Главный страх националов - утратить независимость. Расширить область применения русского языка, по их убеждению, как раз и приведет к потере независимости. А уж политические права для неграждан вообще чреваты возвращением в «советскую империю». Будто невдомек, что страна наша вообще лишь условно независимая.

С экономической независимостью вроде бы покончено. Не говорю про банки, предприятия - если работают, значит, принадлежат иностранцам. И уже практически ясно, что жить на собственные средства, предварительно их заработав, а главное - свои умом, Латвия оказалась неспособной, потребовались не только миллиардные займы, но и указания, как ими распорядиться. Заемщики определили цели и задачи будущего бюджета - что урезать, что сократить по максимуму, как потратить занятые деньги и т. д. Ну и, конечно, продиктовали сроки, когда местная власть должна начать расплачиваться по кредитам.

Пару недель назад Latvijas Avоze вдруг обнаружила, что латышский крестьянин не хозяин на своей земле, поля, леса и прочие угодья латвийцам уже не принадлежат: только две из десяти крупнейших компаний-землевладельцев принадлежат местным хозяевам.

И только за последний год иностранцы скупили свыше 36 тысяч га латвийской земли - на 50% больше, чем годом ранее.

Если и дальше распродажа родной землицы пойдет такими же темпами, пока еще частично независимый латвийский хуторянин окажется абсолютно зависимым батраком.

...Оккупировавшим власть националам не только во сне, но и наяву мерещится военная угроза со стороны России, и самую надежную защиту своей независимости они видят в НАТО, утверждая, что укрепить безопасность Латвии можно лишь за счет создания на ее территории военной инфраструктуры НАТО. А НАТО между тем пытается расширить сотрудничество именно с Россией.

Про диктаты Евросоюза, урезавшего едва ли не все права независимого государства в хозяйственной, экономической деятельности, сказано много.

Нынче Латвия уже не сама определяет, сколько и чего сеять, сколько продукции производить, сколько рыбы выловить даже в своих территориальных водах.

Правительства, правда, евроструктуры еще не формируют, оставив эту прерогативу местным политикам. Те, однако, на себя и свои способности на независимые решения не слишком надеются. Восемь лет назад Эйнарс Репше, начиная формировать свой Кабинет, пошел за советом к послу Соединенных Штатов, как тогда говорили, в «Вашингтонский обком». И вот сейчас его последователи из «Единства» сходили по проторенной дорожке - что «старший брат» скажет насчет будущей коалиции. Пресс-релизов по результатам тех встреч не было. Участники даже попытались завуалировать те переговоры.

И только Райвис Дзинтарс с молодецкой откровенностью рассказал о своем разговоре с работниками американского посольства. И якобы на прямой вопрос, есть ли у США возражения против работы его партии Visu Latvijaj в правящей коалиции, дипломаты тактично заявили, что у них возражений нет. Полагаю, им вообще-то все равно, что за коалиция сложится. Главное, чтобы Латвия подержала своих солдатиков в Афганистане хотя бы для массовости стран-участниц той войны.

Впрочем, дипломаты умеют высказывать все так, чтобы их не обвинили во вмешательстве во внутренние дела суверенного государства. А своими откровениями политический юнец признал, что независимость Латвии весьма условна, даже в формировании правительства принимают участие дипломаты иностранного государства.

Независимыми быть трудно. Независимость - хорошее слово, но уж больно дорого стоит. Денег у Латвии нет, расплачивается независимостью - в обмен на деньги, расплачивается экономикой, политикой...

И все под разговоры о защите государственного языка - якобы главного символа независимости государства.