Латвия – спокойная страна, здесь трудно найти какие-то сюрпризы. В особенности в области книг. Однако этой осенью книга пишущего на русском языке Марата Каландарова «Виза в пучину» стала международной сенсацией. Ею интересуются издатели многих стран.

Господин Каландаров начал изучать гибель парома «Эстония» после трагического события 28 сентября 1994 года. Тогда паром унес на дно моря 852 пассажира, в том числе и 23 жителей Латвии. Гибель судна очень загадочна, она вызвала множество предположений и еще больше вопросов без ответа. СМИ в первые часы после катастрофы показывали спасенного капитана парома Пихту и еще 12 пассажиров, которые затем бесследно исчезли. Какие темные тайны хранит «Эстония»? Об этом Neatkarīgā расспросила Марата Каландарова.

- Было бы довольно глупо спрашивать у вас, не боитесь ли, что вас застрелят, раз уж эта книга издана, к тому же, об этом, наверное, теперь все спрашивают. Однако – не боитесь ли, что публикация книги создаст вам какие-то проблемы, например, ограничения на поездки в какую-нибудь страну, какие-то судебные процессы?

- Это первый вопрос, который мне задают во все странах и на всех интервью, когда говорим об этой книге. Проблемы могут быть. Но я все же думаю, что торнадо вокруг этого вопроса уже закончилось. В первые годы после катастрофы люди действительно пропадали, людей убивали. Тех, кто в какой-то степени соприкасался с «Эстонией». Наверное, я не брался бы за эту работу, но в этом деле были такие загадки, которые не упустил бы ни один журналист. Так как я военный историк, который писал достаточно серьезные книги, у меня есть определенный опыт. В свое время я был первым советским журналистом, который интервьюировал Вернера фон Брауна. Для того чтобы интервью состоялось, подключилось два видных человека – редактор «Литературной газеты» Александр Чаковский и маршал Жуков. Редактора не особо принимали во внимание, а Жуков это уладил. Я взял интервью у фон Брауна и написал книгу «Тайна кода F13». Был первым, кто открыл новую страницу в истории войны о том, как по тогдашнему Ленинграду во время Второй мировой войны готовился удар ракетами Fau1 и Fau2, как были привезены первые ракеты, и как эту операцию сорвали. И тогда было немного странно на душе, но я военный историк. Из 15 моих книг 12 посвящены Второй мировой войне – разведке, контрразведке. Моя главная цель в работе всегда заключалась в том, чтобы найти героев в этой или какой-либо другой стране, которые по каким-то причинам забыты. Понимаете, они были разведчиками, выполняли важную миссию, возвращались на родину, а их бросали в концентрационные лагеря. В лучшем случае, потому что иногда пускали пулю в лоб.

Меня спасало то, что я не был в партии. Если были неприятности, тогда обычно исключали из партии. Когда узнавали, что я не член партии - ну, что от меня можно было требовать. Я журналист. И я привык к этому ощущению. Это ответ на ваш вопрос.

- Если возьмем катастрофу «Эстонии», то этот случай был странным с самого начала. Помню, читал тогда и удивлялся: что происходит? Удивлялись все, кто умел не только связывать слова и предложения в этих сообщениях, но и шевелить мозгами. Исчез капитан, который был спасен и показан по телевидению, исчезли две сестры-танцовщицы, которые вначале были в списке спасенных, и которых люди видели на суше после катастрофы.

- Двенадцать человек!

- В том-то и дело, что никакого большого шума в мировых СМИ не было!

- Видите, в то время, когда это произошло, я по заданию различных изданий - как Латвии, так и других стран – работал корреспондентом в Европе. Наша редакция была в Брюсселе и в Праге. От всех журналистов я слышал одно и то же. Какое странное окончательное заключение о причинах катастрофы! Действительно странное! Заключение гласило, что «Эстония» затонула, потому что открылись передние ворота парома, через которые на судно въезжали авто. Их называют визиром. Но любой студент первого курса института судостроения вам скажет: если бы открылся визир, затопило бы палубу для авто, и вода дальше не пошла бы. «Эстония» удержалась бы над водой, как минимум, восемь часов. За это время людей можно было спасти.

- За это время и сам паром можно было дотащить до порта.

- Там можно было сделать все! Ну, хорошо, может быть, вода позже попала в другие отделения судна, но «Эстония» ушла на дно в течение сорока минут. Я говорил со многими видными специалистами- корабелами. Они все в один голос утверждают: чтобы такой корабль, как «Эстония», затонул в течение сорока минут, необходимо, чтобы в его корпусе была дыра размером, как минимум, четыре или более квадратных километров. Но когда этот вопрос пришлось изучать международной парламентской комиссии, заключение было таким, каким было.
 
- Насколько компетентной была эта комиссия. Там были эксперты?

- В этой комиссии работали специалисты. Очень компетентные эксперты.

- Это были не парламентарии, которые обсуждают то, обсуждают это?

- Профессионалы! Опытные капитаны и тому подобное. Просто комиссия  работала под особым диктатом. У них был ранее подготовленный сценарий. Все произошло в соответствии с ним. Если спасенные пассажиры рассказывали нечто иное, их просто прогоняли. Один из пассажиров говорил мне, что три часа давал показания, а в итоговом документе о них не было почти ни слова.
Моя книга посвящена тому, чтобы разоблачить это лживое итоговое заключение международной парламентской комиссии по расследованию катастрофы и рассказать правду о том, почему затонула «Эстония». Было ведь так много жертв! 852 пассажира оказались на дне. А сколько там было материальных ценностей… Почему общество не может узнать правду? О катастрофе «Эстонии» писалось и прежде, но преимущество моей книги в том, что в последние годы раскрылись факты, о которые раньше никто не знал. Многие судостроительные институты провели исследования, которые подтверждают, что «Эстония» не могла затонуть так, как нам рассказывают. Эти факты появились только после 2000 года. Интересно, что к каждому юбилею гибели «Эстонии» опять узнаем что-то новое.

- Вернемся к визиру, его все-таки сорвало – такова официальная версия. Его нашли, наверное, на расстоянии нескольких десятков метров от корпуса.

- Мне пришлось говорить об этом вопросе с очень многими специалистами. Один из них сказал, судно затонуло вместе с визиром. Он был на месте. Визир оторвали там – на дне! Спросите: почему? Чтобы добыть изнутри судна какой-то очень крупногабаритный груз! То, что скрывает комиссия, - это дыра в корпусе судна. Кто ее проделал? То, что я вам скажу, будет моей версией ответа на этот вопрос.

Таллинский порт в то время был абсолютным раем для контрабандистов. Не просто раем, а раем, который охраняли высшие чиновники правительства, министры. Одна из депутатов эстонского парламента хорошо сказала: пора раскрыть правду людям - была огромная контрабанда: стратегическое сырье, наркотики, оружие. Крестным отцом этой мафии был премьер-министр Эстонии.

- Это был Март Лаар?

- Да! Но удивляет нечто другое - отношение, которое к этому делу царило во многих редакциях. Ну, например, мне рассказывала тогдашняя специальный корреспондент «Комсомольской правды». Она написала интересные факты об этом деле, позвонила в редакцию. Там ей сказали: да, пиши, полоса твоя. А через час был еще один звонок: знаешь, не пиши, нам не нужна твоя статья. Такое отношение было не только в Эстонии, но и в России и не только там. Есть ощущение, что здесь нужно говорить о международном заговоре сильных мира.

- Именно об этом хотел вас спросить. Хорошо, шведы скрывают факты, потому что связны с этим. Также Россия. Но есть ведь крупные европейские государства - Германия, Франция. Насколько я понимаю, эта информация нигде по большому счету не прошла. Это так?

- По большому счету не прошла. В утренних новостях телеканалов Германии были показаны фрагменты со спасением капитана Пихта. И другие фрагменты. Через час в следующем выпуске новостей этих фрагментов больше не было! Журналистам эти записи надо было искать с огнем. Вопрос – почему?

Это очень странно, работа над этой книгой длилась шестнадцать лет. Сейчас поясню, почему. Я встречался с людьми, которые были связаны с «Эстонией». К тому же, чтобы со всеми встретиться, мне приходилось искать их по своим каналам, убеждать. Они говорили: приходи через семь лет. Теперь начинает появляться информация. Это был обман глобального масштаба. Европейского, нет, - мирового уровня.

Можете представить, каким был первый шаг этой международной комиссии по расследованию причин аварии? День памяти жертв. Собрались родственники, представители различных религиозных конфессий, общественность, опускают в воду цветы и венки. (А место, где это делают, - не настоящее. – А.Ю).  Почему комиссия указала неверные координаты катастрофы? Я вам сейчас отвечу. Потому что там, на настоящем месте катастрофы, в то время велась гигантская работа. Там столкнулись и разведслужбы и олигархи, которые все это финансировали, чтобы получить свой груз.

Понимаете, «Эстонии» не повезло. Это был рейс, когда на одном пароме совершенно независимо друг от друга встретились преступные группировки, олигархи, военные, разведслужбы, и каждый хотел взять свое. Там везли стратегические материалы, наркотики и новейшие образцы систем противовоздушной обороны. Представляете, какие средства были необходимы, чтобы все это потопить и приглушить лишние разговоры!

- Напрашиваются аналогии с инцидентом 1 сентября 1983 года, когда советские истребители сбили южнокорейский пассажирский самолет. Почти 270 пассажиров тогда, по сути, стали жертвами холодной войны и шпионских игр. Вернемся к визиру. Читал, что он найден на расстоянии десяти или нескольких десятков метров от корпуса.

- Да, и он огромный!

- Я думал, как такое может быть. «Эстония» - огромный паром. Если визир отломился и упал в море, судно продолжало двигаться вперед. На каком расстоянии от останков парома он должен был находиться? За 40 минут, «Эстония», пока не затонула, хотя и наполненная водой, проделала еще несколько километров. А визир, по сути, находился рядом с корпусом?

- Именно так. Визир был рядом. Когда я проводил свое расследование, говорил со многими специалистами. Один шведский эксперт так и сказал - мне стыдно за свое государство! Стыдно за инцидент с «Эстонией». Я изучил каждый миллиметр. Теперь все эти фотографии доступны. Визир был сорван тогда, когда судно находилось на дне. Такой огромный кусок железа невозможно было утащить по морскому дну далеко. Поэтому он лежит рядом с паромом. Там очень много интересного. Я продолжаю работу над второй книгой. Там я представлю несколько заключений. Слава Богу, теперь документы появляются.

- Если посмотрим на неудачи Рижского порта в то время в попытках создать паромную линию – не было ли это связано с влиянием мафии Таллинского порта? Это был единственный в то время порт, конкуренты ему были не нужны. Все эти рижские паромы в то время выглядели жалкой пародией.

- Несомненно. Таллиннский порт тогда был главным. Там хозяйничали преступные группировки мирового масштаба. Между прочим, правительство это все прикрывало! Те же стратегические грузы. Их добывали в шахте у границы Грузии и Южной Осетии. Ужасная шахта. Есть один эпизод, о котором мне рассказал некий депутат. Его поездка туда была связана со спортивной сферой. Одна женщина подошла к нему и со слезами на глазах попросила: спасите наших мужчин там, в шахте! Стратегическое сырье оттуда проделывало путь в Эстонию, далее - через порт на Запад. А оружие! Это ведь нарушение международных конвенций! Пассажирское судно не может перевозить оружие.

Там уже зашло настолько далеко, что вмешивался сам министр внутренних дел, если при въезде возникали какие-то проблемы. Он приезжал в порт и старался все уладить. Это закончилось тем, что обозленные и раздраженные эстонские таможенники подали на него в суд! Это же парадокс! Таможенники подают в суд на министра за вмешательство в их работу!

Не хочу сейчас рассказывать все, что будет во второй книге. Об этом я напишу. Но есть один путь, как объединить страны, чтобы выяснить истину. Возможно, на пароме перевозились радиоактивные вещества. Представляете! Почему вдруг возникла идея покрыть останки парома бетоном?

- Действительно будет саркофаг, как в Чернобыле?

- Это ведь такой простой вопрос, который был задан в парламентах и Швеции, и Эстонии, – поднимите паром с морского дна и выясните, что произошло на самом деле.

- А если они втайне копались в затонувшем пароме, наверняка уже все стратегические технологии и радиоактивные вещества оттуда убраны.

- Дай Бог!

- Вы в книге пишете, что капитаны парома получали определенную сумму за то, что разрешали поднимать на борт необходимый груз.

- Да, десять тысяч долларов США!

- Была ли у них возможность отказаться? Или они не были марионетками?

- Сомневаюсь, тогда бы они на следующий день в компании уже не работали. У них не было выбора.

- Тогда как оценивать версию, что после исчезновения капитан Пихт живет с новой идентичностью где-нибудь на другом краю света?

- Была такая версия. Я встречался с лучшим другом капитана Пихта, он мне сказал: мы вместе учились, я его хорошо знаю. Я уверен, что он нашел бы какой-то способ, чтобы предупредить свою жену. Он был таким человеком, который нашел бы. Но этот друг добавил: однако он не нашел. Спросил: как вы думаете, что с ним случилось? Друг ответил: думаю, что его убили. Этот диалог есть в моей книге.

Перевод: Лариса Дереча