Наблюдая за процессом формирования правительства Латвии и за тем, как в этой связи недавно вел себя «Центр согласия» (ЦС), трудно удержаться, чтобы не напомнить, что историки свое сказали уже давно: оккупация была, и поэтому вопрос о применении этого термина сегодня уже не юридический, а политический. Также политическим является выбор – уклоняться или называть вещи своими именами. И это не только бегство от реалий прошлого, поддерживая у части общества ностальгию по устаревшим и искаженным рефлексиям. Таким образом ставится под сомнение также легитимность государственной власти.

Изучением событий 1940 года занимались как специалисты Комиссии историков при президенте государства, так и работники музеев, СМИ также часто описывают эту тематику. События 1940 года и их оценка должны быть известны каждому выпускнику основной школы Латвии, вовсе не говоря уже о средней школе. Этого требуют стандарты образования Латвийской Республики и разработанные Министерством образования и науки образцовые программы. Во всех посвященных истории Латвии 20-го века книгах события 1940 года описаны, названы своими именами. Историков, которые посвятили свой творческий потенциал изучению этой проблемы, даже трудно перечислить.

Историки исследуют ход событий, а их определением занимаются юристы и, к сожалению, также политики. Какие бы термины ни использовались - насильственная инкорпорация, оккупация, аннексия, или даже социалистическая революция, - каждый из них, за исключением последнего, имеет признанное на международном уровне юридическое пояснение. Оккупация означает состояние, когда одно государство при помощи военной силы захватывает другое государство и реализует там свое управление. Аннексия означает, что одно государство инкорпорирует другое государство или его часть и осуществляет там свое управление так же, как в собственном государстве. Аннексия логично требует, чтобы аннексированное государство ранее или, по меньшей мере, одновременно было оккупировано, поскольку в противном случае государство, осуществляющее аннексию, не сможет реализовать свое управление в аннексированном государстве. Аннексия - это подвид насильственной инкорпорации.

Армия СССР 17 июня 1940 года оккупировала Латвию, а 5 августа СССР официально присоединил оккупированную Латвию к своей территории. Инсценированные оккупационной властью выборы марионеточного Сейма и его «просьбу» от 21 июля принять Латвию в состав СССР не следует принимать во внимание политически и юридически – таким маскарадом нельзя обмануть международное право. Аннексия как международно-правовое преступление включает в себя оккупацию, так же как грабеж включает в себя кражу, поэтому те, кто в надежде смягчить совершенное СССР преступление против Латвии вместо оккупации предлагают использовать обозначение «аннексия», фактически добиваются обратного, потому что это раскрывает еще большее преступление СССР против Латвийского государства, чем «только» оккупация.

Декларация о восстановлении независимости от 4 мая 1990 года и непрерывность государства основываются на факте оккупации Латвии в 1940 году. Отрицанием факта оккупации отрицается суть Латвийского государства, юридический статус и факт восстановления независимости, что является основой всей современной правовой системы Латвии, в том числе и вопроса гражданства, пересмотреть который жаждут некоторые популистские и марионеточные политики. Если будет отвергнут весь созданный институт частного права, незаконными станут наследование, возврат и получение собственности, будет подведена черта под легитимностью действия восстановленной Конституции. Те, кто отрицает факт оккупации Латвии, утверждают, что об оккупации должны говорить историки, однако сами историков вовсе не слушают.

Оккупация Латвии в 1940 году - неотъемлемая составная часть истории Латвии и составная часть современной правовой системы. Манипуляция терминологией одновременно является также манипуляцией правовой составляющей государства. Спор о признании или непризнании факта оккупации – это не теоретический спор об истории, а актуальный политический конфликт об основах существования сегодняшнего Латвийского государства. Первый шаг к возрождению – примирение. Примирение со своим прошлым. Первый шаг к примирению -  признание прошлого.

Эдгарс Энгизерс, докторант истории Латвийского университета

 

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.