В связи с тяжелой ситуацией, которая сложилась в связи с массовым обменом загранпаспортов проживающих в Эстонии граждан России, портал Delfi обратился за разъяснениями в МИД России. Нас промурыжили без малого два месяца, но ответов на вопросы так и не дали.

В связи с колоссальным количеством жалоб граждан на очереди и хамство консульских работников и в связи с тем, что меры, предпринятые консульским отделом Посольства РФ в ЭР в феврале этого года, практически никак не исправили положения, Delfi попросил Консульский департамент МИД РФ ответить на пять вопросов.

- Зная, что в Эстонии вторая по величине (после Латвии) заграничная «колония» граждан РФ и грядет массовый обмен паспортов, почему МИД РФ, КД МИД РФ и Посольство РФ заранее не предприняли мер для того, чтобы этот обмен проходил цивилизованно?

- Проверил ли Консульский департамент МИД РФ готовность консульского отдела Посольства РФ в ЭР к массовому обмену паспортов?

- Должен ли МИД РФ (Консульский департамент) проверять консульские отделы «на местах»? Когда в последний раз проводилась проверка работы консульского отдела Посольства РФ в ЭР, что она показала?

- Получали ли МИД РФ, Консульский департамент МИД РФ жалобы из Эстонии о неудовлетворительной работе консульского отдела Посольства РФ в ЭР?

- В консульском отделе Посольства РФ в ЭР постоянно нарушается Административный регламент оформления общегражданских заграничных паспортов. Например, в части времени ожидания в очереди, чтобы подать документы на обмен паспорта, в части требований к месту исполнения государственной функции. Намерен ли МИД РФ, Консульский департамент МИД РФ как-то отреагировать на это, вмешаться в ситуацию?

Портал направил в МИД также ссылки на свои многочисленные материалы по этой теме.

Поскольку в народе широко бытует мнение, которое отражают слова одного нашего комментатора — «чтобы что-то изменить, надо обращаться в МИД», — хочу рассказать, какова судьба таких обращений и как на практике выглядит общение с таким важным российским министерством.

Первое письмо туда Delfi отправил 29 марта. Начал с пресс-центра, откуда перенаправили к Александру Кузнецову, «который занимается Эстонией». Тот пояснил, что занимается только аккредитованными в России эстонскими журналистами, а нам надо обратиться в Департамент информации и печати МИД. Delfi сделал это 31 марта, направив вопросы директору департамента Александру Лукашевичу. Повторили вопросы ему же 4 апреля.

После звонка в Департамент информации и печати выяснилось, что надо связаться все же с пресс-центром. Там велели позвонить Александру Кузнецову. Тот нимало удивился и сказал, что теперь есть два варианта: либо мы выходим на Консульский департамент напрямую, либо через него, но это будет дольше.

5 апреля стартовало общение Delfi с Консульским департаментом напрямую. Письмо с вопросами было продублировано нами 12 и 13 мая. Никто не ответил, поэтому мы продолжили звонить.

Пошел бесконечный «футбол»: из канцелярии Консульского департамента в канцелярию отдела Европы, потом — в приемную МИД и обратно — в Консульский департамент. И так по несколько раз!

Отмечу, что наши вопросы в МИД получили. Одни чиновники демонстрировали большую, другие — меньшую любезность, но почти все — одинаковый пофигизм и зачастую — некомпетентность. Редко кто представлялся, даже если я просила. Из 26 звонков «именными» оказались лишь шесть. Одна девушка заявила: «Я вам скажу, а вы обратитесь к президенту. Зачем мне это надо?»

И еще. Хотя портал, в конце концов (после упоминания о компьютерной продвинутости того же российского президента и о том, что весь цивилизованный мир уже давно общается посредством электронной почты), добился, чтобы его электронное письмо распечатали, зарегистрировали и передали исполнителю, клерки МИД даже не скрывали, что электронные письма — это для них что-то заоблачное, не то что заказные…

17 мая в канцелярии отдела Европы сообщили, что вопросы Delfi передали Сергею Смирнову, который в этом отделе курирует Эстонию.

«Я курирую страну, но не работаю с журналистами, — пояснил он. — Вам надо обратиться в Департамент информации и печати, это их работа».

«Помилуйте, — не выдержала я. — Почти два месяца назад мы начинали именно оттуда. Зачем же вы нас опять туда «посылаете»?»

«Вам надо туда, — бесстрастно повторил Смирнов. — Если они пришлют запрос, то будем готовить ответ. Я с прессой не работаю».

В этот момент по редакционному телевизору передавали пресс-конференцию Дмитрия Медведева. Впервые горько пожалела о том, что не присутствую на этом мероприятии и не могу задать — угадайте с трех раз, какой — вопрос президенту России. Выразив сожаление по этому поводу и вслух, я распрощалась с господином Смирновым.

Это был 26 телефонный разговор Delfi с Министерством иностранных дел России. Мы посчитали, что начинать эту игру по-новой нет никакого смысла.