Недавно опубликованная стенограмма переговоров в 1989 году социал-демократического президента Финляндии Мауно Койвисто и руководителя СССР Михаила Горбачева свидетельствует о том, что Койвисто  расценивал начало событий Пробуждения Балтии, как ухудшение политической ситуации, в особенности в Латвии.

Разговор между президентом Финляндии Мауно Койвисто и Михаилом Горбачевым состоялся в Хельсинки 25 октября 1989 года, и он опубликован в изданном базирующимся в Будапеште Центрально-европейским институтом сборнике документов «Masterpieces of History: The Peaceful End of the Cold War in Europe 1989» («Шедевры истории: Мирное завершение холодной войны в Европе, 1989».

Обмен мнениями между двумя политиками проходил в тот момент, когда в Польше после длившейся десятилетия паузы состоялись свободные выборы, абсолютную победу в которых праздновали независимое объединение профсоюзов «Солидарность» и его руководитель Лех Валенса. Коммунистический режим в Польше рушился. В свою очередь, в Латвии и в остальных странах Балтии все большее влияние приобретали народные фронты, усиливались требования о восстановлении отнятой в июне 1940 года независимости, обозначился раскол также в рядах коммунистов.

В этой связи Койвисто говорил: «Что касается Балтии, мы, как и Швеция, заинтересованы в том, что там происходит. Швеция больше внимания уделяет Латвии и Эстонии. Кажется, ситуация в Латвии ухудшается. Эстонцы утвердили программу, согласно которой со следующего года они собираются перейти на экономическую независимость. Прошлым летом Верховный совет СССР подтвердил права республик на экономическую самостоятельность, но закон еще не разработан. Плюс еще приближаются выборы, и все снова ухудшится. Что мы можем в этой ситуации сделать? Мы пытаемся повторно сигнализировать вам: нам нужна ясность – в случае проблем нам нужна единая политическая линия. Я рад, что [1-й секретарь Коммунистической партии Эстонии] Вайно Вельяс здесь. Надеюсь, что смогу с ним встретиться. Если они в Балтии верят, что получат широкие симпатии, выдвигая все более далекоидущие требования, то они ошибаются. Даже [госсекретарь США Джеймс] Бейкер сказал, что они в своих калькуляциях не могут опираться на беспорядки в СССР. Он сказал это намного более жесткими словами. Правительства государств Западной Европы думают аналогично. Они не хотят участвовать в действиях, которые могут быть провокационными по отношению к СССР. Поэтому важно знать, как ситуация будет развиваться в будущем».

Горбачев ответил Койвисто: «Я согласен с вашими мыслями и принимаю вашу точку зрения». Далее руководитель Советского Союза признал, что напряженность в обществе действительно велика, и «последствия могут быть самыми негативными, если внешние силы попытаются извлечь какую-то выгоду из этой напряженности».

Позиция Койвисто фактически была созвучна осторожной политике того времени США и Запада, которые медлили с поддержкой стремления стран Балтии к независимости, поскольку это ведь могло «спровоцировать» СССР. Однако события после 1989 года показали, что Койвисто, который руководил Финляндией с 1982 по 1994 годы, на самом деле слишком «зациклился» на реализации лояльной СССР политики финляндизации. Даже в 1991 году он уклонялся от признания независимости соседней Эстонии до тех пор, пока это не сделали крупные державы Европы.

Как более чем 20 лет назад прокомментировала слова президента Финляндии дипломат и историк событий новейших времен Северной Европы Аргита Даудзе: «В этом не было ничего удивительного. Это лишь в очередной раз закрепило уверенность, что надо было полагаться только на свою волю, непреклонность и разум».

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.