Чтобы никто позже с наигранным удивлением в голосе не говорил: мы же не могли представить, что результаты выборов в Сейм 10-го созыва могут так существенно изменить Латвию!

14 июля в газете «Телеграф» опубликовано программное интервью с лидером «Центра согласия» Янисом Урбановичем, в котором он четко обозначил свое видение будущего Латвии, предусматривающее фундаментальное преобразование государства. На взгляд Урбановича, до сих пор было две Латвийских Республики: первая существовала с 1918 по 1940 годы, вторая – с 1990 по 2008 годы. Теперь пришло время создать «Третью республику», и Урбанович не скрывает: «Лично я здесь – радикал». «Нужно пересмотреть все».

Урбанович не коснулся таких мелочей, как увеличение праздничных дней, однако было бы логично, если к 18 ноября «Первой Республики» и 4 мая «Второй Республики» добавилась бы еще какая-либо равная по значимости дата «Третьей Республики». (9 мая?).

Самое важное в предложении Урбановича – это прямая увязка нулевого варианта гражданства и введения второго государственного языка с преодолением экономического кризиса, поскольку спасение может придти только с Востока. Что именно Урбанович надеется оттуда получить, он в действительности так и не сказал. Упомянул необходимость искать способы, как укрепиться на этом рынке. Со следующим вдохом он заявил, что нам там нечего искать, потому что «наш бекон там уже никому не нужен, транзит - неинтересен». Единственное преимущество Латвии в том, что здесь живет много русских, и, «если мы договоримся с русскими Латвии, то они будут самыми сильными и удачными лоббистами интересов страны за рубежом».
У Урбановича есть ясное основание для такой сделки: «Если мы договоримся о пути совместного вывода страны из кризиса, мы договоримся, в том числе и о ликвидации статуса негражданина».
Однако остается без ответа вопрос: интересы какого именно государства будут лоббировать русские Латвии за границей, то есть в России? Раз никого наши изделия и услуги не интересуют, что мы можем продать России?

Государство, которое не может продать свои изделия, должно продаться само. На это Урбанович косвенно и указывает, допуская выпуск на рынок акций государственных предприятий и говоря о необходимости пересмотреть отношения с Европейской комиссией и Международным валютным фондом. «Я знаю, как получить больше свободы, не разрывая отношений с ними», - сказал Урбанович. Не является ли это случайно намеком на подготовку пойти по протоптанной Украиной тропинке, которая получила эту «большую свободу» от МВФ благодаря многомиллиардным инъекциям от России?

Сказанное Урбановичем – отличная иллюстрация той политики, которую Шведское агентство оборонных исследований описало в недавнем исследовании об экономическом влиянии России в странах Балтии. В документе констатировано, что инвестиции и торговля России со странами Балтии зачастую вытекают не из экономической логики, а из желания оказать на эти страны давление.

Однако цель России не только увеличить влияние в Балтии. Она хочет использовать растущее влияние в Восточной Европе как плацдарм для политической и экономической экспансии в Западной Европе. Как написано в обобщении исследования на английском языке, рост этого влияния «может ослабить государственность Эстонии, Латвии и Литвы и ограничить свободу их действий». «Рычаги экономического влияния России создают угрозу того, что государства Балтии могут быть использованы в качестве инструментов в евроатлантических структурах, и в итоге – как буферная зона между США и дружественными им странами Западной Европы».

Тут мы видим, что означает «Третья республика» - геополитический вассал России, экономическое выживание которого зависит от доброжелательности хозяина. Урбанович хорошо понимает, что такая грубо сформулированная программа отпугнет людей, и потому все же признает, что изменения могут потребовать определенного времени. «Даже если мы завтра получим 90% голосов, мы не сможем утверждать законы, которые не приемлет общество. Тут же толпы будут на улице. Сейм будет распущен. И потом мы не получим ни одного голоса».

Значит, Урбанович еще считается с готовностью президента Затлерса инициировать роспуск Сейма, но срок его полномочий заканчивается через год. До этого времени перемены надо осуществлять так, чтобы никто не понял, кто за них на самом деле отвечает, и Урбанович пускает в ход ловкий прием, как заморочить головы избирателям и скрыть следы политического влияния: правительство «темных лошадок».

Его основное требование по формированию нового Кабинета министров после выборов: чтобы там не было никого, кто избран в Сейм. «Должна быть стена» между парламентом и правительством, чтобы министры могли выполнять конкретную программу «по республике, которую мы создадим». Это требование для Урбановича настолько важно, что он даже грозит инспирированным Россией этническим насилием, если оно не будет выполнено. «Если этого не сделают, будет Бишкек», - сказал он, сославшись на недавние погромы, во время которых был свергнут впавший в немилость Кремля правитель Киргизии.

Разумеется, Урбанович манипулирует популярным лозунгом о том, что министры должны быть профессионалами. Какие отличные результаты дает такой подход, видим по нашей системе здравоохранения, за которую в последние 20 лет отвечали почти только министры-врачи. Однако подлинная цель Урбановича: скрыть от избирателей, кто за какие решения отвечает. Ни партиям не придется отвечать за своих министров (как Народная партия теперь хочет забыть об Атисе Салктерисе), ни Сейму – за правительство, которое сконцентрирует в себе все больше власти. Важнейшие рычаги демократии будут сломаны.

Это удивительная откровенность - политик излагает свои планы, делает вывод, что их немедленное внедрение вызовет уличные протесты, а потом рассказывает, как он наметил обвести избирателей вокруг пальца.

Чтобы не вызвать на улицы «толпы», все будет происходить постепенно, однако, в одно прекрасное утро через год или полтора, проснувшись в радикально другой Латвии, не будем жаловаться, что мы же не могли знать, что нас ждет в случае победы «Центра согласия».

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.