Скандал разгорелся 11 января. Депутат от партии консерваторов Кястутис Масюлис обратил внимание Министерства иностранных дел Литвы на памятник в подмосковных Химках, посвященный спецназу. Среди прочих отдельных отрядов и рот упоминается и подразделение "А", которое в 1991 году штурмовало объекты в Вильнюсе.

В своем сообщении депутат сказал, что литовский МИД мог бы обратить внимание дипломатов и международного сообщества на то, что Россия ставит памятники тем, кто 13 января 1991 года убивал мирных жителей в Литве.

Можно не сомневаться: большинство жителей Литвы, услышав депутата Масюлиса, сделало однозначный вывод – у нас траур по погибшим, а русские в эти печальные дни ставят памятники убийцам наших детей. Вот подлые азиаты...

Поэтому с энтузиазмом было встречено заявление ведомства господина А. Ажубалиса, в котором прозвучала мысль, что российские политики должны пересмотреть значение памятника, наносящего боль литовскому народу и поощряющего имперские амбиции.

«Все народы, как заведено, почитают своих защитников, которые погибли в борьбе, и увековечивают их память, устанавливая памятники, - сказано в заявлении литовского МИД. - Министерство иностранных дел не считает, что действия группы «Альфа» в Вильнюсе в 1991 году  заслуживают уважения со стороны демократической России и могут быть предметом гордости. Действия группы «Альфа» в Вильнюсе тогда жестко осудил первый президент России Борис Ельцин».

Справедливости ради надо сказать, что параллельно с заявлением МИД и многочисленными комментариями литовских политиков робко зазвучали голоса, иначе трактующие озвученные факты. Но, как повелось, к ним никто не прислушивался. А зря.

Чтобы прояснить ситуацию, «ЛК» связался в Химках с нашим коллегой, главным редактором городской газеты «Химкинские новости» Николаем Лизуновым. Вот что Николай Анатольевич рассказал по телефону:

- Нам странно слышать тот шум, что поднялся в Литве вокруг химкинского мемориала спецназовцам разных поколений.

Странно в том смысле, что памятник установлен и торжественно открыт в сквере имени Марии Рубцовой  еще в сентябре 2007 года. Ни на семнадцатую годовщину трагических событий в литовской столице 2008 года, ни на восемнадцатую 2009-го и последующие годовщины никакого раздражения или отрицательной реакции у официального Вильнюса существование памятника не породило.

И только сегодня, будто специально, начался невообразимый, нецивилизованный скандал. Складывается впечатление, что литовцам памятник в Химках нужен, чтобы Россию 13 января ругать...

Что касается подразделений спецназа, или, как их еще принято называть, сил быстрого реагирования, они есть в любой стране. Кстати, Литва в этом списке – не исключение. Если не ошибаюсь, отряд называется «Aitvaras»...

Химки, сквер Рубцовой

Авторы проекта настояли, чтобы в камне были увековечены наименования всех частей и подразделений, участвовавших в выполнении интернационального долга – что справедливо как по отношению к спецназу КГБ, так и его близнецам из ГРУ, ВДВ, ВВ и МВД. Памятник представляет собой гранитную колонну, увенчанную расправившим крылья орлом, в клюве которого - автомат. Это символ спецназа. На колонне - две тысячи фамилий воинов-спецназовцев, павших в различных «горячих» и «холодных» точках за всю историю существования советской, затем российской военной элиты. Среди фамилий – и лейтенант Виктор Шацких, погибший в Вильнюсе.

Маховик истерии и психоза

Меж тем маховик истерии и психоза, камертоном которым послужил господин Масюлис, продолжал набирать ход. Громко высказал свое мнение премьер. Не слишком вникая в суть дела, попробовали набрать дополнительные очки перед предстоящими выборами заместитель председателя парламентского комитета по иностранным делам Юстинас Каросас, политолог Альвидас Мядалинскас и даже всегда уравновешенный доцент университета им. М. Ромериса  Гинтарас Алексонис. Каждому было что вспомнить и о чем порассуждать.

Мы полагаем, что общую мысль прекрасно высказал господин Мядалинскас: после августовских событий 1991 года в России значительно вырос уровень идеализации спецподразделений. Их имидж - это русские Рэмбо, которые демонстрируют силу, убивают даже мирных граждан. Это государственная политика - укрепить культ силы. И милитаристский подход – продемонстрировать миру, что Россия с мускулами.

Шаблонное мышление господина Мядалинскаса подвело – именно после августа 1991 года авторитет спецназа, как и Вооруженных сил вообще, в России упал ниже некуда. Поэтому осмелимся дать молодому человеку совет: неплохо бы изучить суть вопроса, прежде чем обнародовать свои фантазии.

Вообще в юбилейные дни каждый, касаясь трагических событий вокруг телебашни или бескровных у здания Верховного Совета, болтал все, во что горазд. Удивила «открытиями» всегда хладнокровная и внешне неэмоциональная президент.   Оказывается, по ее словам, десантники нападали ночью, закрасив номера танков и бронетранспортеров, боясь света как правды - они не хотели, чтобы их опознали, потому что чувствовали и знали, что совершают преступление. Возможно, на площади Дауканто неизвестно, что одним из символов тех дней давно стал фотоснимок агентства ELTA «Человек против танка»: мужчина с литовским триколором в руках на фоне танка. На борту машины номер – 221.

Кто-то лжет: либо ELTA нам подсовывает постановочный снимок, либо президент не в курсе.

Одним абзацем хотелось бы сказать о многочисленных фотовыставках. Например, член Сейма А. Анушаускас, возможно, неплохой политик. Но фотомастер он неважный. По крайней мере, на этих фотоснимках агрессия, напряжение, паника, люди в пограничных ситуациях отсутствуют. Что не помешало фотолюбителю высокопарно назвать свою галерею «Известная и неизвестная история: 20 лет назад».

Опять Масюлис

Краеугольный камень скандала, раздутого консерватором Кястутисом Масюлисом, – утверждение, что Россия и Литва по-разному интерпретируют даже недавнюю историю. Меж тем сам профессор историю знает очень поверхностно. Хотя бы потому, что 13 января в Вильнюсе от рук агрессоров погибли не 14 человек, а 13 – один умер от сердечного приступа.

Кстати, в озвученных на разных мероприятиях цифрах много неясного. Например, Масюлис в своих заявлениях утверждает: в ночь на 13 января было около 700 человек ранено. Другие источники говорят – ранено более 1 000 человек. Цифры, как правило, иллюстрируются словами, которые должны порождать если не ненависть, то отторжение. Дрожащий от напряжения девичий голос осуждающе произносит с претензией на известного диктора Левитана, цитируем: «в результате бесчинств десантников погибло четырнадцать и было ранено более тысячи человек».

Милочка и твои редакторы. Если б в Вильнюсе десантники бесчинствовали, то погибли бы тысячи и четырнадцать было ранено.

Много спекуляций вокруг несостоявшегося штурма здания Верховного Совета. Официальная и сильно идеологизированная версия «штурм не состоялся, потому что люди живым щитом стояли перед парламентом» хороша для первоклашек, не понимающих, как функционирует военный организм. Надо четко понимать: штурм не состоялся, потому что не было приказа штурмовать здание ВС. Это единственная причина. Войска подчиняются не желаниям или размерам толпы, а приказам. Если же говорить о тех днях применительно к теме скандала, следует помнить, что невыполнимых задач для спецназа КГБ тех времен просто не существовало.

Фактически только в одном тезисе нет разночтений: январские события на всех уровнях в современной Литве расцениваются как факт вооруженной агрессии СССР против независимого и суверенного государства.

Действительно неизвестная история

Мы, уважаемые читатели, вместе с вами подошли к самой пикантной точке скандала. Не станем скромничать: «Литовский курьер» пытается открыть действительно неизвестную страницу в новейшей истории нашей страны. Но требуется помощь. За нею мы обратились к уже не раз упомянутому Кястутису Масюлису.

- Уважаемый господин Масюлис, как вы полагаете, от чьей пули погиб в ночь на 13 января лейтенант спецназа КГБ Виктор Шацких?

- Могу только сказать, что не от моей точно. Как непосредственный участник тех событий, заявляю: вооруженным десантникам мы сопротивлялись без оружия.

- Но кто-то, тем не менее, выстрелил в спину?

- Ответ на этот  вопрос должна была дать прокуратура еще в 1991 году. Однако в то время там работали только коллаборационисты. Наверное, они и скрыли факты.

- Однако следствие по делу 13 января продолжается. Может ли в 455 его томах отыскаться ответ на этот очень интересный вопрос?

- Не исключено.

- То есть сохраняется надежда, что фамилия и имя единственного героя, который оказал вооруженное сопротивление агрессорам, все же станут достоянием истории?

- Это имя известно – литовский народ…

Фиаско

Так неудачей закончилась попытка «ЛК» открыть новую историческую страницу. Будем полагать, что неудача временна. Должна же Родина знать героев?

Справка «ЛК»:
 
Идеолог и «отец»  группы “А” - Юрий Андропов, председатель КГБ СССР.

Сама группа – совершенно секретный, существовавший в обстановке конспиративного вакуума отряд суперпрофессионалов из числа офицеров КГБ. Даже с приказом от 29 июля 1974 года о создании группы “А” в 7-м управлении Комитета государственной безопасности СССР, ведавшем вопросами наружного наблюдения за объектами оперативной разработки, не ознакомили даже начальников некоторых управлений КГБ, причем не самых последних.

Официальным «крещением» группы «А» стал штурм дворца Тадж-Бек, где размещалась резиденция президента Афганистана Х. Амина. Объект мало чем отличался от средневековой крепости. Расположенный на вершине холма, опоясанного серпантином единственной дороги, он надежно охранялся двумя сотнями отборных нукеров главы республики. Дворец был взят за 48 минут. В операции участвовали около 50 офицеров «Альфы». Погибли двое - Дмитрий Волков и Геннадий Зудин.

Один из разработчиков плана штурма генерал-майор в отставке Василий Васильевич Колесник всегда подчеркивал:

“В Афгане “альфовцы” работали малой кровью и на чужой земле.

В 1991 году в Вильнюсе небольшую группу “альфовцев”, брошенных по приказу председателя КГБ Крючкова на защиту телецентра, фактически предали. Даже патроны руководство КГБ им выдало холостые. Дескать, пальнете разок-другой для острастки в белый свет, как в копеечку, бузотеры и разбегутся.

Многотысячная толпа не разбежалась. Смертельную пулю в спину получил лейтенант Виктор Шацких. Дальше и вовсе началась какая-то вакханалия. Сначала СМИ  дружно обвинили командира группы «А» Героя Советского Союза генерала Виктора Карпухина, находившегося в Москве, в том, что он собственноручно расстрелял подчиненного за невыполнение приказа. Затем руководство КГБ подкинуло газетам другую “утку”, открестившись от погибшего Шацких, как от сотрудника органов государственной безопасности.

Окончательно убил офицеров из группы «А» первый и последний президент СССР Михаил Горбачев, заявив, что он вообще ничего не знал о вильнюсских событиях. В который уже раз из его уст прозвучала старая песенка на тему “я вас туда не посылал”.

«Альфовцы» предательства не простили. Спустя полгода, в дни московского путча ГКЧП, оклеветанная “Альфа” впервые за все время своего существования проигнорировала высочайший приказ и не пошла на штурм Белого дома. Избежав бессмысленного кровопролития и, возможно, изменив ход истории, потому что невыполнимых миссий для нее не было.

Николай Лизунов, главный редактор городской газеты «Химкинские новости»:

- Нам странно слышать тот шум, что поднялся в Литве вокруг химкинского мемориала спецназовцам разных поколений.

Странно в том смысле, что памятник установлен и торжественно открыт в сентябре 2007 года. Ни на семнадцатую годовщину трагических событий в литовской столице, ни на восемнадцатую и последующие никакого раздражения или отрицательной реакции у официального Вильнюса его существование не породило.

И только сегодня, будто специально, поднялся невообразимый, но однобокий межгосударственный скандал. Складывается впечатление, что литовцам памятник в Химках нужен, чтобы Россию ругать...

Кстати, хочу заметить, что кому и какие памятники устанавливать – внутреннее дело каждого государства. Например, в независимой Литве демонтировали монумент Матери-родине в Крижкальнисе. Я бывал там и видел этот величественный символ литовской женщины-матери. Зрелище очень впечатляющее. Но изменилась политическая коньюнктура – памятник снесли. Он сейчас стоит в трагикомичном по своей сути Грутском парке. Разве, к примеру, Россия или другие страны Европы указывали тогда Литве, как поступать с крижкальнисским и другими монументами, в том числе –  с работами выдающихся скульпторов? К примеру, произведениями искусства, вышедшими из мастерских Гядиминаса Йокубониса или Юозаса Микенаса? Лично я никогда не слышал ни об официальных нотах МИД, ни об упреках на уровне правительств, ни о претензиях, тем более – о скандалах.

Сегодня в Крижкальнисе планируется возвести монумент в память о партизанах – послевоенных борцах за независимость. Слышал, там будут увековечены фамилии примерно двух тысяч «лесных братьев». Что ж, стройте на здоровье, коли есть в бюджете лишние деньги – это ваше право. Хотя известно, что среди так называемых послевоенных борцов против оккупантов было немало фашистских пособников, участвовавших в Холокосте, и уголовников, после войны безжалостно уничтожавших мирных сограждан и малолетних детей. Только их за годы «резистенции» погибло около тысячи – по 120 в год или по одному каждые три дня.

Если литовцам хочется  увековечить имена в том числе и детоубийц – кто в состоянии им помешать?

Но в таком случае и за нами оставьте право выбора. Мы сами решим, кто достоин памятника, а кто нет...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.