В контексте неутихающих споров на тему постройки новой АЭС в Висагинасе и разговоров о вроде бы сдвинувшихся с мертвой точки других литовских энергетических проектах возникает закономерный вопрос: насколько реальна перспектива энергетической независимости Литвы, и какие меры или действия позволят ей реально сохранить свой суверенитет?

В конце 2009 г. остановила свою работу Игналинская АЭС. В результате Литва из страны-экспортера электроэнергии превратилась в ее импортера, и в основном из России. Такой была цена членства страны в ЕС. Теоретически Евросоюз должен был стать гарантом независимости Литвы и интегрировать ее в общеевропейский энергетический рынок, но по сути лишь усилил ее энергетическую зависимость от Москвы. Так кто же виноват в сложившейся ситуации?

Уже в процессе вступления Литвы в ЕС было ясно, что Игналинскую АЭС придется закрыть. Были попытки договориться о более выгодных условиях закрытия, однако они не увенчались успехом. В конце концов возник дефицит электроэнергии, которую пришлось начать закупать за границей, и остается лишь гадать, в чем причина неготовности Литвы к энергетическим реформам – в недостатке политической воли или в неспособности к стратегическому планированию.
Некоторое время назад литовское правительство приняло долгосрочную Национальную энергетическую стратегию. В принципе это похвальная попытка установления направлений развития энергетической политики страны и серьезный шаг на пути демонополизации ее энергетического сектора. Основная цель стратегии – обеспечить энергетическую независимость Литвы к 2020 г. Для этого в соответствии с документом необходимо воплотить в жизнь пять важнейших энергетических проектов: закончить создание электромоста «LitPolLink» с Польшей и электросоединения «NordBalt» со Швецией, построить Висагинскую АЭС и терминал СПГ в Клайпеде, а также выполнить требования третьего энергетического пакета ЕС. Эти проекты должны позволить Литве либерализировать свой энергетический рынок и стать частью европейской энергетической системы. Однако насколько они реальны?

Наибольшие сомнения вызывают планы постройки Висагинской АЭС, в чем руководство страны почему-то абсолютно уверено. В 2004 г. с этой целью была учреждена национальная энергетическая компания LEOLT, но уже в 2009 г. с приходом к власти нового правительстве она была ликвидирована. Поиски стратегического инвестора за рубежом также пока безуспешны. Дополнительно дело осложняет перспектива постройки АЭС в Калининграде и Белоруссии. При этом Литва оказалась в достаточно щекотливом положении – с одной стороны она выступает против планов соседей, а с другой сама хочет строить АЭС.

Не менее важный вопрос – реализация третьего энергетического пакета ЕС, что должно позволить Литве избавиться от диктата со стороны «Газпрома». Суть документа заключается в отделении производства/поставок и распределения газа и электроэнергии. Из трех вариантов такого разделения Литва выбрала наиболее радикальный, в соответствии с которым поставщик газа полностью отделяется от инфраструктуры его транспортировки и распределения. Хотя ЕС всячески поддерживает данную инициативу, либерализировать свой газовый рынок Литве будет нелегко: придется как-то договариваться с «Газпромом», которому все это невыгодно и который не хочет расставаться с имеющимися распределительными активами.

Немного более реальными представляются оставшиеся энергетические планы Вильнюса. Хотя в последнее время  Польша и Литва находятся не в лучших отношениях, сдвинулся с места и получил поддержку ЕС проект электромоста «LitPolLink», который должен заработать с 2015 г. Швеция также заверила литовскую сторону в том, что готова к прокладке соединительного кабеля и поддерживает выход Литвы на рынок электроэнергии Северной Европы. Что касается постройки терминала СПГ в Клайпеде, то в данном случае литовское руководство пытается заручиться поддержкой Норвегии и США, и вроде бы успешно.

Рассмотрев ключевые проекты Литвы в области энергетики и перспективы их реализации, можно констатировать следующее. Хотя планы по созданию электромостов с Польша и Швецией достаточно реальны, о полной энергетической независимости Литвы уже в ближайшем будущем говорить рано. Строительство Висагинской АЭС под большим вопросом, а реализация третьего энергетического пакета Евросоюза даже при непосредственной поддержке с его стороны сталкивается с большими трудностями в лице «Газпрома». Таким образом, энергетическая безопасность Литвы в 2020 г. это пока мечта. Обнадеживает лишь тот факт, что цели литовской энергетической политики совпадают с европейскими, и это позволяет надеяться на финансовую помощь и политическую поддержку со стороны ЕС в данных вопросах. Только вот еще вопрос: сможет ли Литва ей должным образом воспользоваться?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.