Оценивая климат, латвийско-российских отношений, приходится сделать вывод, что на протяжении многих лет в них царила вечная мерзлота. С российской стороны это выражалось в многократных угрозах, что Латвия будет наказана экономическими санкциями; напоминанием о близком нахождении Псковской дивизии или обещанием «аборигенам Латвии» «массового велопробега в Сибирь». Стали ли теперь отношения между двумя странами хотя бы немного теплее? Каким был 2010 год, если оценивать его во внешнеполитическом разрезе? Об этом рассуждают политолог Карлис Даукштс, бывший министр по особым поручениям по вопросам ЕС, бывший депутат Сейма Александрс Кирштейнс, экс-премьер и бывший министр иностранных дел Латвии Валдис Биркавс.

- Несколько лет назад, дискутируя о внешней политике, пришлось констатировать, что Латвии никак не удается установить более теплые отношения с ее самым большим соседом. Тогда, господин Даукштс, я спросила, есть ли надежды, что дипломатический климат в отношениях двух стран станет теплее. Вы прогнозировали, что Россия будет вынуждена смягчить свой тон по отношению к странам Балтии. Как вы ответите сейчас?

К.Даукштс: - Появились изменения в глобальном политическом климате. Отношения с Кремлем пытаются перезагрузить также крупные страны Запада. Латвия может оценивать это как позитивный фактор, подтверждением этого является долгожданный визит президента Затлерса в Москву.

В.Биркавс: - В настоящее время отношения Латвии с Россией хорошие, как никогда. Хорошие не потому, что что-то изменилось в позиции обеих стран, а потому что обстоятельства вынуждают. Четко ощущается, что в последние годы существенно изменилась риторика России. Она стала умнее – конечно, нельзя исключать, что время от времени могут появиться также «уши от мертвого осла».

- Господин Кирштенйс, в 2004 году в телепередаче вы сказали, что «отношения с Россией можно формировать только двумя способами – или давать по морде, или лизать сапоги».

А Кирштейнс:
-  Не приписывайте мне чужое авторское право! Это не мои слова. Их произнес русский писатель Михаил Салтыков-Щедрин.

- Господин Кирштейнс, а сегодня вы повторили бы то же самое, или способ мышления нынешней кремлевской элиты изменился?

А.К. - … Ничего не изменилось. Латвия - это территория, где Россия расширяет свое жизненное пространство. Во времена Ивана Грозного, Петра Великого или Сталина этого добивались при помощи оружия, теперь такой метод не нужен. В наши дни «жизненное пространство» - это также язык. Раньше в Риге было около 7% русских, а теперь – 47%. Думаю, для России такая ситуация – большой успех. Говорить об улучшении или ухудшении отношений может только тот, кто этих вещей не видит. В действительности это неравная борьба, которая называется «кто кого выдавит». Латыши русских интегрировать не могут. Возможна схожесть между украинцами и русскими или между белорусами и русскими, но не между латышами и русскими.
 
В.Б. - Не могу согласиться, что России нужно расширение жизненного пространства. Ей нужно расширение сферы влияния.

А.К. - Я подразумеваю пространство культурного, языкового и политического влияния.

В.Б. - Я сформулирую короче: этот регион интересовал Россию в прошлом веке и будет интересовать в следующие тысячелетия. Вопрос только в том – какими методами Россия будет добиваться желаемого для себя результата.

К.Д. - Политика Росси настолько калейдоскопична, что сделать какие-либо выводы о ее стратегических намерениях можно только условно. Приведу пример: на блоге Медведева был текст, что Россия готовится к абсолютной реформе своей политической среды, что нужно выстраивать другую политику. В ожидании этих преобразований предложено создание общего экономического пространства от Дублина до Владивостока (что кажется весьма фантастическим предложением). Предложение о едином пространстве безопасности Медведев во второй раз повторил также во время саммита ОБСЕ в Астане. Самое странное, что фактически сразу последовало интервью Путина CNN, в котором прозвучали совсем другие мысли. Меня удивило, что во время ежегодного обращения к Федеральному собранию, когда Медведев предупредил о возможности нового этапа гонки вооружений, в зале прозвучали бурные аплодисменты. Наверное, надо учитывать ностальгическое стремление к статусу сверхдержавы.

- Термины «ближнее зарубежье», «проблема соотечественников», «Псковская дивизия», которые лет пять назад фигурировали в риторике российских политиков, - они все еще актуальны?

В.Б. - Ясно же, что Россия избрала другую тактику, но изменились ли ее стратегические задачи? Сейчас Россия с приглушенной риторикой, но с четкой ориентацией на экономическую экспансию – цивилизованнее, чем ранее, - пытается реализовать свои цели. Поэтому в старой риторике необходимости больше нет.

- Снова сошлюсь на упомянутую вначале дискуссию. Тогда я спросила у одного из ее участников комментатора NRA Юриса Пайдерса: что Латвии нужно сделать, чтобы нормализовать отношения с Россией. Пайдерс ответил: «Латвии нужен конструктивный министр иностранных дел, для которого существуют все четыре стороны света».  Как вам кажется,  у нынешнего министра иностранных дел Латвии Гиртса Валдиса Кристовскиса все в порядке с ориентацией?

К.Д. -  Внешняя политика малых стран несравнима с возможностями сверхдержав. Однако нередко также личность министра иностранных дел, его деятельность или даже вырванные из контекста высказывания являются важным фактором – в особенности в такой чувствительной сфере, как отношения с Россией. Их можно использовать во внутриполитической пропаганде, чтобы причинить вред интересам Латвии.

- Какую роль играет личность министра иностранных дел в формировании межгосударственных отношений?

В.Б. - .. Личность министра иностранных дел имеет большое значение, но четкий внешнеполитический курс – еще большее. Говоря о господине Кристовскисе… Мне очень не понравились его первые очень неловкие действия.

- Глупая переписка с доктором Слуцисом? Вряд ли сам Кристовскис осознавал, что в одночасье будет втянут в интриги.

А.К. - Высказывания Слуциса вырваны из контекста. В свое время страны Балтии по инициативе доктора юридических наук Дитриха Андрея Лебера приняли декларацию, в которой призвали Балтийский совет созвать международную конференцию по оценке последствий оккупации. Что произошло?  Началась огромная паника на Западе. Вначале мы не могли трогать Горбачева, поскольку его могли бы свергнуть, потом – Ельцина, а в результате появился Баладурский пакт, в котором нам сказали, чтобы мы сами решали свои вопросы с Россией. То есть, чтобы мы замели эти проблемы под коврик. В особенности  преступным было решение президента Вайры Вике-Фрейберги в 1999 году, когда она отказалась подписать усовершенствованный закон о государственном языке, который в результате пришлось переработать. Теперь у нас есть депутаты, которые проникли в Сейм без знания латышского языка. И любой фильм, показанный по телевидению по-русски, - это очередной гвоздь в гроб латышского языка.

- Американцы президента России называют блеклым и нерешительным, а премьер-министра - alphadog, или «самцом», вожаком стаи. Характеристика, конечно, грубоватая, но соответствует действительности. Не свидетельствует ли странная субординация в этом тандеме о том, что на выборах 2012 года Путин будет стремиться к титулу президента?

К.Д. - Конечно, Путин похож на лидера, который находится в руководстве. У него великогосударственное мышление, которое присуще большой части жителей России. Путин сказал, что развал СССР был величайшей трагедией 20-го века; он говорит о реставрировании Евразии в новой форме и о реинтеграции пространства СССР.  Стиль мышления Путина соответствует видению уязвленного национального самосознания российской элиты.
 
А.К. - Тут уместен вопрос: а будет ли когда-нибудь в России демократия? Слышал анекдот, что в России демократия будет только тогда, когда Путин и Медведев поспорят, кто из них станет следующим президентом, и оба проиграют пари.

- После Лиссабонского саммита эксперты в области внешней политики по всем мире облегченно вздохнули, что перезагружены отношения НАТО и России. Какие практические, идеологические или субъективные причины побудили это сделать?

А.К. - Это обусловлено международной ситуацией. Америке нужна политическая поддержка России в иранском вопросе и реальное партнерство в Ираке и Афганистане. Россия – не только союзник, который обеспечивает военный транзит, – она реально соучавствует в войне. Например, в боевых условиях, когда в ситуации окружения могут возникнуть большие неприятности, именно российские вертолеты эвакуируют американских солдат из Афганистана (таким образом сбыли спасены подразделения союзников американцев – голландцев). Не секрет, что русские вертолеты намного лучше, и не зря НАТО готовится закупить 20 летательных аппаратов, которые подходят именно для условий Афганистана. И еще нечто важное – Россия обеспечивает Америку разведданными. Как известно, у нее есть связи с Афганистаном еще со времен СССР,  когда тысячи афганских офицеров учились в российских военных училищах…

К.Д. - … Нужно учитывать также реальные возможности России. Она понимает, что уже не так сильна, как раньше, хотя в публичной риторике декларирует обратное…

- Визит президента Затлерса в Москву. Как вы считаете, какие двусторонние договоры, которые политики должны подписать в Москве, самые важные?

А.К.  - В действительности, это только мероприятие «для галочки». Одним договором больше или одним меньше, ну и что?  Ничего серьезного ведь не подпишут. В Москве чего-либо принципиального мог бы добиться такой президент, который понимает, в какой трагичной ситуации сейчас находятся латыши в Латвии. Какой смысл ехать в Россию, чтобы впустую повертеться перед камерами?

К.Д. - К сожалению, нужно признать, что в Латвии есть две общины, и, по-моему, визит Валдиса Затлерса может быть сигналом для русскоязычной общины: милые, вам в Латвии нужно вести себя, как гражданам цивилизованного государства, учитывать интересы этого государства и уважать их, а также учить латышский язык. Вот в этом смысле я позитивно оцениваю визит господина Затлерса в Москву. Согласен, что очень важных договоров, которые дадут фантастический импульс для экономического или политического сотрудничества, этот визит определено не принесет…

А.К. - Маленькое, но важное примечание: в Латвии нет «двух общин»… В действительности в Латвии живут латышский народ (нация) и различные этнические группы. Русские здесь – это искусственная этническая группа, созданная в результате военной оккупации.

К.Д.
  - Московский политолог Александр Дугин, который, между прочим, консультирует российский Генеральный штаб, сказал очень конкретно: Литва – это государство. Латыши и эстонцы – непонятные народишки. То есть: «Россия сейчас ждет глобального передела. К примеру, если с США что-то случится, мы еще раз оккупируем эти страны». Правда, нужно признать, что взгляды Дугина очень и очень крайние. Но есть целая плеяда российских историков, например, профессор Наталия Нарочницкая, кремлевский историк Александр Дюков и другие, которые поддерживают тезис о том, что «это пространство» в геополитическом смысле не относится к «Северу», а является сферой влияния России. И в предложении Медведева о новом пакте безопасности речь ведь об одном: о признании на переговорах с Россией ее законных, особых сфер интересов. Геополитическое измерение Северных стран, конечно, было бы самым благоприятным для Латвии, но не будем забывать, что там мы не только партнеры, но и конкуренты.

В.Б. - Что касается Латвии, то 2010 год особенный, потому что сменилось три министра иностранных дел. Возможно, эти замены связаны с тем, что Латвия потеряла четко выраженную, единую внешнюю политику…

(Публикуется с незначительными сокращениями).

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.