У меня определенно были бы сложности с получением образования на родном – латышском – языке, если бы я жила в России. Такие же большие сложности были бы, если бы я жила, например, во Франции, Испании или любой другой стране. Потому что там государственным языком является язык титульной нации, и там государство оплачивает основное образование, которое обеспечивается на языке этого государства. Конечно, есть нюансы, но это не меняет сути дела.

Но исключение, видите ли, Латвия. По меньшей мере, так считает министр иностранных дел России Сергей Лавров, в очередной раз настаивая на «выполнении Латвией и Эстонией сформулированных международными организациями рекомендаций в сфере обеспечения языковых прав русскоязычного меньшинства в этих странах». То есть, в Латвии и Эстонии якобы есть сложности с получением образования на русском языке, и это оказалось серьезной проблемой, решения которой «мы добиваемся на основе ценностей, которые лежат в основе общеевропейской цивилизации». Кузнец интеллигентных фраз Лавров, кажется, не заметил, что, во-первых, в Латвии никто не запретил русскоязычным общаться на понятном им языке, а, во-вторых, - у русских нет никаких проблем с «получением образования на русском языке». Пока нет. Как будет дальше, этого не знают даже основательные разведчики господина Лаврова. Но есть и в-третьих: почему министр иностранных дел России снова вмешивается во внутренние дела чужого государства? Разве своих не хватает? Взывающий к «европейской цивилизации» мог бы так же сердечно посмотреть на права нацменьшинств своей страны.

Но куда там. Нельзя же хотеть, чтобы большое государство заметило на своем теле скомкивание каких-то мелких инфузорий. Зато отеческий орлиный взор направлен на соседей – латышскоязычных и эстонскоязычных, которые позволили себе обижать русскоязычных. Что это за национальность – русскоязычные? Неужели и правда господину Лаврову нужно так пренебрегать нацменьшинствами, которые публично не засвидетельствовали консолидацию на базе русского языка, самоотверженно став русскоязычным народом? Конечно, и в Латвии, и в Эстонии ассимилировались представители разных национальностей, которые, к сожалению, больше не говорят и не думают на родном языке, но таких несчастных не большинство. И вот господин Лавров бросается защищать группу жителей со странным названием – русскоязычные, которые вдобавок еще и нацменьшинство и в Латвии, и в Эстонии.

Конечно, большому государству иногда выгодно изображать деревенского дурачка, который не знает ни утра, ни вечера, называя меньшинством ту общность людей, которая таковым не является, а вопрос образования переворачивая наоборот – так, как не принято ни в одной европейской стране. Наверное, следует напомнить господину Лаврову, что в 1949 году в ООН принята декларация, в которой указывается, что государство-оккупант не может наводнять своих граждан в оккупированную страну. Если это все же произошло, наводненных нельзя называть нацменьшинством. Это значит, что те граждане СССР, которые после 17 июня 1940 года (после советской оккупации) прибыли в Латвию, - не нацменьшинство. Иначе, разумеется, обстоит с теми, кто жил в Латвии до советской оккупации, и их потомками. Те люди, которые во время активной фазы оккупации, которая длилась десять лет, прибыли из СССР и занимали должности в военных, гражданских учреждениях или учреждениях безопасности, и цель которых была управлять Латвией, были оккупантами. В свою очередь, членов их семей можно назвать гражданскими оккупантами. Остальные, кто бежал из СССР в поисках лучшей жизни, были простыми мигрантами. Тут до нацменьшинства так же далеко, как до постройки свиноферм на Марсе.

Так о чем же вообще перманентное беспокойство Лаврова? О том, что «русскоязычных» в очередной раз кто-то обделил? Только не наоборот ли? Господину Лаврову нужно посмотреть, как красочно каждый год удается праздник его государства 9 мая на виселичной горке в Пардаугаве у т.н. памятника победы. Хорошо ведь, что никто – ни государство, ни на политическом, ни на бытовом уровне – не протестует, когда «русскоязычные» Лаврова отмечают праздник оккупантов в столице Латвии. И никто им не мешает «применять свой родной язык».

Но жаль, что не мешают. Не свой язык применять, а высокомерно демонстрировать надуманное превосходство над основной нацией, которая в свое время – вынужденная суровыми обстоятельствами – дала место жительства и оккупантам, и мигрантам. Такое высокомерие не подходит даже господину Лаврову.

Перевод: Лариса Дереча