В конце прошлой недели президент Литвы Даля Грибаускайте дала интервью телеканалу TV3. Выступление главы страны уже сравнивают с программной установкой Грибаускайте на годы вперед. Главным тезисом выступления, пожалуй, стало заявление, что Литва более не желает оставаться инструментом внешней политики США. После такого заявления на Грибаускайте уже обрушились с лавиной критики и упреков, что она вот-вот доведет страну до того, что Литва лишится главного своего союзника. «Литовский курьер» публикует интервью президента полностью.

- Вы декларируете изменившуюся точку зрения на Беларусь – соседнее государство, но вот белорусские должностные лица задержали литовского работника полиции с наркотиками. Все это очень похоже на провокацию с белорусской стороны. Как вы думаете?

- Ну, провокация ли это, ответ даст время. Какая сторона и кто провоцировал, это тоже покажет время. Хотела бы только упомянуть, что наши отношения с Беларусью развиваются действительно динамично, в хорошем направлении, особенно отношения в сфере бизнеса. Наши так называемые хозяйствующие субъекты действительно находят там более хорошие и благоприятные условия для развития в Беларуси бизнеса.

У нас есть второй случай, когда нам был дан хороший знак – это серьезная подвижка в деле В. Усхопчика. Ну и сейчас наш гражданин был передан Литве, и, ясно, в любом случае уже объявлено внутреннее расследование, которое будет проводить сам Департамент полиции.

- Скажите, вы сами лично общались  с господином А. Лукашенко? Вызывает ли он у вас чувство доверия? Потому что, например, литовские дипломаты говорят, что Литва ведет крупную игру между Беларусью и Россией, не ясно, какая сторона еще может победить?

- Ну, между этими двумя странами мы пытаемся не вести никакую игру, но я хотела бы иметь объективно хорошие отношения со всеми   соседями, насколько это возможно, без всякой наивности понимая ситуацию и ее сложность, в конце концов исторический опыт. Я также хотела бы, насколько это выгодно обеим сторонам, иметь хорошие отношения со всеми соседями.

- Госпожа президент, каким вы прогнозируете политический сезон Литвы? Весной, в начале лета ваша позиция в отношении премьера А. Кубилюса, можно сказать, стала более жесткой. Значит ли это, что вы уже меньше доверяете этому премьеру и видите другую альтернативу?

- Нет, я пока альтернативы не вижу. Позиция ужесточается, потому что я вижу больше ошибок и хотела бы, чтобы они исправлялись быстрее. Ужесточилась и будет ужесточаться потому, что все-таки правящее большинство не укрепляет своих позиций в Сейме, а смотрит на этот процесс несколько со стороны, словно пускает на самотек. Такое пассивное наблюдение за политическими процессами в самом правящем большинстве несколько удивляет меня.

-  Почему не были учтены ваши рекомендации о расширении правящего большинства?

- Думаю, что это было ошибкой.

- Вообще в отношениях с Россией все выглядит довольно неплохо: конфликт перевозчиков был разрешен, новых конфликтов не было, потому что вы вроде бы и отступились от этой так называемой восточной политики. Несколько прохладнее Литва ведет себя в отношении Грузии, Украины, как бы больше уже не нашей, Молдавии... Это показывает, что вы и впредь будете придерживаться такой политики, тогда, может, и не будет конфликтной ситуации с Россией.

- Я ни на какие переговоры ни с каким государством не пойду, и Литве, пока я буду президентом, не будет диктовать никто. На первом месте как во внутренней, так и во внешней политике будет интерес Литвы. А констатировать, что я отступила, что наша внешняя политика отвлеклась от Украины и Грузии, было бы действительно легкомысленно, потому что мы сохраняем все рычаги и все программы сотрудничества со всеми странами – Украиной, Грузией, Молдавией. А, как я уже сказала, в переговоры ни с кем действительно не буду пускаться, и это вообще не цена, которую Литва может платить.

- Рядовым людям очень приятно слышать, что вот пока правит эта президент, Литва не будет впутываться ни в какие переговоры и никто не будет диктовать. Скажите, устраивает ли такая политика США, которые всегда были стратегическим партнером, другом Литвы?

- Вот в этом, пожалуй, и будет самое большое отличие, которое я могла бы оценить. В самом деле, Соединенные Штаты остаются для нас важнейшим стратегическим партнером в сфере безопасности и в рамках НАТО, но Литва не будет исполнителем внешней политики ни Соединенных Штатов, ни России. Литва будет проводить свою внешнюю политику.

- Вы хотите сказать, что все время, пока Литва покорно соглашалась с просьбами или требованиями США, мы были политическими заложниками Соединенных Штатов Америки?

- Практически могла бы ответить – да.

- А в чем сейчас изменилась политика Америки в отношении стран Балтии? Говорят, что с приходом Б. Обамы отношение резко изменилось. Как вы думаете?

- Я, может быть, вела речь не об изменении в отношении стран Балтии, но о том, что во внешней политике нынешней администрации США появились новые приоритеты, и Европа не столь важна, как была раньше. В том числе, ясно, и наше государство. Вот так бы я сказала вкратце конкретизировать.

- В обществе сознательно или несознательно эскалировалось принятое вами решение не ехать в Прагу на встречу с президентом США. Вы очень сдержанно пояснили и обосновали это свое решение. Почему все-таки вы избегаете четко пояснить ваши решения, и не только по этому вопросу?

- Некоторые решения, которые я принимаю, особенно в сфере внешней политики, не всегда могут очень детально комментироваться, потому что могут нарушить баланс или межгосударственные отношения. Поэтому зачастую я говорю то, что могу сказать в данной ситуации. Значит, и пояснение, которое было публично представлено по вопросу пражской встречи, соответствовало той ситуации, возможностям того периода времени.

Сейчас могу сказать больше: это было связано с переговорами между США и Россией о разоружении в мире, в том числе и в Европе. Видя, что это может не отвечать интересам Восточной Европы и стран Балтийского региона,  я не хотела пить шампанское за такую перспективу.

- Вы могли бы объяснить, почему это не отвечает интересам стран Балтии и Восточной Европы?

- Результат мы еще увидим, чего доброго, но я не хотела бы, чтобы это делалось за счет нашей безопасности или европейского разоружения, за счет стран Балтии.

- Вас критикуют за то, что, дескать, маленькое государство перечит такому могучему государству как Соединенные Штаты. Говорят, что это не тот способ пояснить Америке, что она поступает неправильно.

- Я хочу очень четко сформулировать: не важно, маленькое мы государство или большое, никто ни перед кем «не возникает». Я только хочу сказать, что если мы будем сами уважать себя, то нас будут уважать и маленькие, и большие. Этого как раз и не хватало, когда я смотрела на Литву и ее прежнюю внешнюю политику.

- Как вы думаете, взаимоотношения президента с правительством зависят от личностей президента и премьера, достаточно ли правовых актов, чтобы каждый знал свое место? Иногда кажется, что от конкретного человека зависит, какую долю полномочий он способен взять на себя и как он реализует их.

- В зависимости от человека – премьера или президента – очень по-разному в качественном и количественном отношении можно пользоваться теми полномочиями, которые предусмотрены Конституцией и законами. Стало быть, все зависит и от законодательной базы, и, несомненно, от личности, которая хочет или не хочет использовать все предоставляемые ей законами возможности.

- Иначе говоря, А. Кубилюс сделал ошибку, что не вернулся из отпуска и не побывал в разоренных шквалом регионах...

- Пусть люди решают. Что я, глава государства, ездила туда, то на то я и глава государства. А это значит, что я должна быть рядом с людьми, и когда им хорошо, и когда плохо. И я беру на себя всю ответственность за правительство, потому что я назначаю премьера, я  окончательно  назначаю министров. В конце концов, за то, что они делают хорошо или плохо, должна буду взять ответственность и я. Я не могу устраниться, смотреть со стороны и говорить: «Это дело правительства, меня это не касается». Когда беда, я должна быть рядом с людьми.

- Так вы не чувствуете, что переступили границы полномочий главы государства, распределяя деньги – тут на палатки, там – на крыши?


- Деньги я действительно не распределяла, все было согласовано, я знала, что можно обещать, чего нет. Никогда не обещаю того, что сделать невозможно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.