В планах официальных мероприятий, проводимых в Литве, начиная с 21 июня сего года, не сказано ни слова о том, что 22 июня 1941 года немецкие войска без объявления войны перешли границу Советской Литвы, совершив акт агрессии, в том числе и против литовского народа. Государство, жители которого гибли под бомбежками авиации люфтваффе и артналетами вермахта наравне с другими гражданами тогдашнего СССР, о первых жертвах, павших на рассвете 22 июня 1941 года, даже не вспомнило.

Собственно говоря, на этом можно было бы поставить точку, поскольку недвусмысленно продекларирована позиция официального Вильнюса со всеми его ветвями власти, партийными позициями, взглядами общественных и иных организаций. Однако какие-то мероприятия в масштабах государства проходили? О них и поговорим.

Программа официальных мероприятий


В Вильнюсе и Каунасе прошли мероприятия, адресованные 70-летию так называемого Июньского восстания 1941 года. Согласно легенде, патриоты Литвы 22 и 23 июня подняли восстание против частей Красной армии.

Вторжение на территорию Литвы части и соединения вермахта начали с территории Восточной Пруссии, бывших польских земель и из оккупированного в марте 1939 года Клайпедского края - Memelland. От тогдашней германо-советской границы до Каунаса было менее 50 километров по прямой. Восставшие способствовали быстрому продвижению немецких войск. Во второй половине дня передовые отряды вермахта уже были в Каунасе.

На 22 июня были запланированы траурные мероприятия в память о событиях во дворе гаража компании Lietukis - компании «Литовское хозяйство», где в присутствии немецких военнослужащих литовские патриоты из числа «восставших» бесчеловечно расправились с первой группой каунасских евреев. Несчастных безоружных жертв забили металлическими прутьями, водой из пожарных брандспойтов рвали внутренности, глумились иными способами над беззащитными евреями. Так началась литовская часть Холокоста, унесшая в результате жизни 95% литовского еврейства.

Вот как свидетель-немец описывает то, что он увидел в тот день в гараже «Летукис»:

«...С левой стороны большого двора находилась группа мужчин от 30 до 50 лет. Их там было человек 45–50. Этих людей пригнали туда какие-то гражданские. Эти гражданские были вооружены винтовками и носили на руках повязки...

Молодой мужчина в возрасте примерно 16 лет, с засученными рукавами, был вооружен железным ломом. К нему подводили человека из стоящей рядом группы людей, и он одним или несколькими ударами по затылку убивал его. Таким образом он менее чем за час убил всех 45–50 человек...

После того как все были убиты, молодой мужчина положил в сторону лом, пошел за аккордеоном и взобрался на лежавшие рядом тела убитых. Став на гору, он заиграл литовский национальный гимн. Поведение стоявших вокруг гражданских лиц, среди которых были женщины и дети, было невероятным – после каждого удара ломом они аплодировали, а когда убийца заиграл литовский гимн, толпа подхватила его».

Судя по описанию, участники и зрители массового убийства евреев в гараже «Летукис» воспринимали расправу как национальное празднество или как патриотический акт.

Затем насилие перекинулось на другие районы Каунаса; всего с 26 по 30 июня в Каунасе было убито еще 2300 евреев. Большинство жертв были расстреляны «белоповязочниками» в 7-м форте.

Вот что вспоминал о тех днях раввин Эфраим Ошри, преподаватель ешивы Слободка:

«Вечером в среду [25 июня] литовские фашисты в сопровождении толпы любопытных вошли в еврейскую часть Вилиямполе с топорами и пилами. Начав с ул. Юрбарко, они ходили от дома к дому, от квартиры к квартире, от комнаты к комнате и убивали каждого еврея на своем пути, старого или молодого».

23 июня в Литве почтили память жертв в Райняй, а 26 - в Правенишкесе, где были расстреляны арестованные накануне войны.

Помимо этих событий, состоялась, к примеру, научная конференция, приуроченная к 70-летию Июньского восстания, открытие выставки «70 лет восстания» в Музее военной истории имени Витаутаса Великого, траурные мессы в костелах, возложения цветов к могилам участников восстания и его руководителей.

Даже дальше государства в деле возвышения истории Июньского восстания пошел Каунасский технический университет имени Витаутаса Великого, в стенах которого до октября будет работать выставка «Жертвенность и смелость не могут быть забыты», посвященная как раз Июньскому восстанию литовского народа 1941 года против Красной армии.

Не стоит, наверное, упоминать, что во всех упомянутых мероприятиях принял самое активное участие весь политический истеблишмент во главе с главным борцом, президентом, спикером Сейма и приписными.

О спикере Сейма

Кстати, о спикере Сейма.

Давно и не нами подмечено, что госпожа Ирена Дягутене с трепетом относится к сомнительной военной истории, превознося отдельных участников событий и стыдливо не вспоминая о других, вспоминать о которых политику такого ранга как бы и неудобно.
В описываемые дни председатель литовского парламента Ирена Дягутене заявила, что мероприятия, посвященные 70-летию Июньского восстания 1941 года, когда жители Литвы оказали вооруженное сопротивление отступающим от советско-германской границы частям и подразделениям Красной армии, - это «возможность всем лучше узнать важные и порой трагические аспекты литовской истории».

Слова из уст спикера Сейма прозвучали после вильнюсской премьеры фильма «Восстание порабощенных» - одного из мероприятий обширной программы, адресованной 70-летию со дня восстания. Популярный политик поблагодарила создателей фильма за «проявленную смелость, художественное мастерство и четкую гражданскую позицию», проявленные в ходе работы над кинолентой.

«Очень важно, чтобы люди Литвы лучше знали историю новейшего периода страны, поскольку таких знаний не хватает и молодым, и людям старшего возраста», - сказала Ирена Дягутене. Она выразила надежду на то, что «благодаря фильму историю Литвы лучше поймут и иностранцы, у которых пока смутные представления о ней».

К слову, председатель парламента и популярный политик не жалела в своем выступлении комплиментов, утверждая, что кинолента «Восстание порабощенных», вне всяких сомнений, исключительно важный вклад в литовскую культуру, историю и воспитание патриотизма».

Между тем создатели фильма заявили, что целью их работы не было желание отобразить само восстание в его деталях. Они стремились «больше внимания уделить причинам восстания и мироощущениям людей, которых объединила идея сопротивления советским оккупантам».

Ни слова о восстании


Как бы вы ни старались, найдете не много материалов о подготовке и ходе восстания в Литве. Тому, кто хоть в малой степени знаком с историей различных восстаний в разных странах в годы Второй мировой войны, странно слышать, что историческая память не сохранила ни одного сколь-нибудь громкого боя против частей и подразделений Красной армии, хотя, по утверждению исследователей, «только в окрестностях Каунаса действовало несколько десятков повстанческих отрядов, участники которых называли себя «партизанами».

Исторические взгляды на превозносимые сегодня официальным Вильнюсом события, происходившие на территории Литвы 22-28 июня 1941 года, ныне объединенные в формат Июньского восстания, разнятся. Некоторая искусственность события присутствует и в том, что в исторической памяти граждан Литвы не осталось никаких сколь-нибудь значимых событий, связанных с восстанием. Чаще иного вспоминается «пулемет, установленный на башне каунасского костела, из которого расчет вел огонь по подразделениям и одиночным бойцам, отступавшим из города через мост на Нямунасе».

Об этом  корреспонденту «ЛК» три года назад рассказала Лариса Филипповна Страдалова, которая подростком двенадцати лет вместе с матерью уходила из Мариямполе через Каунас в сторону Панявежиса и далее на Резекне и Псков. Отец Ларисы Страдаловой был в 1941 году пехотным лейтенантом, служил непосредственно на границе с Германией в районе местечка Калвария, где и пропал без вести.

«Когда вместе с другими беженцами мы с матерью пришли в еще не занятый немцами Каунас, в городке, где жили семьи комсостава Красной армии, увидели жутчайшую картину: всюду валялись истерзанные, замученные тела женщин и детей. Это были члены семей военнослужащих, над которыми кровавую расправу вершили «белоповязочники»  из числа восставших», - вспоминала Лариса Страдалова.

«Более страшной картины за годы войны мне не приходилось видеть, хотя много лет мы с мамой жили под немецкой оккупацией в деревне недалеко от Пскова, где тоже насмотрелись немало ужасов войны», - утверждает свидетельница только одного фрагмента Июньского восстания, якобы бурлившего в Литве 22 июня 1941 года.

Другой взгляд

Хоть так крути, хоть эдак, все равно от «восстания» явно попахивает антисемитским душком. И что это за патриоты, которые вроде бы изгоняют со своей земли одних оккупантов – Красную армию (хотя юридически армию можно назвать лишь инструментом), и тут же расчищают дорогу другим оккупантам – Германии, у руля которой стоит фюрер, растоптавший независимость большинства европейских государств.

Концы плохо сходятся с концами. Об этом открыто заявил лидер Социалистического народного фронта Литвы Альгирдас Палецкис, предложивший «отозвать все мероприятия, связанные с юбилеем Июньского восстания, поскольку оно было не естественным проявлением патриотизма, а хорошо спланированной диверсией, во главе которой стояли спецслужбы германского генерального штаба».

Политик утверждает, что «восстание было всего лишь совместной диверсией немецких нацистов и их литовских поклонников и помощников, призванной облегчить продвижение вермахта в глубь СССР».

Отсылая любопытствующих к книге Людаса Труски и Вигантаса Варейкиса The Preconditions for the Holocaust: Anti-Semitism in Lithuania, Палецкис утверждает, что «паразитирующий сегодняшний литовский режим предательства, приспособленчества ищет героев там, где ими абсолютно не пахнет. Сегодняшние воспоминания о событиях 22-28 июня 1941 года в Литве - это провокация неонацистской власти, цель которой - и дальше компрометировать литовское государство в глазах мирового сообщества».

«Это попытка продемонстрировать преемственность фашистских, антисемитских, ксенофобских традиций, - заявил Альгирдас Палецкис. – Достаточно лишь ознакомиться с рапортом, который представил в Берлин Ляонас Прапуленис, в котором выражаются абсолютные симпатии восставших фюреру и нацистским идеалам. В рапорте сказано, что восстание облегчило победный марш немецкой армии».

Далее – прямая речь Палецкиса-младшего:

«Зоологический антисемитизм, продемонстрированный в эти дни по отношению к еврейскому населению Литвы, лучше всего иллюстрирует цели якобы восставших против Красной армии. Можно утверждать, что у подавляющего большинства участников событий 22 и 23 июня в Литве руки по локоть в крови. И это кровь невинных, безоружных, беззащитных и деморализованных людей, которые в тот момент просто не были готовы к какому-нибудь сопротивлению».

Альгирдас Палецкис призвал истинных патриотов Литвы решительно отмежеваться от взглядов правящей камарильи, ничего общего не имеющих с историей.

Кто у микрофона?

Возникает законный вопрос – а к кому обращается Палецкис. «Правильные» взгляды на историческое прошлое недавно в Литве укоренились так прочно, что скоро граждан, думающих иначе, будут сажать без суда и следствия. А те, кто пытается публично говорить иначе – расстреливать или убивать ломами по затылку.

Между тем жуткие факты остаются фактами.

Две страны Балтии – Литва и Латвия – поставили мрачный рекорд во время Второй мировой войны. В этих странах с 1941 по 1945 годы было убито около 95% евреев, проживавших в них перед войной: в Латвии более 85%, а в Литве 95%. Коренное еврейство Балтии было фактически уничтожено.

Прибалтийские страны были захвачены немцами быстро: в Каунасе и Вильнюсе немецкие войска были уже к вечеру 24 июня 1941 года, 26 июня были оккупированы Шяуляй в Литве и Даугавпилс в Латвии, 1 июля – Рига. К 7 июля любое сопротивление остатков частей и подразделений Красной армии было прекращено.

Самый кровавый погром за все лето 1941 года состоялся в Каунасе: по оценке немцев, с 24 по 30 июня 1941 года здесь было убито 3500–4000 евреев.
До сих пор неясно, кому принадлежала инициатива погрома. Часть историков приписывает ее журналисту Альгирдасу Климайтису, который прибыл в Каунас утром 25 июня вместе с передовой командой айнзацгруппы А. По одной из версий событий, Шталекер, командир айнзацгруппы А, предложил литовцам – Климайтису и еще нескольким лидерам «партизан», чтобы они направили свои усилия не только против коммунистов, но и против евреев.

И вот здесь начинается настоящая история Июньского восстания 1941 года.

Из воспоминаний раввина Эфраима Ошри, преподавателя ешивы Слободка:

«Вечером в среду (25 июня) литовские фашисты в сопровождении толпы любопытных вошли в еврейскую часть Вилиямполе с топорами и пилами.

Начав с улицы Юрбарко, они ходили от дома к дому, от квартиры к квартире, от комнаты к комнате и убивали каждого еврея на своем пути, старого или молодого».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.