Официальный визит президента Латвии Валдиса Затлерса в Россию еще не закончился, но его главные результаты уже известны. Подписано девять документов, цель которых улучшение отношений двух стран во многих сферах. Затлерс встретился с президентом России Дмитрием Медведевым и руководителем правительства Владимиром Путиным. Существенных разногласий не было.

Затлерс подчеркнул доброжелательную атмосферу и признал, что его визит в Россию предваряет качественно новый этап в отношениях Латвии и России. Затлерс пригласил Медведева посетить Латвию, и это приглашение принято «с радостью».

В латвийских СМИ довольно широко обсуждался вопрос, почему Затлерс направился в Россию с официальным, а не с государственным визитом. Если бы был государственный визит, то нашего президента в аэропорту встречал бы не клерк российского МИДа, а человек с более высокой полки. В действительности между двумя статусами визитов больших различий нет. При официальных визитах меньше церемониальных дел, не вручаются ордена.

Примечательно, что с Путиным говорили только об экономических вопросах. И это правильно – согласно Конституции России, касающиеся внешней политики вопросы находятся в ведении президента. Достойно анализа специалистов высказанное Латвии предложение принять участие в строительстве Калининградской атомной электростанции. В особенности, с учетом того, что работа (?) над созданием предпосылок для возможной совместной атомной электростанции стран Балтии и Польши идет, словно по кочкам. Интересно, что на переговорах не затрагивалась дальнейшая судьба нефтепровода Полоцк-Вентспилс. Россия, по всей вероятности, его уже списала.

Пикантная мелочь: Затлерс посетил Путина в его «загородном владении» в Новоогарево. Во время традиционного взаимного обмена подарками Путин получил от Затлерса майку хоккеиста рижского «Динамо» и признался, что именно ему принадлежит идея создания Континентальной хоккейной лиги.

В ходе встречи Затлерса и Медведева говорили (по словам обоих на пресс-конференции, - очень откровенно), в том числе и о тяжелых вопросах – истории и проблеме неграждан.

Достигнута договоренность создать общую комиссию профессиональных историков, которая будет изучать события, интерпретация которых по обе стороны Зилупе различна и даже противоположна. Медведев добавил, что для историков будут открыты российские архивы. Чтобы так оно и было, только в России, к сожалению, не все происходит так, как говорит президент. Создание комиссии, естественно, не означает, что спорные вопросы истории полностью будут перенесены в академическую среду. Может быть - поверить трудновато, но может быть также быть, что в России есть темы, которые можно запретить упоминать в публичном пространстве. В Латвии это вполне определенно невозможно.

На вопрос русских журналистов о негражданах Медведев дал ответ, который требует пространного цитирования: «Мы действительно эту тему затронули, потому что она, с одной стороны, такая сложная и деликатная, касается большого числа людей, которые живут в Латвийской Республике. Мы понимаем всю сложность ситуации, которая возникла в силу известных геополитических процессов. В то же время мы исходим из того, что в отношении части людей, которые в настоящий момент не являются гражданами, рано или поздно должны быть приняты решения, которые позволят адаптировать их в нормальную социально-экономическую и политическую жизнь».

В этом ответе нет и следа от прежней официальной позиции России – гражданство всем и автоматически. Тем самым косвенно признано, что проблема неграждан, по сути, является внутренним делом Латвии. В действительности механизм адаптации создан и функционирует – это данная каждому негражданину Латвии возможность натурализоваться, стать гражданином. Необходимо отметить, что в вялую натурализацию неграждан свою лепту внесла также Россия, которая разрешила им въезжать на свою территорию без виз.

Если не последует дезавуирование сказанного (неправильно поняли), слова Медведева – это серьезный шаг к признанию того, что нынешняя Латвия не провозглашенное в августе 1991 года новое государство, а наследник основанной 18 ноября 1918 года Латвийской Республики. Если «последует естественный ход событий», возможно, именно этот факт позволит согласиться с Валдисом Затлерсом, который свой визит в Россию уже назвал историческим.

Перевод: Лариса Дереча