16 мая 2011 года таллинская муниципальная газета «Столица» напечатала заметку «Не в то время, не в том месте». Автор — Майя Стародумова. Она заклеймила некую акцию «на входе у военного кладбища 9 мая», когда «некие представители русской общины 9 мая непотребным образом использовали святой праздник для своего политического пиара».

То есть автор толком не знает, что это за люди, которых она размашисто и безоглядно критикует. Она считает, что это — не «ансиповская команда, превращающая дорогие русскому сердцу вещи в предмет политических игр», что это — «свои же…». Так кто же все-таки? Не безымянные же.

Автор не удосужился выяснять, редакция — уточнить. Некую информацию дает приложенное фото, но оно без подписи. По тексту получается, что «ответчик» — некая абстрактная «русская община».

Автор и редакция забыли о первой заповеди журналиста: не просто объективно рассказать о событии, но и в случае критики выслушать другую сторону — в данном случае людей, проводивших акцию. Вместо этого автор рвет и мечет, обличая сразу три акции, которые проводили разные организации.

Избирательное зрение автора

Итак, «белая избирательная палатка». Ее установила организация «Молодое слово». Никакого отношения к выборам лидеров русской общины она не имела. Ее активисты к большому удовольствию посетителей кладбища раздавали георгиевские ленточки.

И когда автор восклицает, что ему было противно смотреть, как активисты, гордо (почему, кстати, гордо?) дававшие интервью, не замечали «шедших мимо дедушек в полуобморочном состоянии», то у меня возникает два вопроса.

Первый: почему автор орлиным взором сумел разглядеть «факты», разоблачающие «русскую общину», но не разглядел, что ребята из «Молодого слова» организовали «такси Победы»? Оно обслуживало ветеранов — доставляло их к Бронзовому солдату и домой. Между прочим, таксисты помогали добровольно и бесплатно.

Второй вопрос: почему сам автор не оказал помощь «дедушкам в полуобморочном состоянии? Это за него другие должны делать? И еще — почему Стародумова не раскритиковала мэрию за отсутствие на массовом мероприятии скорой помощи, передвижных туалетов и киосков с прохладительными напитками?

Не измывались бы над активистами, а помогли

Что касается «политической кампании» и «избирательной палатки», то речь идет о «Ночном дозоре», который скоро уже год как проводит выборы легитимных представителей русской общины Эстонии — выборы в Земский совет. Акция инициирована в начале 2010 года Александром Коробовым. Ему надо было задавать вопросы, а не кликушествовать.

Активисты, которых размазала Стародумова, — редкие в наше время бессребреники, никогда пиаром не озабоченные. Я знаю этих людей и, хотя считаю их романтиками, которые не подготовлены к серьезной борьбе, у меня всегда вызывали уважение как раз их искренность и убежденность в том, за что они выступают. Да, тратят на это деньги, но только свои кровные. Нет у них административного ресурса муниципалитетов и партийных средств.

Не буду доказывать, что мы не грешили, раздавая «не в то время, не в том месте» 7000 листовок деятелей русской культуры. Листовки касались перевода русскоязычного образования на эстонский язык и были адресованы всем русским и русскоязычным жителям Эстонии. Будь Майя Стародумова хоть немного политически продвинутой, она взяла бы у меня пачку этих листовок и раздала бы своим соседям по дому. Как сделали многие посетители кладбища.

А редакция вместо того, чтобы измываться над русскими активистами, которые посмели вести общественную работу не под началом Центристской партии, лучше бы опубликовала в «Столице» текст листовки. Но эта газета еще при Яне Тоом не печатала даже опровержения на свои заметки о русской политике и политиках.

А Православную Церковь для пиара использовать можно?

Что касается нравственной стороны дела — времени и места общественных акций 9 мая, то очень хочется, чтобы Майя Стародумова и «Столица» высказали мнение, к примеру, и по поводу использования мэром Таллинна и Центристской партией строительства в Ласнамяэ православного храма в предвыборных целях.

Наконец, особенно досадно, что упрек «Столицы» схож с теми же претензиями, которые реформисты и IRL-ловцы выдвигали в 2006-2007 годы: они лицемерно возмущались тем, как эти русские могут плясать, петь и пить 9 мая на Тынисмяги – на костях похороненных погибших советских воинов. И снова: не в то время, не в том месте.

Димитрий Кленский, «некий представитель русской общины»