В последнее время в зарубежной и местной прессе появилось много негативных высказываний о политике мультикультурализма. Но если зарубежные лидеры высказываются о ее провале, то местные преподносят это как причину самых ужасных событий.

Конечно, в рамках данной статьи, очень сложно в полной мере опровергнуть, к примеру, высказывания Ангелы Меркель и Николя Саркози о провале политики мультикультурализма, но привести веские аргументы считаю возможным и необходимым, так как правящая элита Латвии давно живет предписаниями Брюсселя.

В современном мире существует множество стран, где политика мультикультурализма достаточно успешно проводится и приносит свои плоды: Канада с либеральной языковой и образовательной политикой; Австралия, предоставляющая равноправные возможности в отношении трудоустройства; Нидерланды, дающие гражданский статус независимо от каких-либо экономических параметров, и где этнические конфликты большая редкость; Швеция, где нет острой этнической напряженности, и которой удалось избежать образования компактных и густонаселенных районов проживания этнических меньшинств. Уже 1976 году Швеция предоставила право голосовать на местных выборах иностранным гражданам. Обратите внимание, не жителям, а иностранным гражданам.

Безусловно, страны, которые проводят политику мультикультурализма, существенно отличаются по религиозным, этническим признакам. Если в Канаде за последний период основной приток приезжих составляют представители, Азии, Африки, Латинской Америки и Тихоокеанских островов, то во Франции, где основной приток — это представители Северной Африки, столкнулась с проблемой культурного различия мусульманского и христианского мира. Но существуют не менее важные вопросы — для чего это делалось? И как это делалось?

Истинными причинами, побудившей к реализации политики мультикультурализма послужило то, что Европа столкнулась с нехваткой рабочей силы. Возросла и потребность во влиянии на мировой арене — в рамках процесса глобализации. Мультикультурализм не воспринимался в контексте культуры. Культуры, как инструмента для постоянного пополнения (неотделимых друг от друга) материальных и духовных ценностей. Все вопросы, связанные с мультикультурой («диалог культур», «равенство культур» и т.д.) уходили на второй план. Рекомендую обратить внимание на текст песни группы Pet Shop Boys «GoWest». На вывеске написано «мультикультурализм», а продают ассимиляцию — вот примерная схема политики Франции и Германии.

Не менее важен и второй вопрос. Как это делалось? Многие исследователи уже давно считают, что Германия и Франция реализуют не мультикультурную политику, а ассимиляционную. В этой связи стоит отметить опыт США, которая отказалась от неудавшейся ассимиляции («плавильный котел»), при которой основные тяготы интеграции ложатся в основном на самих мигрантов, в пользу мульткультурализма, предполагающего усилия принимающей стороны. Также исследователи поднимают проблему разделение миграционной политики на реальную и декларируемую. Все это можно назвать характерным признаком политики двойных стандартов.

Примечательно то, что в свое время, популяризуя идею мультикультурализма, власти США стали нашпиговывать каждый второй фильм мультикультурной тематикой, а в той же Франции и Германии такие фильмы — большая редкость. Если что-то и поднималось, то только не проблема взаимоотношения мусульман и христиан. И о каком мультикулькультурализме здесь можно говорить! Да, федеральные власти Германии и Франции что-то предпринимали, но все действия были направлены на мигрантов и носили некий формальный характер. Отсутствие политики вовлечения привело к обособленному проживанию мигрантов своеобразных гетто. Совсем другое видение ситуации у муниципальных властей. Однако, государственные власти, прикрываясь мультикультурной политикой муниципальных властей, создавали себе плацдарм для воплощения интересов исключительно принимающего населения и правящей элиты.

Нечто похожее можно заметить и в политической жизни Латвии. Понимая необходимость мультикультурных проектов, муниципальные власти Риги проводят праздники города, и независимо от национальности каждый ассоциирует себя рижанином. Власти Вентспилса, проводя праздник «День моря», на профессиональной основе создают предпосылки для объединения общества. Конечно, всего этого недостаточно. Так что же мешает в полной мере, реализовать политику мультикультурализма?

Правящая власть. Властям невыгодна мультикультурная политика, которая приведет к тому, что придется делиться постами с другими политическими силами. Конъюнктурные инициативы исходили от правящих тогда, когда Латвия стремилась вступить в ЕС. Затем вся деятельность была свернута. В данном случае можно вспомнить о мультикультурном центре, который возглавлял А. Приедитис. Подспудно через СМИ правящие подогревают этнополитический конфликт. Манипулируя человеческим сознанием в периоды предвыборных кампаний, нам внушают страх возврата к тоталитарному прошлому, тем самым закрывают двери для развития экономики и культуры.

Ни для кого не секрет, что Латвия живет в двухобщинном государстве, точнее надо говорить о сегрегации — раздельном, проживании разных этнических групп. «В целом и у латышей, и у русских, и у представителей других национальностей по многим аспектам представление о своем будущем одинаково. 84% латышей, 79% русских и 89% представителей других национальностей едины в своем убеждении, что надо добиться, чтобы Латвия стала единым однообщинным обществом, в котором вместе живут люди разных национальностей. Это свидетельствует о том, что большинство населения настроено на создание дружественного и единого общества, а не на сепаратизм, хотя следует отметить, что понимание того, как следует формировать это однообщинное общество, у представителей разных национальностей различно», — говорится в исследовании «Этнополитическая напряженность в Латвии: Поиски путей разрешения конфликта».

С этим трудно не согласиться. Представьте себе, трудовой коллектив, решающий разные задачи. И каких целей он добьются? Чего добьется разобщенное рижское «Динамо»? Сейчас этот мультикультурный проект имеет большой успех в обществе. За команду болеют как латыши, так и русскоязычные. А ведь сколько было у этого проекта было противников — националистов!

Есть и другие точки соприкосновения. Так, согласно вышеупомянутому исследованию, как латыши, так и представители нацменьшинств, считают, что у нас нет больших различий в образе жизни, и что, культура является объединяющим фактором для латвийского общества.

При всем том страшном, что происходило в тоталитарное время, нельзя не отметить факт сохранения советским режимом культурных особенностей народов: «Нет такого региона в мире, где бы в течение XX века, как это было в Советском Союзе, фактически сохранилась вся культурная мозаика огромного государства. В других регионах мира за это время исчезли сотни малых культур. И это касается не только стран Азии, Африки и Латинской Америки, но и Европы, где вполне достаточно средств, для поддержки культурного многообразия».

Достаточно вспомнить один факт: после присоединения Латвии к СССР в 1940 над Статуей Свободы в Риге нависла угроза сноса, и только благодаря вмешательству Веры Игнатьевны Мухиной памятник удалось сохранить. И теперь к нему могут возлагать цветы не только представители ТБ/ДННЛ, но и все жители Латвии.

Наибольшие расхождения, в создавшейся конфликтной ситуации, приходятся на языковой вопрос. Мне понятно беспокойство латышей, которые пытаются сохранить латышский язык. Но я не могу понять высказывания о том, что вся опасность исходит от русского языка. Язык является частью культуры, и вымирание языка напрямую связано с культурной деградацией. В условиях глобализации нам импортируется американская культура, американское искусство, которое, как говорит профессор А. Приедитис, уже в XIX столетии начало развиваться исключительно по рыночным законам. «Американцы сами признаются: у нас нет духовности, мы вообще не принимаем это в искусстве. Американцы в чисто психологическом плане считают, что основной фактор в творчестве — это не твой талант, не твой подсознательный материал, нет, основное — это воля и стремление к свободе», — отмечает он.

Пора перестать думать о прошлом и выстраивать отношения на том, что нас объединяет. В отличие от стран Западной Европы в Латвии не существует проблемы «столкновения цивилизаций». У нас вообще много общего: христианская религия, образ жизни и т.д. Уникальность данной ситуации способствует выработки новой мультикультурной модели.

На мой взгляд, будущая модель мультикультурной политики будет связана с пониманием культуры в широком аспекте. Она будет связана со словами «милосердие», «великодушие» и «благородство». Взять, к примеру, лекарственные препараты, где аннотация на латышском языке. Большинство русскоязычных людей, преклонного возраста, не владеют государственным языком и в данном возрасте не в силах его выучить. Так почему же не продублировать аннотацию на русский язык? Неужели латышский язык исчезнет от столь милосердного поступка? Думаю, что этим он только обогатится!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.