Содержательное построение Русского мира — разве не для того задуманы многочисленные проекты и мероприятия, инициируемые представителями очень разных, а порой непримиримых движений в Эстонии?

И, хотя в это понятие разные группы вкладывают разный смысл, спорят и даже оспаривают возможность понимать данный конструкт иначе, чем это кажется им правильным, все же это движение информации и неравнодушной мысли очень важно для меня. И потому я являюсь постоянным читателем портала Delfi и других, а иногда даже автором статей. Причем рассматриваемые мной темы ложатся в определенную канву и могут, по-моему, в своей совокупности представлять отдельную ценность. Позволю себе напомнить некоторые из них и коротко обозначить их взаимосвязь.

Первая проблема, которую я попыталась раскрыть для себя и для потенциальных единомышленников, была связана с осмыслением такого феномена как русская школа в балтийских странах, в частности в Эстонии. (Русская или советская школа. — Что сохраняем? БМ №1 2009:40-45.) В результате исследования сделан вывод, что борьба против уничтожения школы с русским языком обучения на данном этапе развития общины не может быть результативной. Ибо люди готовы бороться только за то, что для них действительно является ценностью, а эффективно бороться лишь тогда, когда ценность осознана, сопоставлена с иерархией базовых ценностей, когда достигнуто понимание, что именно есть жизненно необходимый ресурс. Но понимания, что означает быть русским, как эта идентичность формируется, в том числе, в школе с русским языком обучения, пока нет. Или члены нашего русского мира (люди, с которыми я общаюсь вживую или опосредованно через тексты) хранят это понимание-знание для себя.

Второй задачей стало обозначение контекста: среды, в которой предстоит строить свой мир, и средства, которым обладает русское население Эстонии. (О порохе в пороховницах. БМ №3 2009:64-67). Пунктиром была обозначена проблематика: государство пока еще не озаботилось всерьез созданием и предоставлением равноценных (не равных, а именно равноценных! — это для меня принципиально) возможностей для благополучия русского населения. Вывод сделан, хотя и не очень оригинальный — надо брать ответственность за построение своего мира на себя. То, что в индивидуалистских культурах обычное дело: человек сам отвечает за свое выживание, а государство лишь устанавливает правила, позволяющее не слишком друг другу мешать устраиваться под солнцем, то в коллективистских культурах многим очень сложно принять. Так живучи ожидания, что кто-то вместо нас организует нашу жизнь так, как нам надо, в обмен за нашу лояльность или даже преданность.

Далее была предпринята попытка обрисовать перспективу: понимание того, что можно строить в сегодняшней Эстонии, и как это было бы правильно называть. (О возможностях интеграции. БМ №5 2009:52-55) Действительно, если русское население предпочтет ассимиляцию (особенно в местах, где их численность мала, ведь интеграция возможна между соизмеримыми компонентами-общинами), то этой неизбежности противостоять бессмысленно. Лучше подумать о том, как компенсировать возможные негативные последствия для детей. Очевидно, сеть русских центров, аналогичных Центру Пушкина или являющихся его структурными единицами — это та мера, которая необходима именно выбравшим путь ассимиляции русским. (А вот необходимы ли такие меры на Северо-Востоке, я сомневаюсь, ведь там совсем другая ситуация). С другой стороны, в Эстонии в целом русских достаточно много для того, чтобы счесть перспективной другую цель. А именно, цель формирования русской общины/общности/мира, и не ради сегрегации и построения какой-то закрытой организации, а ради создания среды, благоприятной для воспитания и образования русского ребенка, интересного и компетентного гражданина своей страны. Затрудняюсь выбрать наименование, поскольку не могу предположить, что же может и должно получиться. Ибо результат развития — качественного изменения — всегда непредсказуем. А ведь нуждаемся мы именно в развитии. Ибо старые формы участия, причастности и соучастия, которые когда-то обеспечивали русским хотя бы минимальное благополучие и представительство в выборных образованиях, сегодня не срабатывают.

Во второй части этой статьи мне видится необходимым затеять разговор о том, как можно осуществить построение русского мира, учитывая выше написанное. Начну с реферирования работы, посвященной проблеме написания программы развития села. (Küla arengukava koostamine. I. Kärner, Ü. Loolaid, T. Muru, L. Sudakova. Põllumajandusministeerium, 2005). Л. Судакова в своей статье описала ступени развития сельской общины и обосновала тезис «Совместно обучаясь и сотрудничая, община увеличивает свою способность решать все более сложные задачи. С помощью этого материала каждый субъект (индивид, группа, сообщество, община) может самоопределиться, понять какую первоочередную цель стоит ставить перед собой сегодня, и частично, какие методы использовать для того, чтобы подняться на новую ступень.

Если данная классификация верна, то напрашивается вывод: обращение к русскоговорящим людям с призывом объединиться для защиты, сохранения русского образования пока безрезультатно. Не созданы предпосылки. В пользу такого вывода говорит и наша практика: ни деятельность РУШКЭ, ни другие инициативы (Центр Семеновых, Д. Кленский) пока не нашли серьезной поддержки. Ну что ж, теперь хотя бы понятно, в чем может состоять одна из причин т.н. неудач. (Это знание снимает горечь в (само)рефлексии и может предотвратить перегорание лидеров). При этом деятельность упомянутых активистов отнюдь не бессмысленна, ведь ростки новых процессов пробуждаются к жизни всегда задолго до того, когда они будут востребованы.

Каждый член формирующейся общности может в этой таблице найти для него привлекательную идею, осуществление которой ему под силу. С. Исаков написал книгу об истории русских в Эстонии. Кому-то может показаться, мол, ерунда, это ведь на наше сегодняшнюю жизнь не влияет! А другой написал брошюру («Анатомия лжи», например), зачем? Оказывается, это маленький вклад в построение общности. Кто-то клуб открыл, где люди могли бы встречаться, философствовать или удовлетворять какие-то, на первый взгляд, меркантильные интересы. Ан-нет, это полезно для общины. Уже многие интернет-порталы развивают (удовлетворяет потребность в информации и общении). Это место, где мы встречаемся и говорим друг другу о том, что сделано, что делается, что будет сделано.

В разнообразии, казалось бы, противоположных движений надо видеть общее — подготовку к качественному изменению.