Ноябрьская беседа за чашкой кофе о будущем Европы оказалась довольно красочной и эмоциональной, потому что на этот раз обсуждалась тема  «Каковы восточные соседи Латвии?». О политическом, экономическом и культурном влиянии России в Латвии дискутировали депутат Рижской думы Сергей Долгополов, лектор кафедры политологии Рижского университета Страдиня Янис Томелс, ассоциированный профессор Латвийского университета Оярс Скудра и журналист Дмитрий Петренко.

В начале дискуссии Сергей Долгополов, подчеркнул: вопрос не о том, какие соседи вокруг нас, а о том, как мы будем формировать отношения с ними.

С.Долгополов:
«Эти отношения зависят также от соседей – как они умеют решать проблемы, формировать цивилизованные отношения. Что нам мешает формировать нормальные отношения? Стереотипы? Или разные представления о том, кто мы, чего мы хотим? Если мы не поймем всего этого, вряд ли найдем оптимальные пути для формирования отношений. Рецепта у меня, к сожалению, нет».

Тем временем Янис Томелс призвал искать причины, мешающие формированию нормальных латвийско-российских отношений, потому что с другим соседом – Белоруссией - у нас хорошие отношения, даже несмотря на то, что Белоруссия не очень демократическая и дружит, к примеру, с Венесуэлой.

Я.Томелс:
«Нужно вглядеться в историю – когда развалился Советский Союз. Есть три сферы, в которых Россия как наследник Советского Союза пытается поддерживать свое влияние на постсоветском пространстве. Одна из них – политическая. После развала были созданы политические институты, которые должны были удерживать бывшие республики Советского Союза вместе вокруг Москвы. Три станы Балтии участия в этом не приняли, и поэтому со стороны России появилась «ревность» к интеграции этих государств в направлении Западной Европы. Вторая сфера – это экономика. После кризиса в России в 1998 году ее влияние уменьшилось – оно сохранилось в области энергетики и в попытках перекупить акции латвийских предприятий и стать значимым хозяином предприятий. Третья сфера, которая является акцентом в российской внешней политике, - это так называемая мягкая сила, при помощи которой Россия пытается сделать русский язык и культуру привлекательными уму и сердцу. Посредством этой мягкой силы реализуется проект «Русский мир». В словосочетании «мягкая сила» первое слово «мягкая», и, кажется, что никакая большая опасность не грозит. Однако это сила, пусть и мягкая, и, если она окажется в руках не особо демократичных руководителей России, она может быть использована не для совсем хороших целей. Считаю, что в отношениях с восточными соседями нужно соблюдать самоуважение, сохранять твердую позицию. Тогда при решении конкретных межгосударственных вопросов будут шансы на уважение со стороны большого восточного соседа».

В свою очередь, Оярс Скудра считает: Латвия слишком увлекается стереотипами о большом влиянии России.

О.Скудра:
«Во-первых, большое экономическое влияние России на Латвию – это миф. Это подтверждают цифры. В торговле Латвии со странами СНГ за первые 9 месяцев этого года объем импорта составил 618,9 миллиона латов, или 15,11% от нашего импорта; экспорт - 489,4 миллиона латов, или 14,71% от экспорта Латвии. Наше негативное сальдо в торговле со странами СНГ - 129,5 миллиона латов. Что касается России, то данные за последние два месяца (август, сентябрь) четко указывают на то, что общий объем импорта и экспорта в нашей торговле с Литвой значительно больше, чем с Россией. В сентябре импорт из Литвы был даже в два раза больше, чем из России. И экспорт в Литву существенно больше, чем наш экспорт в Россию».

Я.Томелс:
«После российского кризиса в 1998 году внешний экспорт в Россию сократился, и эти 14-15% оптимальный объем внешней торговли с одним государством, которое находится вне ЕС. Не в этом опасность, опасения всегда были относительно газовой зависимости, это проблема, что мы до сих пор не можем в рамках ЕС добиться общей сети, зависим от России. Есть опасения, что могут войти большие российские деньги, например, посредством покупки какого-либо банка. Мы также не очень рады тому, что много недвижимости в руках граждан России: и в Юрмале, и в Риге, и в других местах Латвии».

Тем временем, министр экономики Латвии Артис Кампарс убежден: приоритетом ЕС в отношениях с Россией, безусловно, является рационализм.

А.Кампарс: «Россия – важный торговый партнер для любой страны ЕС, которая активна в экономическом росте. Опасения вызывает единственно энергетическая зависимость. Однако не правда, что ничего не делается, например, в 2014 году мы будем полностью интегрированы в европейские сети электроэнергии. Проблемой, несомненно, являются собственные мощности, то, что мы сами можем произвести. Даже при производстве электроэнергии из возобновляемых ресурсов, не будет покрыт дефицит. Вторая проблема – это полная зависимость от газа, цена на который неадекватно высока для потребителя. Планируются совместные проекты стран Балтии, чтобы диверсифицировать поставки газа, и это сейчас является нашей домашней работой, чтобы уменьшить влияние России. В остальном направления развития с Россией нужно расширять, и приветствуется также желание российских инвесторов работать в Латвии».

Руководитель дискуссии философ Игорь Шуваев призвал понять, кто и почему создает сообщения, которые мы видим в российских СМИ о Латвии, потому что, по его мнению, их содержание в основном создают жители Латвии. Журналист Дмитрий Петренко отметил: если изучить, как складывались латвийско-российские отношение в отдаленной истории и в наши дни, возникает довольно странный вывод – русские жители Латвии всегда ощущали угрозу, и поэтому вся русская община ее ощущает.

Д.Петренко:
«Российские СМИ формируют имидж Латвии, и Латвия резко реагирует, считает, что о ней лгут. Мы тщательно изучили материалы, проанализировали различные интересные случаи, которые часто отражали также СМИ соседней страны. Изучили исторические документальные фильмы о Латвии и пришли к выводу: нам всегда кажется, что русские это абстрактные враги, которые приезжают в Латвию и пишут глупости, однако надо понимать, что это граждане Латвии, которые здесь живут и работают, и они отношения с российскими СМИ поддерживают как бизнес, им нужно сделать события интересными и громкими. Вывод: нам всем нужно начать спокойнее воспринимать эту информацию, воспринимать ее поток таким, какой он есть. И политики Латвии часто беспокоятся, как реагировать, как нейтрализовать эту пропаганду. Может быть, политикам Латвии надо начать каким-то образом предлагать русским жителям Латвии диалог, и тогда им будет сложно воспринимать то, что показывает русское ТВ, и жизнь будет существовать в реальности, а не опосредованно».

С.Долгополов:
«Знаете, производство СМИ – это всегда производство товара. Для каждого товара, который производится, предусмотрен специальный потребитель. Если мы посмотрим не на российские, а на наши СМИ – латышские и русскоязычные, - то это два разных информационных пространства, разные акценты и разные проблемы. Почему? Не потому, что одним или другим недостает культуры журналистики. В журналистике есть закон, что является новостью в прессе: если собака укусила человека, то это никакая не сенсация, а если человек укусил собаку, то об этом пишут все. Тут абсолютно одно и то же. То, что, по мнению издателя, будет мило сердцу и душе людей и будет покупаться, это и нужно писать»

Я.Томелс:
«Об СМИ – это, безусловно, часть мягкой силы. Было бы небольшой бедой, если бы русскоязычные смотрели бы только развлекательные, культурные передачи. Однако они смотрят также различные идеологические передачи, новости. Таким образом, русскоязычную общину кормят совсем другой информацией, чем латышей здесь в Латвии. И это также является причиной того, почему эти две общины так по-разному мыслят. Разумеется, я поддерживаю различные культурные мероприятия, артистов-гастролеров из России, но в то же время критически хотелось бы высказаться о некоторых поп-фестивалях, к примеру, таких как «Новая волна», которая является, словно образцовым уроком этой мягкой силы».

Д.Петренко:
«Почему русские жители Латвии больше смотрят русские каналы, чем местные? Потому, что латвийским СМИ, в том числе и русскоязычным, очень трудно конкурировать с красочными, дорогими российскими шоу, новостными передачами, которые тоже зачастую похожи на шоу. Разумеется, Первый российский канал очень популярен среди русских жителей Латвии, TV5 или LTV7 со своими ничтожными бюджетами конкурировать с ним почти невозможно. В то же время Латвия не особо заинтересована делать это. Мне не кажется, что латвийское государство хочет хотя бы немного создавать контрпропаганду. Я считаю, что это и не нужно делать, потому что не нужно отвечать России. Я думаю, скорее, надо думать о вариантах, как предложить здесь местный дискурс – местную платформу с информацией, с беседами о том, что здесь происходит. И еще нужно понять, что мы очень переживаем то, что Россия говорит о нас плохо. Но зачастую это делается не из-за нас, не для того, чтобы показать, что так говорят о нас, а это делается для внутренних целей России. России очень важно продемонстрировать своим зрителям: видите, в Латвии демократия, но это демократия с недостатками, может быть, пусть лучше будет такой режим, какой здесь, - не очень демократический».

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.