С наступлением 2011 года Эстония первой из бывших советских республик ввела в обращение единые европейские деньги, став 17-м государством Еврозоны. Как уже писал «День», благодаря своей уверенной экономической политике эта маленькая балтийская страна смогла достичь соответствия Маастрихтским критериям. Согласно с последними, напомним, дефицит госбюджета не должен превышать 3% ВВП. А размер инфляции в стране и долгосрочная процентная ставка не должны, соответственно, превышать больше, чем на полтора и два процентных пункта средний уровень трех стран — членов ЕС, достигших наилучших результатов в сфере стабильности цен. Украине пока остается только мечтать о таких показателях...

Тем не менее, напоминают эксперты, Эстония остается самой бедной страной Еврозоны, экономика которой составляет лишь около 0,15% от всего ВВП Евросоюза. И, к тому же, единую валюту Европы страна ввела тогда, когда другие ее представители стали задумываться о плане «Б» — отказе от евро и возврата к национальным валютам.

Рискованность введения евро осознают и сами эстонцы: согласно с последними опубликованными статистическими данными, чуть менее половины жителей страны благосклонно относятся к добровольному отказу от эстонской кроны. Более того, активисты движения Iseseisvus («Независимость») в Таллине и других городах республики с приходом нового года даже развесили плакаты с красноречивой надписью: «Welcome to Titanic, Estonia!» и изображением тонущего Титаника, на который они уже «посадили» Грецию, Ирландию, Португалию и Испанию.

Есть и другая позиция, выраженная уже даже в шуточной форме: «Евро — серьезно больная, но богатая невеста, поэтому не взять ее замуж — грех».

Однако важно отметить не лишь сам факт и перспективы перехода Эстонии на евро, а предпосылки к этому. Ведь без необходимых экономических реформ эту страну не приняли бы в Еврозону. И если Эстония и дальше пойдет таким же путем совершенствования, возможные риски от присоединения к Еврозоне становятся не такими уж и страшными.

Тем более, что эксперты отмечают во многом лишь формальность этого перехода. Потому что курс национальной валюты в Эстонии — кроны — с момента ее возрождения в 1992 году сразу же был жестко привязан к германской марке и не менялся вплоть до исчезновения последней. Далее курс кроны стал равняться на евро. «То есть, по сути, Эстония привязала себя к евро задолго до официального перехода, — объясняет «Дню» член Эстонской деловой ассоциации в Украине Иво Лиив. — И для бизнеса особых изменений не произошло. Какие-то трудности ощутили разве что рядовые граждане по причине небольшого увеличения цен, связанного с их «округлением» в новом эквиваленте».

Комментарии

Евро будет в зоне турбулентности достаточно долго


Олег Устенко, исполнительный директор Международного фонда Блейзера (The Bleyzer Foundation):

— Риски для Эстонии от введения евро и вхождения в Еврозону есть, и они достаточно весомые. Эстония достаточно конкурента сейчас за счет того, что более половины своего ВВП они получают за счет экспорта. Поэтому для них, дабы развивать ту модель экономики, которая у них есть, в идеале надо было бы развивать дешевую местную валюту и невысокий уровень инфляции. То есть, введение евро для Эстонии, с одной стороны, неплохой вариант, потому что они хотят как можно плотнее приблизиться к Еврозоне и уберечь себя от последующих рисков, которым подвержены малые открытые экономики. Но, с другой стороны, они будут терять свою конкурентоспособность, ведь они теряют рычаг монетарной политики. Одно дело — управлять своей собственной денежной единицей, для этого у них есть и фискальная, и бюджетная политика, а совсем другое — варится в общем монетарном котле, в котором и так неспокойно. Ведь время сейчас не самое хорошее: евро подвержено колоссальному количеству рисков — с одной стороны, те проблемы, которые есть в Греции, с другой — Португалия и Испания.

На мировых рынках сегодня ожидают, что евро будет продолжать ослабевать. В апреле и июне 2011 года Португалия должна будет вернуть 9,5 миллиардов долларов внешних кредитов. Денег у них, очевидно, нет. Европейский Центробанк отказывается от покупки их государственных облигаций. В апреле и июле этого года также Испания собиралась одалживать 45 миллиардов долларов на финансирование своих проблем, причем 2/3 из будущего долга должно было уходить на погашение внутренних долгов. То есть, ситуация довольно таки критическая. И еще одним подтверждающим то фактором является отказ Швейцарского банка брать долговые подписки правительства Португалии. Это знак того, что евро может трусить дальше, и оно будет находиться в зоне турбулентности достаточно долго.

Скажу, что Эстония пошла на довольно таки рискованный шаг, перейдя на евро, но все-таки менее опасный для экономики, чем отказ от интеграции в Еврозону.
 
Введение евро — это позитивные изменения и для Эстонии, и для ЕС

С наступлением 2011 года Эстония стала 17-м государством еврозоны. и первой из бывших советских республик ввела в обращение единые европейские деньги   

Роман Винарчук, первый секретарь по экономическим вопросам Посольства Эстонии на Украине:

— Введение евро — это, безусловно, позитивные изменения для населения такой маленькой страны, как Эстония. Но эти изменения фактически имеют лишь юридический характер. Де-факто Эстония была в зоне ЕС. Теперь же это произошло просто физически: купюры изменили свой вид. А повышения и спекуляций, которые были в Испании и в Италии, когда там вводили евро (я как раз был там в те времена), в Эстонии не было. Ведь у итальянцев и испанцев тогда были достаточно «высокие» валюты — цены измерялись в миллионах песо или лир. И когда вместо местной валюты ввели евро, цены поднялись, особенно в Италии, поэтому люди были крайне недовольны денежной реформой.

А у нас, фактически, один к одному обменялась валюта. Из своего личного опыта могу сказать, что мой счет очень хорошо перевелся в евро. Да и курс, как я уже подчеркнул, абсолютно не изменился. Какие-то округления в ценах на товары в пределах нескольких центов, конечно, были, но это арифметические моменты, которых не избежать.

Поэтому в целом никаких спекуляций не было, да и не могло быть. Еще полгода назад, когда было принято решение перейти на евро, население начали приучать к будущей денежной реформе: цены везде устанавливались параллельно — и в местной валюте, и в евро. Правительство раздавало калькуляторы чуть ли не каждому эстонцу: на почтовый адрес отправляли соответствующую программу, чтобы людям было удобно вести свои расходы.

Кроме того, введение евро в Эстонии — это очень позитивный момент для Евросоюза. Ведь все-таки в такой критический момент такая успешная экономика, как эстонская, присоединяется к евро.

Опасений из-за таки достаточно нестабильной нынешней ситуации в ЕС у эстонцев не было. Ведь Эстония также пострадала от кризиса довольно сильно, был ощутимый экономический спад, поэтому переход на евро воспринимался с большим оптимизмом и правительством, и населением. Для такой маленькой страны, как Эстония, экономика которой очень зависима от внешней конъюнктуры рынка, чрезвычайно важно быть в системе. И правительство приложило очень много усилий, чтобы уменьшить и дефицит бюджета, и уровень инфляции, чтобы придерживаться всех соответствующих критериев входа в Еврозону. Были и социальные «трансформации», но опасений не было, — наоборот, эстонцы очень положительно воспринимали решение о переходе на евро. По-видимому, из-за того, что мы — очень маленькая страна, и у нас очень дисциплинированные люди, которые привыкли работать над достижением поставленной цели.

Кстати


Новые эстонские монеты могут стать причиной нового дипломатического скандала в российско-эстонских отношениях. Как сообщает Inopressa.ru, об этом говорится в статье, опубликованной на днях в Suddeutsche Zeitung.

Дело в том, что на монетах, как рассказывает автор публикации Оливер Бильгер, изображена карта Эстонии, которая, как указывает, например, русскоязычный житель Эстонии, юрист и правозащитник Сергей Середенко, включает в себя часть российской территории.

На это посол Эстонии в России Симму Тиик заявил, что карта на монетах соответствует сегодняшним контурам его страны и не включает в себя, какую бы то ни было, часть российской территории. На первоначальном эскизе 2007 года, признал он, граница не соответствовала действительной, однако ошибка была быстро исправлена.

Однако российское посольство в Таллине, как говорится в статье, расценило появление новых монет как очередную «попытку пересмотреть действующие границы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.