(II часть)

Сталин боялся Гитлера?

Борис Соколов одним из наиболее распространенных мифов в советской, современной российской, а также западной историографии считает утверждение, что накануне советско-германской войны Сталин боялся Гитлера и любой ценой старался оттянуть нападение немцев на СССР. Поэтому он до последнего момента не давал приказ, чтобы размещенные в приграничье войска были в полной боевой готовности.

Причины, почему СССР в июне 1941 года был не готов к отражению немецкого нападения, совсем иные. Соколов подчеркивает, что боеготовность Красной армии была на очень низком уровне, и ответственна за это советская тоталитарная система. Но главным было то обстоятельство, что Сталин готовился не к обороне, а к нападению на Германию. Соколов приводит десятки доказательств агрессивных целей Кремля. Например, в марте 1941 года генеральный штаб Советской армии разработал стратегический план наступления на западе, который предусматривал нанесение главного удара на юге Польши (оккупированная Германией территория). Документ украшает резолюция заместителя начальника генштаба генерала Николая Ватутина – советский юго-западный фронт должен начать наступление 12 июня 1941 года.

Несмотря на определенные расхождения во взглядах, аналогично Соколову думают и некоторые другие российские историки. Уже упомянутый Солонин пишет, что второй план Сталина предусматривал нападение на Германию и начало войны с ней. Благодаря рассекреченным и опубликованным в 90-е годы документам, сегодня известно, что этот план, очевидно, намечалось реализовать в 1942 году. Однако весной 1941 года Сталин понял, что нанести удар первым возможно только в том случае, если Красная армия начнет наступление не позднее сентября 1941 года. Вместе с этим, как указывает Солонин, второй план остался на бумаге. Военно-политическому руководству СССР пришлось разрабатывать третий план, который предусматривал (по меньшей мере, многое свидетельствует об этом) начало вторжения в Европу уже летом 1941 года.

Советский Союз готовился к нападению, но немцы опередили его. По мнению многих военных историков, именно этим фактом в большей мере объясняется, почему Красная армия, в распоряжении которой было в четыре раза больше танков и самолетов, в артиллерии даже пятикратный перевес над немцами (данные британского историка Яна Кершана), летом 1941 года терпела сокрушительное и позорное поражение. Русский историк Александр Осокин в опубликованной в этом году работе «Великая тайна Великой Отечественной войны» необычайно жесток: «22 июня 1941 года – это не заживающая рана и на редкость тяжелый позор для нашего народа и его армии».

Справедливости ради можно добавить, что отдельные авторы утверждают (с чем согласиться более чем сложно): если бы Сталин опередил Гитлера, то и немцы оказались бы в аналогичной ситуации. Наступающие советские войска разгромили бы немецкую армию (немецкая армия была намного слабее) и дошли бы до Берлина. Но не будем спорить, потому что это уже альтернативная история.

Реальной историей были и остаются головокружительные и трудно повторимые успехи немцев! Все рекорды превзошла 3-я танковая дивизия под командованием (позже генерал-фельдмаршала) Вальтера Моделя. Ей понадобилось только шесть дней, чтобы преодолеть расстояние от Бреста до Бобруйска – 460 километров. 27 июня она на территории врага продвинулась вперед на 115 километров. Уникальное достижение!

О капитуляции Германии и о клоунаде

В упомянутой книге Соколова можно найти интересные детали о безоговорочной капитуляции Германии. Автор обоснованно считает мифом распространенное в советской историографии утверждение, что капитуляция, которую 7 мая в штаб-квартире главнокомандующего войсками западных союзников генерала Дуайта Эйзенхауэра в Реймсе подписал начальник оперативного главного командования вермахта Альфред Йодль, была сепаратным и неполноценным актом. Это была лишь капитуляция перед западными союзниками. Настоящую капитуляцию, которая завершила Вторую мировую войну в Европе, в ночь на 9 мая в предместье Берлина Карлсхорст подписал начальник штаба главного командования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель.

Согласно подписанному в Реймсе документу, капитуляция нацистской Германии вступила в силу 8 мая в 23.01 по среднеевропейскому времени. От советской стороны акт в Реймсе подписал представитель советского главного командования в штабе Эйзенхауэра генерал Иван Суслопаров. Он сделал в тексте оговорку, что возможно подписание нового акта о капитуляции, если этого пожелает какая-либо из стран-союзников. На момент подписания Суслопаров еще не получил ответ из Москвы – может ли он подписывать акт о капитуляции. Полученный с опозданием ответ Москвы был отрицательным. Соколов отмечает, что Сталин, узнав о подписании капитуляции, не был «слишком огорчен». Он не мог отвергнуть реймсский акт, потому что тогда Германия могла бы продолжать боевые действия против советских войск и добиться, чтобы многие части оказались в западной зоне оккупации, избежав советского плена. Сталин лишь потребовал организовать повторное подписание акта о капитуляции, которое состоялось в Карлсхорсте 8 мая в 22.43 по среднеевропейскому времени (в 0.43 – по московскому времени), а в силу вступило в 23.01 по среднеевропейскому времени, как это было предусмотрено реймсским актом. Текст акта о капитуляции не был изменен, так как его уже опубликовали президент США Гарри Трумэн и британский премьер Уинстон Черчилль. Таким образом, реймсская капитуляция была совершенно реальной и общей, а карлсхорстская капитуляция – не более чем имитация, подражание.

Различные оценки

Один из стереотипов, который в связи со Второй мировой войной стабильно укоренился в историческом сознании русских, - это миф об освободителях, для которого нет никакого серьезного обоснования в исторических реалиях и процессах. Можно ли считать освободителями солдат, которые в массовом порядке насиловали немецких женщин (британский историк Энтони Бивор указывает, что в занятых Красной армией районах Германии были изнасилованы почти все женщины и девочки в возрасте от 10 до 80 лет) и убивают мирных жителей? Разве это освобождение, если на занятой территории на десятки лет устанавливается тоталитарный оккупационный режим? Надеюсь, что любой логически мыслящий человек даст однозначно отрицательный ответ.

Мифологизация истории Второй мировой  войны осложняет отношения России с соседними странами, в том числе и с Латвией. Могут показаться забавными давние и непрестанные попытки Кремля добиться, чтобы были созданы смешанные комиссии историков (обычно для второй стороны все главные основные вопросы истории достаточно ясны), которые якобы бы должны решить все спорные вопросы истории. Опыт показывает, что это отнюдь не так, потому что сталкиваются различные уровни понимания и восприятия истории. Однако почему не попытаться снова и снова, если политики этого хотят?  Для того чтобы, по меньшей мере, продемонстрировать свою добрую волю и нейтрализовать какой-либо из пропагандистских лозунгов Москвы.

Инесис Фелдманис (Inesis Feldmanis), профессор Латвийского университета, доктор исторических наук, академик

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.