Литва не придает должного значения убитым евреям. Больше внимание уделяется советским военным  преступлениям, тогда как участие  литовцев в массовых расстрелах евреев замалчивается.
 

В начале июля слова  «Гитлер был прав» на русском  языке появились на мемориале  в память о 72 тысячах евреев, которые  были убиты в лесах Панеряй не далеко от Вильнюса в Литве. В другом монументе недалеко был сделан вульгарный намек на компенсацию литовского правительства потомкам убитых евреев. Почти никто не заметил.

Вильнюс, нынешняя столица Литвы, столетиями был известен как «литовский Иерусалим» в связи с его важностью в средневековой и современной еврейской мысли и политике.

В средневековом великом Литовском княжестве и ранней современной Речи Посполитой, многочисленные евреи осели в Вильнюсе и с востока, и с запада. Веками евреи преуспевали в режиме, который даровал им местную автономию. Во время угасания Речи Посполитой в 18 веке, Вильнюс стал домом для раввинов, например, для Элияху бен Шломо Залман, «Виленского гаона», главного оппонента движения хасидов.

В 19 веке Вильнюс  стал домом для Хаскалы или  «еврейское просвещение» в Российской Империи. После Первой Мировой войны, город был присоединен к Польше, хоть и был объявлен литовцами столицей. Поляков в городе было намного больше литовцев, но и евреев было в городе сравни полякам, около 80 тысяч каждых в 20-хх годах. В Вильнюсе между войнами напряжение между поляками и евреями и между поляками и литовцами было на пределе, но отношения между литовцами и евреями были относительно мирными.

В 1939 году, когда началась Вторая Мировая война евреи, поляки и литовцы Вильнюса попали под власть Советов. Согласно договору Молотова и Риббентропа, союз между нацистской Германией и Советским Союзом, восточная Польша (включая Вильнюс) перешла под сферу влияния СССР.

В 1939 Советы отдали Вильнюс Литве, а в 1940 году присоединили всю страну. НКВД тогда депортировала всю политическую и социальную элиту, около 21 тысячи человек, включая многих евреев. Еще тысячи были расстреляны в тюрьмах НКВД. Такой уровень ужасов военного времени был беспрецедентным, и первыми исполнителями были советские силы, а не фашисты. Например, мы помним, как японский дипломат Тиунэ Сугихара спас более шести тысяч евреев, выдавая им транзитные японские визы в 1940 году, часто опускается подробность, что эти евреи убегали не от Холокоста, который тогда еще не начался, а от угрозы советской депортации.

Тем временем, немцы  готовились предать своих советских  союзников. Частью их плана по вторжению  в Советский Союз была вербовка местных  националистов, которые бы помогли  им распространить антисемитское послание: правление фашистов станет освобождением от советских мучений, в которых, кстати, были виноваты местные евреи. Во время первых недель немецкого захвата, которые сначала затронул Литву и другие свежеприсоединенные страны, местное население приняло участие в нескольких сотнях погромов, убив около 24 тысяч евреев.

За немецкими  войсками следовали четыре эскадрона  смерти, чьей задачей было уничтожать любые группы, которые сопротивлялись немецкой власти.

Немецкое антисемитское сравнение евреев с Советами позволило литовцам и другим найти козла отпущения за свое собственное унижение и страдания под властью Советов. Это также предоставило выход для тех, кто содействовал прежнему Советскому режиму. Немцы опекали литовских националистов, которые убежали от советской власти, и сотрудничество между немецкими войсками и националистами позволило резко перейти от погромов к массовым расстрелам.

Массовые расстрелы  евреев в Вильнюсе не могло случиться без помощи литовцев, у немцев не было даже достаточного количество человек  для этого.

Стоит помнить, что двойная оккупация Литвы, сначала Советами, потом немцами, стало резким и жестоким сломом традиционного  хода истории Вильнюса и Литвы. Несмотря на то, что немцам было не сложно найти литовцев, желающих убивать евреев, то, что произошло в 1941 году не имело прецедентов в довоенной политике Литвы или в истории литовско-еврейских отношений.

Немецкой группой, ответственной за убийство евреев в Вильнюсе было оперативное командование 9 из боевой бригады В. В 23 июля 1941 года немцы наладили работу литовцев с тем, чтоб помогать направлять колонны евреев из Вильнюса в леса Панеряй. Евреев подводили группами от 12 до 20 человек к краям ям, где они отдавали все ценное и одежду, перед тем, как их расстреливали. Около 72 тысяч евреев из Вильнюса и окрестностей были убиты в Понеряй, а также около восьми тысяч поляков и литовцев.

Ита Штрац одна из немногих еврейских выживших. Литовский  полицейский подвел ее к яме, полной трупов. Пуля пролетела мимо, но она упала в яму, ее накрыло телами тех, кого расстреляли потом. Позже, она вылезла и убежала: «Я была босонога. Я шла и шла по трупам. Казалось, что этому нет конца».

Почему осквернение  такого места прошло незамеченным нами? Когда знак «Arbeit macht frei» (Труд делает свободным) был украден в 2009 году с ворот Освенцима, поднялся международный скандал, и воры (шведский неонацист и двое польских подельников) были пойманы. Возможно, репортеры и редакторы в Западной Европе и США не связывают Понеряй с Холокостом. Наше воображение контролируется Освенцимом, хотя гораздо больше евреев было расстреляно в таких местах, как Понеряй, чем убито в газовых камерах.

Со своей стороны, литовское правительство больше концентрируется на литовских жертвах  советской оккупации. Немцы положили конец первой советской оккупации  в 1941 году, но Красная Армия вернулась  в 1945 году и оставалась в стране до 1991 года. Вновь тысячи амбициозных и способных людей были депортированы в Сибирь. Литовская политическая элита формировалась под советским правлением. Для многих литовских политиков формирующим моментом был январь 1991 года, когда специальные силы милиции расстреляли 13 литовских манифестантов. Той группой руководил Михаил Головатов, офицер КГБ, которого теперь Литва считает военным преступником. Все силы литовского правительства теперь брошены на это дело. Австрия содержала Головатова под арестом до 14 июля, но позволила ему вернуться в Россию. Лидер австрийской оппозиции заявил, что его правительство «нелегально унижается перед Россией». Головатов сам заявил, что российское влияние было решающим, хотя он может стремиться к тому, чтобы испортить австрийско-литовские отношения.

Одной из главных  целей российской внешней политики является ослабление Европейского Союза, с тем, чтобы в идеале иметь  дело с каждой страной по отдельности.

Литовские власти правомерно задаются вопросом, понимают ли другие члены ЕС их трудные отношения с советским прошлым. Нынешнее литовское правительство подчеркивает советские преступления, иногда до такой степени, что не использует возможности признать случившийся в Литве Холокост и роль литовцев в массовых расстрелах на литовской территории. Литва будет явно активнее информировать мир об эпизоде вандализма в музеях геноцида, если речь идет о советских преступлениях.

Но очевидное западное незнание советских преступлений не является оправданием для преуменьшения значения трагедии литовских евреев. Какой бы ужасной не была советская оккупация, самой многочисленной группой, подвергнувшейся геноциду в Литве, стали евреи, убитые немцами с  помощью местного населения, то есть, литовских граждан. Ответственность  за объявление преступления и дальнейших действий лежит на литовских властях, местная полиция работает с еврейской общиной в Вильнюсе, сегодня насчитывающей лишь три тысячи человек. Помимо банального приличия, уважение к истории Литвы и ее народов потребует резких и решительных действий по привлечению участников к правосудию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.