Российские власти к проблемам местных литовцев порой демонстрируют больше интереса и понимания, чем их литовские коллеги, утверждает глава литовской общины Санкт-Петербурга, профессор Гинтаутас Желвис, который, тем менее, с удовлетворением отмечает, что в этом году к проблемам литовцев зарубежья начали прислушиваться и на родине.

10-12 августа в Вильнюсе проходил съезд представителей общин литовцев мира, а также Молодежного союза литовцев зарубежья, на котором обсуждались актуальные для эмигрантов вопросы. Литовцы мира считают, что об их деятельности и достижениях в Литве недостаточно хорошо информированы.

Они поднимают вопросы формирования положительного образа эмигранта, проблемы двойного гражданства и недостаточного финансирования. Эмигранты также выражают сожаление в связи с тем, что в 2009 был упразднен Департамент по делам нацменьшинств и эмиграции, функции которого перешли МИДу Литвы и Министерству культуры.

Как сказал в интервью Delfi глава литовской общины Санкт-Петербурга, профессор Г.Желвис, главная для петербургских литовцев проблема – это финансирование: нет средств на оплату за содержание здания, в котором располагается литовская община. По его словам, департамент по работе с соотечественниками за рубежом, действующий при МИДе, не располагает достаточными ресурсами для работы со всеми выехавшими за рубеж, но отмечает, что все же позитивные изменения есть.

- Господин Гинтаутас, из года в год литовцы мира собираются в Вильнюсе и пытаются донести до властей свои проблемы. Из года в год Вы говорите о необходимости увеличения финансирования, формирования положительного имиджа эмигрантов, Законе о гражданстве. Что-то изменилось в этом году? Вас услышали?

- Да, вы знаете, изменения наконец-то произошли – начался нормальный диалог. И в Литве начинают понимать, что проблемы эмигрантов не должно существовать, так как все мы являемся литовцами, даже если одни живут здесь, а другие за пределами страны. Впервые я услышал верную интонацию, которая сменила прежнюю обычно острую реакцию на наши проблемы.

Тут надо понять, что третья волна эмиграции, которая сейчас накрыла Литву, происходит не только по экономическим, но и по политическим причинам. Люди не получают достаточного внимания и заботы, поэтому надо искать пути решения этих проблем. Есть две вещи, которым в Литве должны уделять внимание – это сами эмигранты, а также содержание здания Общины литовцев мира. Ведь эта организация уже доказала свою жизнеспособность, несмотря на кризис и другие обстоятельства.

Мы также подняли вопрос о расформировании существовавшего некогда Департамента по делам эмиграции и национальных меньшинств. И здесь наконец-то начинают понимать, что была совершена стратегическая ошибка. Ведь очевидно, что решение проблем эмигрантов – это не тот вопрос, который должно решать Министерство иностранных дел. МИД – это ведомство, в котором решения свободно не принимаются. И нам очень непросто, потому что там никто не принимает решения, а тем временем всеми теми литовцами, которые сейчас находятся за границей надо заниматься.

- Расформированием департамента недовольны также и представители нацменьшинств, дела которых отныне решает Министерство культуры, для которого выполнение данных функций также внове…

- Именно! Прежний Департамент, возможно, надо было реформировать, однако надо признать, что он с нами работал. Научатся эту работать выполнять и в МИДе, однако на это потребуется время – лет 5-10, я думаю. Там работают хорошие люди, однако они не могут принимать решения.

Есть такая проблема. В Петербурге у нас есть помещение, содержание которого всегда Литвой финансировалось. Однако в этом году мы не заплатили за него ни копейки. На протяжении восьми месяцев петербургские власти ничего по этому поводу не говорят, но однажды нас вызовут в суд, и тогда за все придется ответить. Однако на все наши обращения в Литве не было никакого ответа.

Но что-то, конечно, меняется… В том числе и в вопросе двойного гражданства. И на эту тему именно с этим Сеймом уже начался диалог. Надо, наконец, остановить это сумасшествие, когда с приходом каждой новой власти меняются законы. В США, например, приходят к власти демократы или республиканцы, но это не сотрясает всю страну и ее фундамент.

Еще очень важно изменить взгляд на эмиграцию как на группу людей, которые постоянно чего-то хотят и просят. На самом деле нам ничего не надо. У меня, например, все хорошо. У большинства из тех, кто приехал на съезд, тоже. Речь идет о том, что ты любишь свою страну и хочешь сохранить ее присутствие за границей. И речь идет о том, что когда люди приезжают на родину, им нужно хотя бы немного внимания. А без каких-либо инвестиций не будет и отдачи.

- С Санкт-Петербургом связаны также имена великих литовцев: Чюрлениса, Майрониса, Видунаса, Даукантаса и многих других. Насколько сейчас северная столица Россия в целом привлекательна для литовцев? Ведь и статистика свидетельствует, что взгляды большинства литовских эмигрантов устремлены на Запад…

- Если бы вы меня спросили года четыре–пять назад, то я бы вам ответил, что в Петербурге никого не осталось. А сейчас снова возвращаются, началось активное движение, по крайней мере, в среде академической молодежи. Но проблема в том, что у Литвы нет договоров и совместных программ в области образования с Россией. Это осложняет дело.

Сейчас в Санкт-Петербурге проживает примерно две тысячи литовцев, из них активно действующих – около 50. Когда каждое воскресенье мы собираемся на мессу в костеле, то на нее собирается около 50-60 человек. У нас есть свой хор, своя молодежь, есть литовский язык. Ранее мы выпускали газету «Литовец Петербурга», сейчас, правда, ее выпуск приостановлен из-за проблем с финансированием. На ее издание 30 000 литов выделяли власти, столько же собирали мы, но сейчас нет и этого.

Надо сказать, в России многое меняется, хотя и проблем немало. Это очень непростое государство, оно и по размерам большое, кроме того, у России и достойное, и одновременно проблематичное прошлое. Это молодое демократическое государство, которому всего 20 лет, а это еще детский возраст. Процесс брожения вина только начат. Это касается как России, так и Литвы, и других государств. И только жизнь покажет, что из этого выйдет – благородное вино, которым будет наслаждаться весь мир или уксус, который отравит всем жизнь.

В этом вопросе надо уметь слышать и ждать результата. Даже если девять женщин посадить в одно помещение, ребенок все равно родится через девять месяцев. Нужно терпение.

- В Литве сейчас русское и польское меньшинства активно критикуют власти за поправки к Закону об образовании и ратуют за сохранение родного языка в школах нацменьшинств. Довольны ли Вы системой образования в России? Не чувствуете ли себя ущемленными?

- Вы знаете, проблем нет, преподавай ты этот литовский язык, сколько душе угодно. У нас есть два учителя, которые работают по субботам и воскресеньям, и работу которых еще, слава богу, оплачивает Министерство просвещения и науки. На данный момент около 80 человек изучают литовский язык, и довольно быстро его осваивают. И в Санкт-Петербургском государственном университете преподают балтистику, и студенты, начинавшие с нуля, со второго курса уже по-литовски говорят. Всегда очень здорово слышать, как россиянин говорит по-литовски.

Но вот еще пример. В ноябре мы собираемся провести Дни литовской культуры в Петербурге, попросили мы у Литвы денег, но нам их не дали. Тогда генеральный консул Дягутис сказал, что будем пытаться что-то сделать собственными силами. Я написал письмо в Смольный (там расположена администрация Санкт-Петербурга – DELFI), чтобы помогли с визами и транспортом, организовали питание по более низкой цене, более дешевые гостиницы, помогли с организацией встреч и банкетов. На что был ответ: «Принять, выполнить и доложить». У русских это так. Вот я вернусь обратно, и уже буду заниматься деталями.

Мероприятие будет замечательное. Оно продлится три дня, на него приедут литовские коллективы из Москвы, Петрозаводска, Мурманска, Красноярска, Владивостока. Будут и гости из Литвы.

И по другим вопросам россияне помогают. Если, например, нужен зал или автобус. А у нас в МИДе на все нужно политическое решение. Как и с этим нашим зданием, на которое никак не получим финансирование.

- Но Вам пообещали что-то сейчас или нет?

- Вы знаете, теперь я уже столько об этом всем говорю, что надеюсь получить ответ.

Надежда, конечно, есть, но как бы властям Петербурга не надоел этот наш затянувшийся диалог! Ведь мы уже 8 месяцев ни за что не платим! О чем говорить? Но, надеюсь, вопрос все-таки будет решен.

И надо сказать, что этот случай показывает, что и взгляд россиян на литовцев нормальный. А вообще у них столько своих проблем… Мы вот сейчас создали хор, в котором поют и литовцы, и латыши и эстонцы – все вместе. И так они рады, что говорят – только вы пойте! Нужна афиша – пожалуйста, афиша, нужен концерт? – пожалуйста. Проблем никаких нет.

- Петербургский театр-фестиваль «Балтийский дом» активно привлекает к сотрудничеству литовских мастеров сцены, вот и в новом сезоне будут показана «Чайка» Вайткуса и «Москва- Петушки» с Багдонасом в главной роли… Какие-то еще похожие литовско-российские совместные проекты планируются?

- Да, «Балтийский дом» очень себя зарекомендовал, и там очень любят литовцев, хотя где их не любят?.. (смеется) Что касается других проектов, то мы еще только набираем обороты, и точек соприкосновения становится все больше – и с русской культурой, и с другими диаспорами. Ведь в России, например, доступны колоссальные архивы по литовской истории, но…

Для всего этого необходимо ровное, спокойное развитие, чтобы не надо было мне и моим коллегам сходить с ума, как за это заплатить, как за то! А на данный момент у нас просто связаны руки. Я хочу верить, что настает время решения глобальных проблем, профессиональное и деловое решение без всякого политиканства и каких бы то ни было «политических решений».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.