Литва стала первой европейской страной,  начавшей вводить в действие Третий Пакет законов Евросоюза по либерализации энергетического рынка. Эстония собирается двигаться в том же направлении, вероятно, к октябрю. Латвия отложила решение в ожидании выборов, которые могут оказаться роковыми.

В Литве (как во всем балтийском регионе и за его пределами) принятие этих законов главным образом подразумевает выведение трубопроводов из-под контроля «Газпрома»  путем их «разгруппирования» - так называется эта противомонопольная мера.

Во время подготовки Литвы к принятию этого пакета законов, которое произошло совсем недавно, премьер-министр Андриус Кубилиус проницательно отметил, что это будет «пробное дело» для Евросоюза, для России и для отношений между ними в области энергетического сектора. Так все действительно и происходит: «Газпром» ищет возможности сохранить свои монопольные позиции в некоторых странах Евросоюза и установить такие позиции за пределами Европы. Российское правительство активно поддерживает эти цели и при любой возможности использует в этом процессе своих бизнес-союзников по каждой конкретной ситуации.

Таким образом, последствия литовской инициативы выходят за пределы самой страны или балтийского региона. В краткосрочной перспективе этот жест Литвы имеет непосредственное существенное значение для проектов ожиженного природного газа (ОПГ) в балтийском регионе и опосредованно влияет на судьбу проекта газопровода «Южный поток» в Европе.

А в более отдаленной перспективе успех или неудача выведения трубопроводов из-под контроля «Газпрома» в балтийских странах сформирует юридический и политический прецедент для всего Евросоюза. Подобные прецеденты могут либо помочь разрушить российскую монополию в Евросоюзе либо, напротив, облегчить дальнейшую ее экспансию, в зависимости, по крайней мере, отчасти, от исхода «пробных дел» в балтийских государствах.

Все три балтийских государства планируют разрушить монополию «Газпрома» путем получения доступа к мировым поставкам ОПГ. Однако эти ОПГ проекты могут быть расценены как рискованные или даже нежизнеспособные, если транспорт газа с береговых терминалов потребителям в глубине страны будет зависеть от трубопроводов, контролируемых Россией. Такой контроль позволил бы «Газпрому» или связанным с ним компаниям просто отказать в доставке газа в глубь страны регазифицированного ОПГ; либо навязать свои условия сдачи этих трубопроводов в аренду для соединения береговых ОПГ терминалов с внутренними рынками страны; или (если такая договоренность уже будет достигнута) позднее перекрыть подачу газа под различными предлогами по уже хорошо знакомому сценарию.

В случае, если транспортировка газа с побережья по наземным трубопроводам будет зависеть от «Газпрома» или его союзников, диверсификация и обеспечение надежности поставок газа (что и является целью проектов ОПГ) окажутся под угрозой, их коммерческая ценность станет весьма сомнительной. Таким образом, сохранение российского контроля систем трубопроводов может воспрепятствовать инвестициям в балтийские терминалы для ОПГ.

Проекты ОПГ в странах Балтии (и в других странах Центральной и Восточной Европы) требуют наличия трубопроводов, идущих вглубь страны. От российского контроля на этом участке теоретически можно избавиться, построив новые газопроводы, специально для газа с терминалов ОПГ. Однако это дополнительное вложение средств может увеличить общую стоимость проектов ОПГ до чрезмерно высоких уровней. Оптимальным и, может быть, единственным жизнеспособным решением является выкуп существующих трубопроводов у «Газпрома» в рамках «разгруппирования», как это теперь и требуется в соответствии с законодательством ЕС. Это расчистило бы путь к реализации ОПГ проектов в балтийских странах.

И Латвия, и Литва, и соседняя Польша, и (с меньшей уверенностью) Эстония планируют или рассматривают возможность своих проектов ОПГ. Не стоит видеть в них конкурентов друг для друга на ограниченном региональном рынке. Они могли бы все вместе успешно взаимодополнять друг друга в русле более широкой концепции, выходящей за рамки национальных требований, учитывая рост спроса на газ в континентальной Европе. Евросоюз поддерживает концепцию (пока только в общих чертах) северо-южных связывающих трубопроводов для регазифицированного ОПГ, из Балтийского моря в другие части развивающегося энергетического рынка Европы. Это позволило бы переправлять импортируемый газ на юг в страны Центральной Европы, смягчая зависимость от «Газпрома»стран, расположенных в глубине материка. Такие связи могби бы обеспечить рентабельность ряда проектов ОПГ в балтийском регионе, не допуская скопления здесь излишков. 

Следовательно, ОПГ проекты балтийских стран следует оценивать не только на сравнительной основе (что привело бы  к тому, что Евросоюз стал бы поддерживать какой-то один из них), но на основе внутренних достоинств каждого (что  позволит ЕС поддерживать не один балтийский ОПГ проект в соответствии с его достоинствами).

Что касается этих достоинств, проект Латвии ОПГ терминала в Риге (в общих чертах заявленный, скоро должен обрасти подробностями) имеет ряд значительных преимуществ. Геология Латвии уникально подходит для масштабного подземного хранения газа. Центральное расположение Латвии позволяет обойтись трубопроводами относительно небольшой протяженности трубопроводов, соединяющими ОПГ терминал и газохранилища в Эстонии и в Латвии.

Однако Латвия еще не начала выведение трубопроводной системы страны из-под контроля России. Газоторговая и занимающаяся эксплуатацией трубопроводов компания Latvijas Gaze контролируется «Газпромом» и его дочерним российским предприятием «Итера», которые вместе владеют 50% акций; E.ON Ruhrgas, союзничающий с «Газпромом», держит остальные 47% акций. Российский контроль сухопутных трубопроводов разрушает основания для строительства ОПГ терминала на побережье (см. выше).

Нынешний президент Валдис Затлерс (Valdis Zatlers) (он оставил свой пост 7 июля) и его правительство характеризовались выраженной прозападной ориентацией; они вели активную борьбу с коррупций. Недавно они отказались от своих прежних идей о строительстве ОПГ термина и хранилища в сотрудничестве с «Газпромом» и/или «Итерой». Эти идеи исходили от  заинтересованных влиятельных олигархов и представляющих политиков.

Затлерс (который в этом месяце заявил, что останется в политике, сформировав новое движение, которое будет называться Партия Реформ) и нынешнее правительство оказываются перед лицом мощного противодействия со стороны вырисовывающейся коалиции группы латвийских олигархов и местных русских партий. Грядующие общие выборы (которые планируется провести в сентябре) могут оказаться роковыми для Латвии, с самого времени восстановления независимости страны в 1991 году. Смелые решения латвийской энергетической политики в преддверии выборов помогли бы укрепить перспективы правящей коалиции, возглавляемой премьер-министром Валдисом Домбровскисом.

Владимир Сокор – старший научный сотрудник вашингтонского фонда Jamestown и его главного издания, Eurasia Daily Monitor. Эксперт, пользующийся международным признанием, по странам – бывшим республикам Советского Союза в Восточной Европе, на Северном Кавказе и в Центральной Азии, г-н Сокор, уроженец Румынии, является гражданином Соединенных Штатов Америки, проживающим в Мюнхене, Германия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.