В последнее время вера в евро пошатнулась. Но есть ещё в Европе уголок, где единую европейскую валюту отстаивают с евангельским усердием.

На прошлой неделе Эстония получила от руководителей Европейского союза окончательное «добро» на то, чтобы в следующем январе стать семнадцатым членом зоны евро – и первой бывшей советской республикой, получившей сюда доступ.

Андриус Кубилиус (Andrius Kubilius), премьер-министр Литвы, говорит, что вступление Эстонии в еврозону ускорит проведение экономических реформ во всем балтийском регионе, так как соседние страны удвоят свои усилия в стремлении последовать её примеру.

Это решение показало, что еврозона по прежнему открыта для новых членов, несмотря на суверенный долговой кризис Европы, заявил литовский премьер в интервью FT. Это облегчит для Литвы и Латвии получение политической поддержки при осуществлении ими более чем болезненных мер по самоограничению, необходимых, чтобы достигнуть соответствия требованиям к вхождению в зону евро.

«Для нас это стимул; ведь если что-то удалось соседу, вам захочется доказать себе, что вы тоже это можете, - заявил Кубилиус. – Это полезно для Балтии; но и для зоны евро тоже хорошо, что, несмотря на все сложности, политическая воля [к расширению] сохраняется».

Хотя Польша и некоторые другие потенциальные кандидаты на вступление в зону евро охладели к этой валюте, страны Балтии по-прежнему рассматривают её как источник стабильности и, что самое важное, как путь к цементированию своего положения в ЕС, после десятилетий пребывания в сфере влияния России.

Вступление Эстонии в зону евро назначено на 1 января 2011 года, после того, как она, опередив своих соседей, смогла вывести свой государственный бюджет на уровень соответствия вступительным требованиям. Литва и Латвия собираются присоединиться к зоне евро в 2014 году, однако обе страны столкнулись настоятельной необходимостью сократить тяжелый дефицит бюджета, возникший после того, как в 2008 году лопнул балтийский «кредитный пузырь».

По словам Кубилиуса, страны Балтии находятся ещё в лучшем по сравнению с остальной Европой положении, потому что раньше начали принимать меры по налогово-бюджетной консолидации. Литве удалось добиться сокращения бюджетного дефицита, достигающего примерно 8 процентов внутреннего валового дохода в прошлом году; она планирует осуществления мер такого же масштаба в этом и в будущем году.

Вместо увеличения налогов урезается большинство расходов, включая 5% сокращение пенсий и в среднем 10% снижение уровня зарплат в государственном секторе. Кубилиус заявил, что он «совершенно уверен», что Литве удастся сократить бюджетный дефицит с 8 процентов в прошлом году до 3 процентов – максимального уровня, допустимого правилами еврозоны, - в 2012 году.

«Нелегко было убедить наших людей в необходимости урезать бюджет, когда другие европейские страны пытаются найти выход из кризиса через увеличение трат, - сказал он. – Но это было хорошее решение, нам не стоило тянуть с этим дальше».

Кубилиус беседовал со своим греческим коллегой, Джорджем Папандреу, (George Papandreou) на заседаниях Евросоюза, посвященных литовскому опыту, и  предостерег Грецию и другие европейские страны с критической ситуацией в области финансов, что не стоит медлить с принятием активных мер. «Мой совет [другим странам] очень прост: как можно скорее приступайте к консолидации бюджета. Не ждите, пока ситуация осложнится ещё сильнее».

По его словам, Папандреу проявил интерес к относительно успешным усилиям Литвы по выработке социального консенсуса для проведения таких суровых и требующих самоограничения мер, что составило резкий контраст с уличными протестами, которыми ответило на предложение о сокращении бюджета население Греции. «Хорошо бы, если это только возможно, усадить основные заинтересованные стороны – представителей рабочих организаций и торгово-промышленных ассоциаций – за стол переговоров, спросить, что они посоветуют, и достигнуть общего понимания».

Заинтересованность Литвы и Латвии в членстве в зоне евро облегчает им задачу снижения бюджетного дефицита. Однако, как заявил Кубилиус, в достижении сбалансированности бюджета есть и «моральная» составляющая: государственный бюджет должен быть в равной мере применим ко всей Европе. «До кризиса у нас была легкая жизнь. Каждый тратил деньги легко, и представлял себе, что такая жизнь будет продолжаться вечно, - сказал он. – Нам нужно учиться тому, что нельзя жить не по средствам». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.