По телевидению видел сюжет: в подъезде нотариальной конторы толпятся русские, чтобы подписаться за введение русского языка в Латвии как второго государственного языка. Вождь местных национал-большевиков увидел искру надежды в глазах собравшихся. Неподдельное удивление, что подписываться имеют право только граждане Латвии.

Увиденное наглядно демонстрирует взгляды многих живущих в Латвии русских. Во-первых, они ни на один день не отказывались от мысли, что здесь есть и будет Россия, поэтому в их глазах загорелась искра светлой надежды, когда они узнали о действиях национал-большевиков и промосковски ориентированных партий. Только страдающие слепотой интеграторы могут проповедовать, что эти люди когда-то включаться в жизнь латвийского государства. Во-вторых, желающие подписаться живут с уверенностью, что в действительности ситуацию в Латвии определяют они. Все происходящее вокруг свидетельствует об этом: свободно и безнаказанно можно обзывать латышей фашистами, беспрепятственно использовать русский язык, получать пенсии от России и ругать государство, в котором сами нашли дом. Поэтому неподдельное удивление и агрессивность, узнав, что подписываться могут только граждане. До этого гастарбайтеры и их потомки просто не додумались.

Упомяну трагикомичный случай. Во время первого свободного латвийского государства мой дед был большим пустозвоном и искателем правды, поэтому ни на одном рабочем месте он долго не задерживался. Так же как и герои романов Вилиса Лациса, он был убежден, что в Советской России у рабочих золотая жизнь. А двоюродный брат деда был матросом на торговом судне. После поездки в совдепию, кажется, в 1936 году он рассказал семье об увиденных в России бедности и разрухе. Дед с побледневшими губами поднялся из-за стола и сказал: «Мать, у нас в роду вырос черносотенец!». Он не верил рассказу очевидца, отказывался признавать правду и охотнее жил в мире выдумок.

Аналогичным образом поступают политиканы нашего государства. Они отказываются признавать суровую правду и живут в уверенности, что с интеграцией все в порядке, и что в быту укрепляются позиции государственного языка. Политиканы верят, что при помощи раздачи гражданства за деньги они получат лояльных граждан. Делают вид, что не понимают, что если объявить язык гастарбайтеров вторым государственным языком, Латвия, по сути, прекратит существовать. У этого вымученного славянского образования, которое последует, имя Латвии будет всего лишь бутафорским обозначением.

Иначе я не могу объяснить трусливое молчание. Выходящие на русском языке газеты публикуют статьи и открыто проповедуют ненависть. Заголовки гласят: «Националисты готовят кровавое побоище!», «Националистам надо дать по зубам!» и т.д. А руководители нашего государства живут в своем мире, их это, наверное, не касается.

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.