«Мы должны быть готовыми к тому, что в будущем все очень стремительно будет меняться, но нужно стараться сохранить свои культурные и национальные особенности», - сказал Леонидас Донскис, депутат Европейского парламента от Литвы и широко известный за пределами своей родины философ.

Донскис учился и работал преподавателем в вузах Великобритании, США и других стран. Пишет по-литовски и по-английски, его книги переведены на многие языки. В кругу его тем, в том числе и вопросы идентичности и культуры.

- Профессор Университета Страдиня Сергей Крук некоторое время назад заявил: «Если будет взгляд, что необходимо сохранить латышский язык и культуру, то такая политика разрушительная (...) Для того чтобы Латвия стала современным и экономически сильным государством, нужно бороться против многих латышских ценностей».

- Судя по высказываниям, их произнес человек, который не очень любит свое государство. Правда, у человека есть также право не любить свое государство... Однако ничего позитивного в этом нет. Ну, не любит человек свое государство – что поделаешь? Во Франции аналогичные высказывания о французском языке и культуре вызвали бы скандал. Французы защищают языковое пространство франкоязычных намного более горячо, чем латыши или литовцы. Мы интересны для других как люди и как государства только в том случае, если у нас есть свое лицо, свои особенности.

С другой стороны, я как либерал говорю: если нужно выбирать между правдой и государством, я выберу правду; если выбирать между человечеством и своим государством, я выберу человечество. Но из этого не вытекает тезис, что не нужно любить свое государство, свою культуру. Как философ я не буду интересен ни дня француза, ни для итальянца, ни для испанца, если начну писать, как безликий, безнациональный академик.

- Дискуссии об идентичности намного шире развернулись в Литве. Известный поэт литовского происхождения, бывший диссидент, а ныне профессор Йельского университета Томас Венцлова упрекает, что литовцы стали слишком закрытыми и даже враждебными по отношению к другим культурам. Это вызвало резкие возражения.

- Но Венцлова не утверждает, что Литве нужно отказаться самой от себя - от своего языка или культуры. Это было бы полным абсурдом! Венцлова только говорит о том, что литовскую гордость нужно соизмерять с современным миром. Например, те люди, которые переселяются в Литву, - русские или турки, сербы или итальянцы, - если они будут говорить по-литовски и пожелают стать частью нашего общества, то «технически и политически», как говорит Венцлова, эти люди будут литовцами. И их дети тоже. Думать иначе означает перейти к парадигме расизма. Считать, что в принципе люди, у которых другой цвет кожи или иная религиозная принадлежность, не могут стать гражданами определенного государства и  принадлежащими ему, - это просто расизм, ксенофобия.

Статья Венцловы была важной потому, что откликалась на определенные процессы, определенные высказывания. Например, человек, которого в Литве уважали и любили, - философ Арвидас Йозайтис теперь высказывается примерно так: мол, что произойдет с Литвой, если сюда явится орда чужеземцев, для которых Литва ничего не значит? Он также добавил, что любого порядочного человека рано или поздно обвинят в антисемитизме. Иначе он не порядочный человек...

Перестройка в Литву пришла сравнительно поздно, и фактически  литовский Саюдис предварил Йозайтис выступлением о Европе, демократии и Литве. Недавно также Витаутас Раджвилас опубликовал ряд статей, в которых сравнивал Европейский союз с Советским Союзом, указывая, что якобы произошла вторичная оккупация Литвы, что Литва утратила свою независимость. С точки зрения международной политики и здравого смысла это легко опровергнуть. Но тут уместен вопрос: как люди, которых в Литве уважали и почитали, как героев Саюдиса, дошли до чего-то такого? И Венцлова ищет причины: местный микроклимат, состояние политиков, партий и политической структуры, где можно делать карьеру на таком абсурде, невежественных высказываниях.

Нужно спросить: как же ЕС может стать угрозой литовской культуре и языку, если в ЕС есть все языки стран-участниц? Европарламентарий может не понимать ни одного иностранного языка и работать благодаря службе перевода. Так что, в этом смысле в Литве бьют ложную тревогу.
Но что на самом деле происходит? Народам Балтии в советское время, когда власть отняла у нас даже нашу историю, выжить и сохранить свою культуру помог консервативный национализм. Мы находили передышку в истории 19-го века. Однако в современном мире консервативный национализм уже контрпродуктивен, нужен более открытый и либеральный национализм. Вот, о чем речь!

- Значит, более древняя часть нашей идентичности борется против европейской идентичности, которая уже начинает формироваться?

- Да, это восстание балтийской идентичности 20-го века против идентичности 21-го века, конфликт двух моделей. Людям трудно понять: мы были и остаемся такими же, но с более широкой идентичностью – ЕС, Балтии, а также с идентичностями Латвии, Литвы и Эстонии. Центр мировосприятия человека образует его родной язык и первичный, появившийся в контексте культуры опыт. К тому же этот опыт может существовать только благодаря родному языку. Например, чувство юмора, слова любви или ненависти никогда не приходят на чужом языке. Самые сильные переживания приходят на родном языке. Мы ведь не создали язык: мы пришли в мир, в котором существуют язык, культура, и это останется и после нашего ухода.

За последние десятки лет мир сильно изменился. Это также мир ноутбука, мир молодого человека, который живет за пределами своего государства, называет себя латышом или литовцем, часто путешествует, свободно говорит на иностранных языках. Более того, ход истории стал настолько стремительным, что человек не успевает за ним. То, что нам два-три года назад казалось умным решением, теперь кажется банальностью. Вы заметили, как быстро в наши дни бывшие герои становятся карикатурами? Например, что на Украине произошло с Ющенко. Была революция, были надежды народа, был герой, а сегодня – презираемый в народе политик. Нечто похожее происходит и в Грузии. «Быстрее, чем в истории, но не так быстро, как в человеческой жизни», - вот, эту метафору я включил в одно из эссе. Мы должны быть готовыми к тому, что в будущем все очень стремительно будет меняться. Например, в свое время литовскую литературу писали священники, медики, теперь это делают в Интернете, эмигранты. Создается новый образ жизни. Если мы, как раньше, «традиционно» будем считать, что литовцы это народ, не любящий путешествовать, очень верный своей земле, то окажемся в лесу заблуждений.

- Что бы вы ответили тем, кто отрицает советскую оккупацию Латвии?

- Это исторический ревизионизм, потому что - как же не было советской оккупации? Как с позиций здравого смысла можно отрицать то, что признал весь мир?

Те, кто как в России, так и за ее пределами отрицают советскую оккупацию, хорошо знают, что оккупация была. Они только машут этой палкой, чтобы латыши и литовцы не говорили неприятные для официальной России истины. Например, решение парламента Литвы о компенсациях от России было неким контрметодом: мол, как только вы забудете про требования о компенсациях, то и мы прекратим говорить, что не было советской оккупации. Это совершенно ясно.

В этом смысле у меня не особо пессимистичный настрой: достаточно лишь того, чтобы Кремль решился улучшить отношения со странами Балтии и организовал официальный визит Медведева или Путина для того, чтобы эта парадигма изменилась. По-моему, скоро этого не случится - хотя бы потому, что у Путина личная неприязнь к странам Балтии. Страны Балтии были теми, кто начал разрушать эту империю, а разве у человека, который высказался, что развал СССР был самой большой геополитической катастрофой 20-го века, может быть дружеское отношение к Балтии?
Психологически в определенной степени он по-прежнему офицер КГБ – и не первого эшелона, а мелкий винтик. Человек из свиты бывшего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. И вдруг этот винтик становится «российским суперменом» - это абсолютный гротеск!

Как я уже сказал, существующий в России исторический ревизионизм это психологическая проблема. Если там вдруг поймут, что настала пора прекратить демонизировать Балтию, это прекратится. Что тогда будут делать люди в Латвии, которые живут в полной зависимости от этой парадигмы и повторяют ее, как эхо? Я же знаю своих коллег по Европарламенту Татьяну Жданок и Альфреда Рубикса, и мне как литовцу больно, что такие люди представляют Латвию. Знаете, что Жданок сказал Сергей Ковалев, известный русский диссидент? На одном из семинаров Жданок высказалась, что Латвия нисколько не лучше государств, в которых существуют очень серьезные нарушения прав человека, мол, осуждают Китай или Россию, а чем Латвия лучше? Ковалев ей ответил: сравнивать нормальные государства, каковыми являются Латвия, Литва и Эстония с Россией просто бессмысленно.

Наш, балтийцев, моральный долг - понять друг друга и то, что современная Россия это государство, с которым нам нужно найти общий язык. Это большое государство, культуру которого я очень люблю, но, к сожалению, гротескные личности во главе него никоим образом не способствуют сближению европейских государств с Россией. Ностальгическое отношение Путина к СССР и даже неприязнь к Западу и США вызваны тем, что Россия из супер-лиги государств перешла во вторую лигу. Вот, что они в действительности не могут нам, балтийцам, простить. Это комплексы политической элиты России.

- Наверное, на скорые перемены там надеяться не будем?

- Утверждения, что с современной Россией не нужно устанавливать контакты, - это глупость. Наша обязанность сотрудничать в культурной, академической областях и просто ради демократического будущего в этой стране. Просто, возможно, во многих сферах нужно формировать нейтральные, прагматичные отношения, сохраняя послание: для нас неприемлем исторической ревизионизм официальной власти России, и мы не можем согласиться с тем, что Сталин считается позитивным историческим персонажем, или с тем, что не было оккупации стран Балтии. Так что, это проблема ревизионизма не наша, а ваша - проблема официальной власти России.

Во-вторых, не нужно обобщать, что в России все думают одинаково. Это не правда. Нужно понимать, что там есть наши друзья и партнеры -  российские демократы сегодняшние диссиденты, независимые журналисты, движение «Мемориал», Хельсинкская группа, такие люди, как Людмила Алексеева, Сергей Ковалев... Есть «Независимая газета», интернет-сайт grani.ru, такие журналисты, как Андрей Пионтковский – добавлю: мой друг, такие комментаторы, как Юлия Латынина и многие другие. Это духовно свободные люди, наши друзья и надежда будущего России.

Очень скоро позитивные перемены в России не наступят. В период времени до них нам, странам Балтии, поможет ЕС. Позитивный аспект Европейского союза я усматриваю именно в том, что России придется понять, что Балтию невозможно отделить от ЕС – она является и останется частью ЕС, а не «ближним зарубежьем» России или «слабым звеном ЕС». С этой реальностью России нужно будет считаться. С другой стороны, я очень верю в лучшие силы России, демократический фланг, оппозицию и надеюсь, что там все же будет какая-то критическая масса жителей (хотя бы минимальная), которая не позволит полностью доминировать только одному, абсолютно предрассудочному взгляду на страны Балтии. Шансы России стать уважаемым государством нужно будет связывать с желанием сблизиться с ЕС и США. Но это должно происходить на основе каких-то демократических ценностей. Без сближения с Западом Россию ждет изоляция и даже маргинализация на международной арене.

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.