Является ли Эстония маленькой, скучной и серой, государством, которое следует одобренным Европейским союзом и западными странами обычаям и манерам, на словах осуждает диктатуру и диктаторов, но на самом деле понимает их и обменивается с их вековечными руководителями орденами?! 

Визит президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Эстонию вызвал отвращение среди ненавистников советской ностальгии. Конечно, еще 12 лет назад тогдашний министр иностранных дел Рауль Мялк передал от имени президента Леннарта Мери  приглашение Назарбаеву посетить Эстонию. Он оказал поддержку Эстонии в тот момент, когда мы ней очень нуждались.

«Президент Назарбаев вспомнил о своем визите в Таллин в 1994 году и о других встречах с президентом Эстонии на многих международных форумах. Он выразил также признание политике реформ Эстонии. Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что прямой путь из Казахстана в Европу идет через страны Балтии и Эстонию,» говорилось в пресс-релизе министерства иностранных дел 2 марта 1999 года.

Казахстан за эти 12 лет провел ряд впечатляющих «реформ». Именно политических. Назарбаев будет у власти до тех пор, пока хватит здоровья – ибо народ хочет, и нельзя идти против воли народа.   Разумеется, прямой путь из Казахстана в Европу не проходит через Эстонию. Скорее путь Казахстана в Европу проложил Саша Барон Коэн в роли Бората и благодаря которому государство размером в 3,4 раза меньше соседнего Китая, а по численности населения меньше  в 71 раз, обрело свою славу. Казахстан «знаменитое и странное» государство, о котором за пределами бывшего Советского союза знают немного, а если и знают, то скорее о его бизнес-возможностях, но не о культурных достижениях или наследии.
 
Из пяти целей внешней политики 2 звучат следующим образом: «4.Влиятельный и достойный образ Эстонии, 5. Продвижение демократии, прав человека, принципов правового государства, экономических свобод и развития». Хорошие отношения с Казахстаном, Китаем и другими, не сеющими политическую демократию государствами, поддерживают влияние Эстонии. И я осмеливаюсь считать, что они никак не вредят имиджу Эстонии (потому что мы делаем ведь это по примеру американцев, англичан, немцев и французов), но они не демонстрируют и особую прочность нашего хребта (что повредило любому, у кого есть такой хребет).   

Размышляя откровенно – есть ли у нас вообще право рассматривать, какая демократия или диктатура, или порядок правления должны быть в том или ином государстве? Разве наша правда самая правдивая и лучшая, чем чья-то другая? Наверняка она такая же половинчатая, если не четвертная.
 
На деле война в Ираке принесла с собой хаос. Приносит демократию столь же трудно, как и веру. Крестоносцы не несли нам веру, вера была лишь поводом для узурпации. Демократия стала такой же верой, во имя которой убивают и глав государства (например, Саддама Хусейна, пусть убийцу и диктатора).  Причем страсть к демократии разгорелась у американцев только тогда, когда отношения с Ираком охладели.

У французов были в Ираке свои интересы и ссора между НАТО-вскими братьями по оружию зашла так далеко, что США заменили french fries на  freedom fries  (французская фри-картошка вдруг стала картофелем свободы). Если уже поставлены  нефтяные вышки своих фирм, а цистерны наготове, то никого не интересует (ни Саркози, Обаму, Меркель или Камерона), что народ в чужой стране голодает. За каждую неуместную фразу сажают в тюрьму, не будучи до конца при этом убежденным, что он вообще произносил эту фразу. Северная Корея ведь у нас не пройдет. Беда наступает, только если она начинает угрожать другим. Проклинаем, но ничего не делаем. 

Международная политика не отстаивает правду и право. Возможно, некоторые люди (во всяком случае, по их собственному разумению) и отстаивают, но их усилий недостаточно. На деле за короткое время (десятилетия) невозможно сделать ни одно государство существенно более демократичным. Даже революции не помогают. В России и в самом деле нет больше царя, но если быть четными: возможно, просто менялись династии, и на место кровного родства пришло родство духовное? Путин – отец, а Медведев - сын? 

У Эстонии нет внешнеполитического лица и характера. Есть шатание на сквозняке – сквозь рифы. Во всяком случае, так кажется, глядя на Эстонию. Министр иностранных дел может раздавать в месяц по сотне интервью о том, как мы «боремся» и встречаемся с важными людьми, чтобы спасти семерых несчастных велосипедистов, но какова весть этой деятельности миру? У каждого слова есть вес. Эстонцам грозит «наклеивание ярлыков», если использовать слова премьера. 

Мы «прогибаемся» перед теми, перед кем не стоит подхалимствовать, потому что нам кажется – от этого может быть польза. А разве мы и могли бы делать по-иному? Наверное, и не смогли бы. Все, что том числе и самые большие, сильные и демократические государства поступают так. Иногда это не под силу и гигантам, как президенту Джорджу Бушу после 11 сентября 2011 года, что привело к войне в Ираке и обошлось в миллиарды долларов. Но с другой стороны (если быть циничными), эти миллиарды вернулись в экономику США, принесли с собой рост экономики, плодами которой отдаленно пользуемся и мы…   

То, что Эстония как государство открыто лицемерно (делаем вид, но все знают, что этот вид фальшивый), трудно перенести чувствительным людям.  Возможно, мы должны в обществе внутри своего государства быть менее пафосными, реже использовать «абсолютную истину», быть более искренними при проявлении эмоций?  Можно обмануть самих себя, но не весь народ.

Таких, кто смог бы бросить первый камень, немного. Теологам нравится рассказывать историю о том, как Иисус, когда к нему привели согрешившую женщину, сказал: «Кто без греха, бросьте в нее первыми камень!» И вдруг из-за спины Иисуса полетел камень прямо женщине в голову и она упала замертво. И тогда Иисус бросил через плечо: «Мама, я ведь сказал тебе, не вмешивайся в это дело!»

Эстония не мать Иисуса – и, возможно, не стоит нам рекламировать себя ею.

Перевод: Хейно Сарап

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.