Кто является частью этого народа или кому принадлежит это государство и у кого есть право на него — более политического вопроса быть не может, и в этом смысле проблемы в сфере политики гражданства, которые имеет Эстония, совершенно понятны, считает аналитик Института балтийских исследований Кристина Каллас.

На семинаре «Эстонская политика переплетения — интеграции много или мало?» она с места в карьер заявила, что специально подготовила свой доклад немного в провокационном тоне. «Одна из причин — то, что по результатам в сфере политики в области гражданства Эстония занимает предпоследнее место среди 27 государств ЕС и еще четырех — Норвегии, Швеции, Канады и США», — пояснила исследовательница.

Насколько либеральна политика нашей страны в области гражданства, задалась вопросом Каллас. И напомнила две цитаты «очень известных и любимых эстонских политиков». Первая принадлежит Тоомасу Хендрику Ильвесу, она из данного в 2010 году интервью «Независимой газете» : «Эстонский Закон о гражданстве гораздо либеральнее, чем во многих демократических государствах, где получить гражданство значительно сложнее. Экзамены по языку и истории государства надо сдавать в каждой стране».

Вторая цитата — из 90-х годов. Март Лаар утверждает, что «эстонский Закон о гражданстве уже сейчас — один из самых либеральных».

Однако эти сентенции «очень известных и любимых эстонских политиков» никак не стыкуются с выводами недавнего исследования MIPEX.

«За политику в области гражданства Эстония получила мало очков потому, что у нас законом не разрешено двойное гражданство. Хотя на самом деле оно существует. Открою вам страшную тайну — двое моих детей имеют двойное гражданство», — рассказала Каллас.

Среди минусов, которые поставили Эстонии европейские исследователи, она назвала и то, что потомки иммигрантов — родившиеся в Эстонии второе и третье поколения — не могут получить гражданство в упрощенном порядке. Исключение составляют несовершеннолетние дети лиц без гражданства, да и для них это происходит не автоматически, а после того, как родители напишут заявление.

Между тем, подчеркнула Кристина Каллас, гражданство по рождению автоматически дается в таких крупных иммиграционных странах как США, Канаде, Великобритании и Франции. Вообще, многие государства в последние годы пересмотрели свою политику в области гражданства именно в плане упрощения его предоставления потомкам первого поколения иммигрантов.

«Довольно неожиданным выводом исследования лично для меня стало то, что требования нашего теста по эстонскому языку выше, чем в большинстве других европейских стран. Лишь шесть государств предъявляют такие же высокие требования, как Эстония», — подчеркнула Каллас. И добавила, что мы получили и немного плюс-пунктов — за то, что стали предлагать бесплатные курсы эстонского языка и все же обращаем внимание на серопаспортников, информируя их о возможностях получения гражданства ЭР.

«Тем не менее, пик массового перехода в эстонское гражданство давно позади, — признала Каллас. — Сейчас процесс натурализации застопорился, единственнj, кто еще понемногу берут гражданство, это те самые несовершеннолетние дети серопаспортников, которые могут получить его в упрощенном порядке. Из взрослых в 2009 году натурализовались 633 человека — это в Эстонии самый низкий показатель всех времен. Откат начался после 1995 года, когда изменили Закон о гражданстве и языковые тесты значительно усложнились. Кроме того, лица без гражданства не видят, что изменилось бы в их положении, если бы они взяли эстонское гражданство. И еще они все чаще решают в пользу российского гражданства  — это тенденция последних двух-трех лет».

По словам Каллас, позиция Эстонии в области гражданства остается неизменной, в коалиционном договоре прямо так и сказано: принципы этой политики меняться не будут.

«Но почему там это прописано? Быть может, мы и хотим быть эдакими плохишами?  — вопрошает аналитик. — Мое объяснение таково: у Латвии, Литвы и Эстонии есть известные исторические причины. Мы должны учитывать, как формировались здесь поколения приезжих. Государство по сути стоит у нас между двумя направлениями. С одной стороны, ЕС и внутриреспубликанское давление, чтобы потомкам приезжих были обеспечены политические и прочие права, уравнивающие их с гражданами. С другой стороны, государство должно считаться с большинством населения, то есть с требованием исторической справедливости со стороны эстонцев. Это две очень трудные задачи, и я понимаю политиков. Но мы не можем молча продолжать в том же духе.

Мне как аналитику неприятно наблюдать, как поправки в Закон о гражданстве проваливают в Рийгикогу лишь потому, что их предложила Центристская партия. А пару недель спустя, когда с этими же изменениями выходит коалиция, их принимают. Такие игры, разумеется, низки. А вот дебаты о политике в области гражданства совершенно необходимы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.