Несмотря на то, что эмиграция литовцев длится уже полтора столетия, еще никогда она не была настолько масштабной, сказал профессор Кафедры истории Литвы ВУ Людас Труска. По словам историка, ситуация угрожающая и в плане выживания народа, поскольку численность живущих вокруг больших народов – русских, поляков, белорусов - по сути не уменьшается.

 

Труска сравнивает сегодняшнюю эмиграцию с чумой, которая опустошила Литву в начале XVIII в., когда был потерян каждый третий житель. «Но с XVIII в. не было таких периодов, в которые число жителей Литвы уменьшалось. Даже конец XIX в. - начало XX в., когда наблюдалась огромная эмиграция, особенно в Северную Америку, когда из Литвы эмигрировал почти миллион жителей», - сказал историк.

 

По словам Труски, даже и тогда число жителей Литвы увеличивалось благодаря естественному приросту, который составлял 30 000-40 000 человек в год. Историк отмечает, что в межвоенный период, 1929-1930 гг., эмиграция остановилась, когда США, Канада, Бразилия, Аргентина ограничили или вовсе запретили въезд.

 

Историк замечает, что, несмотря на то, что в межвоенный период эмигрировало около 100 000 человек, это все равно восполнил естественный прирост. В межвоенные годы численность жителей увеличилась на несколько сотен тысяч человек.


В советское время литовцы были самыми оседлыми

 

Труска говорит, что после смерти Сталина литовцы неплохо приспособились к советскому режиму. Как это не парадоксально, они были самым оседлым народом в СССР, перепись населения показывала, что в других республиках проживало всего 4% литовцев. В советский период численность населения Литвы увеличилась на миллион – с 2,7 до 3,7 миллионов.

 

«Думаю, после восстановления независимости, когда Литва стала членом ЕС, мы плохо приспособились. Угрожает катастрофа. Если в начале независимости было около 3,7 миллионов жителей, то сейчас Департамент статистики говорит, что есть около 3,4 миллионов. Но, боюсь, что после новой переписи окажется, что осталось всего 3 миллиона», - сказал Труска.

 

«Эмиграция длится уже полторы сотни лет, но никогда она не была такой масштабной – чтобы значительно сокращалась численность населения», - сказал собеседник.


Могут возобновиться споры между Вильнюсом и Клайпедой?

 

«Ужасает, что мы живем между большими народами. Численность поляков и русских не сокращается. Там тоже есть эмиграция, но не такая масштабная. В Белоруссии прирост небольшой, но число жителей стабильно. А в Литве приближаемся к рубежу в 3 миллиона. Разве это не угрожающая ситуация?», - задал Труска риторический вопрос.

 

Труска рассказал, что писатель Винцас Миколайтис-Путинас охарактеризовал древних литовцев как воинственный народ с низким уровнем культуры. Историк с ним согласен, да - когда-то литовские князья завоевали Восток, но сами при этом приобщились к славянской культуре, затем началось ополячивание.

 

«Как знать, может это снова возобновится, станет спорным вопросом Вильнюса, Клайпеды? Мы на 100% не можем сказать, что прежние территориальные проблемы не повторятся в будущем», - сказал Труска.

 

Профессор не согласен с идеей, что нынешние эмигранты – это резерв литовскости. Он отметил, что в конце XIX - начале XX века уехал почти миллион литовцев, от которых не осталось и следа – второе, третье поколение не говорит по-литовски.

 

Историк замечает, что женщины, которые несколько лет назад уехали в Германию, возвращаясь в Литву с детьми на лето, разговаривают с ними по-немецки – их дети уже не говорят по-литовски. «Так о каком резерве мы говорим?», - вопрошает Труска.

 

«Я не осуждаю уезжающих, я бы на их месте тоже, наверное, уехал, но с точки зрения интересов и перспектив народа – что будет? Один вариант, что впустим китайцев, арабов и они в будущем заработают нам на пенсии», - рассуждал профессор.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.