-настоящему не изучалось, не отражалось. События за ним были одним делом, а прошедший цензуру и идеологизированный рассказ о них – другим делом. 20 лет после падения Железного занавеса вроде бы достаточное время для узнавания правды, однако страны Балтии, прежде чем стать членами НАТО и ЕС, по прагматическим соображениям на политических уровнях вопросы исторической справедливости почти не рассматривали. Главным было ничем не осложнять наше вступление в эти организации.

Я как дипломат и позже как министр иностранных дел в период перед вступлением осознавала, что всему свое время. Есть цели и тактика по их достижению. В то время международное сообщество не так сильно поддерживало нас на пути к НАТО и ЕС, и мы не хотели посылать какой-то сигнал, что после вступления можем создать сложности.

- Цель группы – консолидация различных интерпретаций истории в единую историю Европы. Насколько это возможно? В Европе существует, как минимум, три культуры памяти: на Западе в исторической памяти доминирует нацистская оккупация и холокост, в России – сталинский культ освободителей, а восточноевропейцы эти события рассматривают через парадигму двух зол – коммунизма и нацизма.

- Очень точно охарактеризованная картина. Она сейчас меняется. Когда я была названа кандидатом от Латвии в Европейскую комиссию, меня пригласили открыть очень представительную книжную выставку в Лейпциге. В выступлении на открытии я позволила себе сказать, что нацизм и коммунизм это два криминальных режима, которые одинаково ответственны за свои деяния. Это вызвало бурю возмущения в Германии. Еще несколько лет до этого некоторые западные историки пытались сказать нечто подобное, но их общество заставляло помолчать. Это выступление в 2004 году, а в особенности декларация президента латвийского государства от 2005 года в связи с торжествами Дня Победы в Москве были поворотным пунктом.

Президент (Вайра Вике-Фрейберга) тогда получила много ответных писем от руководителей других стран с комментариями об оккупации, об ответственности, о преступениях сталинизма. В свою очередь, Россия обвинила страны Балтии в переписывании истории.
 
Если сегодня сравнить это с недавним интервью президента России в газете «Известия» - страны Балтии и там не щадятся, упомянуто даже возрождение фашизма. Однако он сказал, что цена, которую российский народ заплатил за победу в войне, была слишком высока из-за преступлений Сталина. Это важная вещь. Осуждение Медведевым преступлений сталинизма против своего народа и народов Европы открывает возможность для дальнейших позитивных перемен в отношениях России со странами Восточной Европы и, хочется надеяться, будет способствовать честной переоценке истории в самой России.

Вскоре после этого мир потрясла вторая катынская трагедия, за чем последовало трехкратная демонстрация фильма А.Вайды «Катынь» на российском телевидении. Ранее ничего подобного нельзя было представить. Еще в 2005 году президент Путин говорил, что развал СССР был величайшей геополитической катастрофой.

У такого важного явления, как оценка советского тоталитарного коммунизма, есть несколько измерений: историческое, фактологическое, политическое и правовое. В политическом ЕП играет большую роль. Когда депутаты от Восточной Европы и Балтии, будучи избранными впервые, пытались поднять этот вопрос, им было трудно получить поддержку. Но со временем им и лидерам мнений восточноевропейских стран удалость добиться изменения отношения.

2 апреля 2009 года ЕП принял очень важную резолюцию «Совесть Европы и тоталитаризм», за которую проголосовали все депутаты, за исключением 43, в том числе и те, кто ранее был настроен иначе. Это политический документ, за которым последовали как документы ОБСЕ, оценивающие сталинский режим, так и аналогичные документы Совета Европы. Это происходило медленно, но все же произошло.

Регулярным событием стали общественные слушания, по-английски - public hearing. Это большие публичные собрания, которые вначале организовывала Европейская комиссия, потом – Европарламент, получили большой резонанс. Говоря о международной правовой оценке нужно упомянуть два вердикта Европейского суда по правам человека в отношении Латвии. Первый – «Татьяна Жданок против Латвии», в котором констатирован факт оккупации Латвии с точки зрения международного права. Второй - вердикт Большой палаты Европейского суда по правам человека по делу «Василий Кононов против Латвии». Это первый случай, когда кто-то из союзников во Второй мировой войне, в данном случае – солдат Советского Союза, признан виновным в преступлениях против мирных жителей. Это революция!

- Есть ли признаки того, что неприятные вопросы истории скоро могут постучаться и в двери западных союзников во Второй мировой войне? Например, не считается ли бомбардировка Дрездена преступлением против мирных жителей? Как в действительности оценивать Мюнхенское соглашение и т.п.? Вы готовы к этому?

- Если эти вопросы будут актуализированы, подумаем, что делать. Вопросы о Дрездене и Мюнхенском соглашении тяжелые, сейчас о них даже историки спорят.

Наши ближайшие планы таковы. В 2007 году Европейский совет по юридическим и внутренним делам принял основополагающее решении о борьбе с определенными формами расизма и ксенофобии, которое запрещает оправдание, отрицание или грубую банализацию совершенных нацизмом преступлений. Страны Балтии, Польша и Венгрия хотели включить аналогичные формулировки о сталинизме, но это было отклонено. Однако Совет поручил Еврокомиссии разработать доклад о том, необходимо ли в европейское законодательство включить такие нормы и в какой форме это делать. В конце этого года Еврокомиссия должна представить этот доклад Совету.

Еврокомиссия заказала одному из испанских университетов исследование о том, какая практика в отношении осуждения тоталитарных режимов существует во всех 27 странах ЕС. На основании этого исследования, Еврокомиссия разработает свои рекомендации. ЕП должен выразить свою позицию в этом вопросе, и это первая большая задача нашей группы. Депутаты ЕП должны работать со своими правительствами, с министрами, которые будут рассматривать этот доклад.

В следующем году президентство в ЕП выпадает двум восточноевропейским странам - Польше и Венгрии, и это совпадает с 20-летием развала СССР. Группа по истории должна использовать эти президентства, чтобы обратить усиленное внимание на правдивую историю Железного занавеса. Параллельно ведется работа над «Европейским домом истории», в котором будет экспозиция об истории Европы. Наша группа хочет принять участие в создании «Европейского дома истории» со своими предложениями. Жаль, что в научный совет «дома» не включен никто из историков стран Балтии, что латвийские историки мало известны на международном уровне.

Сейчас во всех странах Восточной Европы изучают историю вертикально – что происходило конкретно в каждой стране. Однако пришло время подумать и о горизонтальном изучении истории, когда знания, накопленные в отдельных странах, создают основу для изучения взаимосвязей. В идеале было бы создать научно-исследовательский институт, который изучал бы то общее, что характерно для тоталитарного коммунизма в отделенных Железным занавесом государствах. Например, такой институт можно было бы создать при «Доме истории». Сегодня в сознании европейцев коммунизм – это нечто непонятное, с наивными представления о братстве и равенстве. Европейцы почти ничего не знают о больших преступлениях и миллионах репрессированных. Хотелось бы в скором времени способствовать докладу ЕП о том, как в странах-членах ЕС школьникам рассказывают о тоталитарном коммунизме, сталинской диктатуре и Железном занавесе.

В ЕП вопросы истории по-прежнему политизированы. Нужно учитывать то, каков политический фон – в нескольких европейских странах правительства социалистов. Есть и правые правительства, в составе которых социалисты.

- Социалисты, казалось бы, должны быть заинтересованы в выяснении исторических фактов, потому что советский социализм можно трактовать как дискредитацию идеи, по меньшей мере, во всей Восточной Европе...

- У социалистов довольно пестрый состав – бывшие троцкисты, маоисты, синдикалисты, коммунисты и т.д. Кроме того, актуализируется вопрос о прошлом этого движения. Социалисты не заинтересованы в ревизии своей идеологии.

- В политических кругах Европы вообще нет особо большого интереса поднимать неудобные с политической точки зрения вопросы истории.

- Это в основном связано с Россией, которая отказ затрагивать вопросы советского прошлого выдвигает в качестве условия для сотрудничества. Поэтому и часть правых политиков эти вопросы не поднимает. Важно, чтобы эти и другие неудобные темы истории были включены в систему образования во всей Европе. Например, в Швеции во время правления модератов удалось добиться этого, правда, при огромном сопротивлении общества, которое считало, что нельзя навязывать, что преподавать, а что нет. И интересно - одновременно считается: о нацизме надо рассказывать, а о тоталитарном коммунизме – нет.

- Перед торжествами 9 мая президент России осудил советский тоталитаризм и коммунизм. Польше возвращены документы о катынской бойне. В то же время последовала жесткая реакция России на упомянутый вердикт Европейского суда по правам человека по делу Кононова. Что, по-вашему, происходит с позицией России в отношении вопросов истории? Был ли шаг президента накануне праздника всего лишь кратковременным жестом, или, может, прагматичным шагом на длительную перспективу?

- Думаю, что это были краткосрочные и прагматичные жесты. Однако сказанное слово не отзовешь. Через несколько дней после торжеств появилась информация о новой внешнеполитической доктрине России, и в отношении стран Балтии она заключается в использовании всех возможностей – экономики, инфраструктуры, железных дорог, портов – для укрепления своего влияния и уменьшения влияния Европы. И хорошо организованная истерия о решении Европейского суда по правам человека по делу Кононова показывает, что перемены не будут легкими и быстрыми.

- Как с позиций Балтии вы оцениваете факт, что в новой стратегии НАТО одновременно предусмотрена разработка планов обороны для государств Балтии и намечено углубление партнерства с Россией?

- США четко сказали, что мы их стратегические партнеры, 5-й параграф договора о НАТО действует, и надежная обороноспособность каждого государства-участника это гарантии надежности всего НАТО. Важно, чтобы во всех форматах, в которых происходит диалог США с Россией, диалог других стран-членов НАТО с Россией, у стран Балтии была бы возможность принимать участие, а также сказать свое слово.

Чем больше Россия интегрируется в международные структуры, тем лучше. Традиционная позиция России до сих пор базировалась на самоизоляции. В свою очередь, в Европе выработана культура сотрудничества. Диалог с Россией нужно формировать, но нужно формулировать также и принципы.

 

- В данное время создается Европейская служба внешней деятельности. Какими в ней могут быть интересы и возможности стран Балтии?

- Мы заинтересованы, чтобы профессионалы нашей службы иностранных дел были туда включены. Нужно самим активно претендовать на это.

 

Перевод: Лариса Дереча