Для начала уточню: лично у меня нет особых оснований рвать глотку в защиту главного редактора "МК- Эстония" Павла Иванова. Да и не нуждается он в моей защите. Речь пойдет не о личностях, а о том, что в Эстонии создан прецедент двойного стандарта в отношении свободы слова.

Вспомните, что началось, когда молодого человека, обхамившего Чрезвычайного и полномочного посла России, в его родной школе только попытались осудить. Сам министр образования предупредил: мол, если только хоть один волосок, если только хоть одним пальцем тронут Сергея Метлева!.. Ведь он имел право высказать свое мнение, ведь у нас — свобода слова!

А тут недавно Харьюский уездный суд обязал издателя русскоязычной газеты "МК-Эстония" выплатить компенсацию за оскорбление чести Сергею Метлеву. Юноша счел себя оскорбленным цитатами из Интернета, которые приводились в статье "Минута славы Сережи Метлева", опубликованной в еженедельнике "МК-Эстония" в конце марта 2009 года.

И, хотя сам истец оценил свою честь и достоинство в 25 тысяч, суд обязал издателя компенсировать оскорбление в размере всего 5 тысяч уходящих крон. Чисто символическое наказание. (Теперь, наверное, юноша подаст в суд за оскорбление его достоинства, ведь такое решение равносильно пощечине, хотя, вроде бы, формально говорит и в его пользу. Но факт остается фактом: газета наказана. Как, впрочем, и все эстонское общество.)

И это уже не "Минута славы". Это — "Поле чудес", сами знаете, в какой стране. Потому что в этой стране свобода слова, видимо, существует для избранных, отстаивающих идеи и интересы определенной партии.

А началось это не сегодня, и Сергей Метлев — не первый, кого так рьяно защищают взрослые из "руководящей и направляющей силы эстонского общества". Достаточно вспомнить, что когда гимназистка старших классов Ахтмеской гимназии Кохтла-Ярве Анна-Мария Галоян начала жаловаться по поводу нелояльности руководства школы к Эстонии, к государственному языку, за нее тоже кое-кто начал рвать глотку. И девушка уже тогда вошла в большую политику. Позже окажется, что не вошла, а вляпалась.

* * *

Публичность подразумевает не только публичный дом или принадлежность к древнейшей профессии. Ассамблея ученических представительств, "Открытая Республика"  — известные организации, а люди, входившие или входящие в их руководство — публичные люди. Даже, если хотите, где-то и политики. Какие — другое дело. Главное, что они сами избрали себе такую стезю: быть на виду, а имя их чтобы было на слуху и у власть имущих, и у простых смертных.

Итак, молодой политик Метлев счел себя оскорбленным и нашел крайнего: газету, которая процитировала пользователей нескольких Интернет-сайтов. Суд, возможно, памятуя, что у жалобщика есть высокие покровители в "руководящей и направляющей", принимает решение поставить на место газетенку, чтоб и другим впредь неповадно было.

Однако, понял ли суд первой инстанции, вынося решение в пользу Метлева, да и сам жалобщик, что таким образом они опустили ниже плинтуса не кого-нибудь, а самого министра юстиции Эстонской Республики Рейна Ланга. Каким образом, спросите? А вот таким…

Еще до так называемых "бронзовых" событий нынешний наставник Сергея Метлева — Евгений Криштафович критиковал в своем блоге так называемых "контактных лиц Российского посольства" (ну и терминология у молодых людей!) за то, что они стояли с матерными плакатами в адрес Ансипа. Помните, стояла группа людей с плакатами, где было крупно написано: "Ансипа на ХУ…". И меленько, как многоточие, "тор". То есть, пикетчики фактически послали премьер-министра куда подальше бабочек ловить.

Буквально в этот же день Актуальная камера на русском языке обратилась к Рейну Лангу с вопросом: "Выходит, что в Эстонии можно послать политика куда подальше?"
А теперь внимательно смотрите, что ответил министр юстиции. "Конечно, ругательства и оскорбления всегда некорректны, но, если они не представляют реальной угрозы или опасности для жизни или здоровья, нужно к этому толерантнее относиться, как принято в западных христианских странах". Что же это такое получается? Если исходить из решения суда первой инстанции, мы живем не в "западной христианской стране", а в каком-то восточном, языческом государстве? Кстати, некоторые правозащитники, в том числе из тех, кого обзывают "контактными лицами", это уже давно утверждают. Соглашаться с ними или нет — личное дело каждого, но получается, что юноша, являющий образец лояльности к Эстонии, доказал в суде их правоту?

* * *

Не помню кто — то ли Иванов, то ли Метлев — где-то упоминал, что готовы дойти до Европейского суда в поисках истины. Так вот, кстати, о птичках. В смысле о Европейском суде по правам человека.

В 2008-2009 году в Кохтла-Ярве судили человека за организацию так называемых "бронзовых" беспорядков в Йыхви. Среди прочего, ему шили и оскорбление премьер-министра Ансипа.

Приведу кусочек из стенограммы прений обвинения и защиты.

Государственный обвинитель Антти Айтсен: "В Эстонской Республике имелась и имеется свобода слова. Говоря о событиях, связанных с переносом Бронзового солдата, подсудимый говорил о том, что определенные лица в Эстонии получают слишком большую зарплату. Также выражал недовольство деятельностью правительства Эстонской Республики, премьер-министра. На видео зафиксированы выступления подсудимого, где он использует выражения, исходя из смысла которых, можно говорить о воодушевлении на нарушение общественного порядка. Там есть фразы, разжигающие социальную ненависть.

В Эстонской Республике имелась и имеется свобода слова. У каждого, кто живет в эстонском обществе, имеется право выражать свое мнение и быть недовольным каким-либо мероприятием или явлением. Но при выражении своего мнения лицо обязано считаться с другими лицами, учитывать и оценивать, могут ли его слова привести к каким-либо иным последствиям, и также оно обязано отвечать за эти последствия, если они наступят.

Герасимов говорил о переносе памятника и в то же время перепрыгивал на другие темы — убеждал участников собрания, что жизнь каждого подорожает в два или три раза, о транзите, сколько человек заняты вокруг этого. Следующее выражение: "Они и есть те тупоголовые, которые пришли к власти и им моча в голову ударила".

Подсудимый, выступая перед десятками людей в дневное время, сознательно уничижает правительство республики, выставляет его в плохом виде. Вопрос в том, какими словами подсудимый выражал свое мнение. Можно сказать, что правительство республики некомпетентно, не справляется со своими обязанностями, не может решать определенные социальные проблемы. Такие выражения не содержат уничижительного тона. В то же время, если используется выражение "им ударила моча в голову", не о правительстве республики, а конкретных лицах, которые находятся у власти, тем самым подсудимый сознательно направляет слушающих на пренебрежительность, уничижение, и создает у участников собрания негативные чувства в отношении правительства республики. Тем самым он добивается, чтобы слушающие в ухудшении качества жизни обвиняли тех лиц, которые находятся у власти".

Адвокат Александр Кустов: "Обвинение ошибочно считает преступлением тот факт, что мой подзащитный, выступив на стихийном митинге, высказал свое личное мнение. Хотелось бы подчеркнуть, свобода выражения мнения является одной из существенных основ демократического общества. Свобода выражения мнения, как она определяется в пункте 1 статьи 10 Европейской Конвенции по правам человека, представляет собой одну из несущих опор демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого его члена. Свобода выражения мнения, по оценке Европейского суда по правам человека, охватывает не только информацию или идеи, которые встречаются в благоприятном или рассматриваются как в безобидном направлении, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества. Именно так написано в делах Европейского суда по правам человека. (Следует ссылка на конкретные дела. Авт.)

О свободе выражения мнения говорится не только в упомянутой мной статье Европейской Конвенции по правам человека. Но и в статье 45 Эстонской Республики, где закреплено право каждого человека свободно распространять идеи, мнения, убеждения, и иную информацию, устно, печатно и иным способом…

В своей практике Европейский суд по правам человека различает факты и оценочные суждения. По мнению Европейского суда, требование доказывать правдивость этического высказывания, является невозможным для выполнения, и нарушает свободу на собственную точку зрения, являющуюся фундаментальной частью права, защищенного статьей 10 Европейской Конвенцией по правам человека.

Европейский суд по правам человека в деле "Украинская пресс-группа против Украины" в пунктах 67 — 69, оценивая доводы обеих сторон, отметил, что эти публикации содержали критику в форме сильных полемических саркастических высказываний. И далее суд пишет: "Истцы были оскорблены и, возможно, даже шокированы, хотя, при выборе своей профессии они открыли себя для такой критики. И это то бремя, которое они в демократическом обществе должны принять на себя".

* * *

Метлев — конечно же, не Ансип. Пока не Ансип. Но, как мы говорили в начале, он — публичный человек. Он сам на себя "взвалил бремя". Или на него взвалили. Так чего уж теперь искать крайних? Да еще так топорно, подставляя своего гуру — министра юстиции западной христианской страны.

А Басманный… тьфу ты, оговорился, Харьюский уездный суд вообще трудно понять: министр юстиции, фактически, разрешает посылать политиков куда подальше, а в первой судебной инстанции за это наказывают деньгами, хоть и меньшими, чем просил обиженный истец.

Сдается, что и впрямь в этой стране Фемида руководствуется двойными стандартами. Осталось, разве что, составить список для СМИ: кого из политиков можно посылать на ХУ…тор, а кого категорически воспрещается. Хотя, можно догадаться и без бумажки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.