По мнению члена Рийгикогу Яны Тоом, детская книга генерального директора Языковой инс­пекции Ильмара Томуска, в которой говорящие по-русски мужчины хотят отобрать у эстонского мальчика мобильник, оскорбляет русских.

«Там идет речь о четырнадцатилетнем мальчике по имени Йоханнес, который говорит родителям, что не понимает, зачем надо учить русский язык», — пересказывает член Рийгикогу Яна Тоом детскую книжку Томуска «Vend Johannes» («Брат Йоханнес»).

«Как-то раз Йоханнес увидел в Мустамяэ, как двое пьяных мужчин ногами избивают маленького мальчика и хотят отобрать у него мобильный телефон», — описывает она. Они не реагируют ни на эстонскую, ни на английскую речь.

«Поскольку Йоханнес был большим и крепким парнем, то он дает пьяным русским в зубы, приходит домой и говорит родителям, что теперь он понял, зачем надо изучать русский язык», — продолжает пересказ Тоом, по словам которой подобный рассказ совершенно неприемлем.

«Я не представляю себе такой детский сборник на русском языке, в котором была бы такая история про эстонцев, — заявила она. — Тогда бы в Эстонии поднялся крик до небес, и это было бы справедливо. Должны же быть какие-то границы».

По словам Тоом, особенно огорчает то, что автор книги является высоким госчиновником, гендиректором Языковой инспекции. «Госчиновнику надо быть очень корректным», — считает она.

Тоом рассказала, что десять лет назад она внимательно читала современную эстонскую литературу, и именно те произведения, которые касались русских.

«Картина была мрачная и неприятная. Я надеялась, что через десять лет у нас появится другая литература, сменится поколение и вражды не будет, — пояснила Тоом. — Теперь я нахожу это среди детской литературы. Меня затошнило. Ничего не меняется».

Реальная история

Автор книги «Брат Йоханнес» Ильмар Томуск считает, что его рассказ уж точно не порочит русских и вообще не касается национальной темы.

«Это веселая детская книга и ни в одном из ее рассказов не сказано, что речь идет о человеке той или иной национальности, — сказал Томуск. — Я человек с филологическим образованием и хочу, чтобы люди владели иностранными языками».

По утверждению Томуска, краткий пересказ Тоом искажает текст, поскольку главный герой пытается разрешать конфликты мирным путем. По его словам, там нет ничего негативного ни в отношении какой-либо национальности, ни в отношении какого-либо языка, и в завершении истории Йоханнес понимает, что русский язык очень важен. Причем описывается реальная история.

«Возможно, Яну Тоом беспокоит то, почему об этом вообще говорят в детской книге, — предположил автор. — Я считаю, что эту тему нельзя замалчивать, поскольку это наша жизнь. Я бы мог, конечно, написать, что мужчины говорили по-польски или по-латышски, но тогда бы я солгал».

В отношение описанной в книге драки Томуск сказал, что в нашей жизни хватает разных конфликтных ситуаций, в том числе между людьми, говорящими на разных языках. Он говорит, что во втором рассказе Йоханнес занимается гимнастикой, так что же, это порочит физическое воспитание?

«Еще есть рассказ о том, как он идет в церковь и его крестят. При наличии хорошей фантазии можно вычитать, что в этом рассказе порочат религиозные обряды», — иронизирует Томуск.
В другой книжке Томус­ка мальчик идет в магазин, продавщица которого не говорит по-эстонски. «Так что же, я порочу в этой истории продавщицу магазина, предпринимательство или это наша повседневная реальность?» — вопрошает Томуск.

Синиярв: враждебности нет

Председатель Союза эстонских писателей Карл Мартин Синиярв считает, что в эстонской литературе нет враждебности к русским, как утверждает Тоом.

«Андрей Хвостов, например, полагает, что в современной эстонской литературе, собственно говоря, русских-то и нет, — привел он пример. — Так что я не думаю, что там была какая-то хула или враждебность, впрочем, как и глубокого объективного взгляда, по сути дела, не слишком много».

Синиярв предположил, что когда со временем отношения нормализуются, а в молодежной среде это уже происходит или произошло, то и их отражение в литературе будет становиться все более естественным.

Синиярв считает, что автор должен учитывать, что его высказывания, вне зависимости от того, являются они чистой беллетристикой или нет, могут быть истолкованы в ином контексте. «С последствиями высказанных или подписанных своим именем месседжей придется иметь дело, вне зависимости от того, какой пост человек занимает, а в отношении некоторых должностей даже в большей степени», — заметил он.