Об итогах предвыборного марафона, странном процессе формирования нового правительства и перспективах на будущее в беседе с «Часом» рассуждает политолог, профессор, декан Европейского факультета Рижского университета Страдыня Илга Крейтусе.

Лачплесис жив!

- Если мы говорим о политике как об искусстве, то с какими видами искусства вы бы могли сравнить то, что происходило в Латвии в течение последнего полугода?
 
- Я бы сказала, что наблюдается полное смешение всех видов и жанров. Сначала это, конечно же, был эпос - с участием народного героя. Более того, случилось то, чего народ очень хотел: если в историческом эпосе про Лачплесиса в последней решающей схватке погибли оба - и Черный рыцарь, и Лачплесис, то в нашем эпосе Черный рыцарь был сброшен в бездну, а Лачплесис остался жив.

Читайте также: «Русскую партию» не допустили в правительство Латвии

А потом начались басни Эзопа: каждый говорил на своем языке, и избиратели могли расшифровывать, кто на каком языке говорит и что под этим скрывается. И, наконец, на последнем этапе все это превратилось в анекдотическое мероприятие, в ходе которого анекдоты друг о друге рассказывают уже и сами участники процесса. Но тому, кто должен был бы смеяться над этими анекдотами - народу, уже не смешно. Скорее хочется плакать.

Такой процесс формирования коалиции можно было бы простить политикам в 1993 году, когда после Верховного Совета впервые был избран Сейм. Тогда у людей, участвующих в политике, действительно не было никакого опыта, никто не знал, как создавать коалицию в условиях многопартийной системы. Но с тех пор прошло уже 18 лет! Это совершеннолетие, но в нашей парламентской деятельности за это время мы не продвинулись вперед, а, наоборот, откатились назад. Политики демонстрируют, что они практически не могут работать так, как должны работать политики в нормальной демократической стране.

- Но многим так хотелось верить в героя...

- Люди ждали, все эти годы много говорили о синдроме сильной руки, о всенародном избрании президента. В свое время в связи с этим часто упоминали Андриса Шкеле. Потом все как-то растаяло...

И вот наконец дождались. Выходит он, герой, и говорит то, что нас радует: Сейм надо распустить! Но мы при этом не оценили, почему герой так говорит. Знает ли он, что будет происходить и какими будут последствия? Народ испытал эйфорию, хотя уже с самого начала было ясно, что роспуск Сейма ничего не решит.

Так и случилось. Если парламент распускается таким образом, как это было сделано в Латвии, в политике ничего качественно измениться не может. Потому что за такое короткое время нельзя создать настоящую политическую силу со своей программой, которая сможет реально работать. За такое короткое время можно создать только что-нибудь хаотическое и популистское. Что не дает качественных перемен. И это подтвердилось.

И еще. Никто не подсчитал, в какую сумму все это обошлось стране. Если мы прибавим к расходам на референдум о роспуске 10-го Сейма расходы на выборы 11-го Сейма, то получим около пяти миллионов латов. Думаю, что этой суммы вполне хватило бы, чтобы проиндексировать пенсии.

Но теперь «свадебные гулянья» закончились, надо начинать мыть посуду, делать уборку и подсчитывать убытки. И создается впечатление, что убытки от этой «свадьбы» окажутся намного большими, чем значатся на бумаге.

Узник Рижского замка

- Вы согласны с тем, что внезапное решение Валдиса Затлерса отказаться от коалиции с «Центром согласия» очень серьезно испортило межэтнические отношения в стране?

- Думаю, что господин Затлерс, оказал нам всем медвежью услугу. И хотя сделал он это явно из-за непонимания реальной ситуации, сути дела это не меняет - незнание законов не освобождает от ответственности. А партия Затлерса сделала все, чтобы обострить в Латвии этнические разногласия и укрепить двухобщинное государство.

То, что в Латвии создается двухобщиннное государство, это очевидно. Но после выборов появилась редкая возможность попытаться сгладить противоречия двух общин, и политики, которые думают о стране и о народе, должны были эту возможность использовать.

Читайте также: Русские в Латвии не будут «оккупантами»

До последних событий у меня было ощущение, что этническое голосование начало немного отступать, но сейчас сделано все, чтобы раскол между двумя общинами стал больше. И позитивное развитие в будущем увидеть довольно сложно.

- Неужели Затлерс настолько не понимал, что он делает?

- Обычно чем больше человек знает, тем меньше он полагается на свои знания и тем чаще он ищет новую информацию и доказательства. А чем меньше человек знает, тем больше он уверен в том, что можно сделать все и сразу. К сожалению, знания Затлерса о процессах, происходящих в обществе, оказались очень приблизительными. Его жизнь в Рижском замке не стала временем знакомства с реальностью.

- Но ведь всего четыре года назад он был врачом и жил в общем-то как и все мы!

- Но он жил в своей узкопрофессиональной среде. Врач вполне мог не ориентироваться во всех общественных процессах. Чтобы изучать эти процессы, надо все время следить за реальной политической жизнью. Но происходящее показывает, что таких знаний у него нет.

Но если бы они у него были, его надо было бы судить за то, что он делает. Единственное оправдание для Затлерса - это то, что он просто не ориентируется в ситуации, не понимает, какие функции ему доверены, какие рычаги у него в руках...

Ищем идеологию...

- В официальных кругах принято политкорректно утверждать, что исключение «Центра согласия» из правящей коалиции связано с тем, что идеология «Центра согласия» отличается от идеологии Партии реформ Затлерса и «Единства»...

- Тем, кто так говорит, мне хочется сказать: покажите мне в Латвии хоть одну партию со своей идеологией! «Единство» вообще представляет собой партию-»пылесос», в ее состав входят все: от либералов до национал-консерваторов. Какая у них общая идеология? Что же касается партии Затлерса, то многие программные установки «Центра согласия» партии Затлерса намного ближе, чем программные установки «Единства».

- Значит, причина не другая программа, а этнический фактор?

- Этнический фактор имеет место. Но есть еще одно важное обстоятельство: с кем проще создавать коалицию - с «Центром согласия» с 31 депутатом или с Национальным объединением с 14 парламентариями? Если в правительственной коалиции участвуют три крупные партии, все посты придется делить на три равные части, а постов не так много...

- И все это в комплексе привело к очень серьезным последствиям, резко обострив этнические отношения в стране...

- На этот раз в дальнейшем продвижении этнического противостояния я бы в намного большей степени обвинила средства массовой информации. Все последние недели газеты, телевидение и радио представляли нам очень категоричные мнения, которых нет у простых людей. «Центр согласия» - «рука Москвы», «союзники Кремля», «агенты Путина»... Чего там только не было!

- Эта кампания повлияла и на Затлерса?

- На человека, у которого нет четкого мнения, легко повлиять. Те заявления, которые он сделал в последние дни, для профессионального политика означают смерть. Как можно сначала говорить, что коалицию с «Центром согласия» остановят только танки, а через день говорить совсем другое? И для этого не понадобился ни танк, ни даже пистолет...

Для каждого политика большое значение имеет его команда. Затлерс со своими дамами, выйдя из Рижского замка, не понял, что он оказался в совсем другой среде, и что все, что он говорит, не воспринимается как божественные откровения. Но скоро он увидит реальность и опустится на землю. Кстати, и Гунтис Улманис, и Вайра Вике-Фрейберга были намного реалистичнее.

Еще один миф

- Спасет ли Латвию всенародно избранный президент, за которого так ратует Валдис Затлерс?

- Нет, это идеализм. Всенародное избрание президента ничего не даст, если не меняются его функции, права и обязанности.

Надо понять, что президентская республика возможна только при двухпартийной системе. Например, в США существуют две партии, и президент как представитель конкретной партии формирует правительство. У нас многопартийная система, сейчас в Сейме представлены десять партий. И вот всенародно избранный президент формирует правительство, а парламент его не утверждает. И что?

На мой взгляд, намного важнее было бы обсудить вопрос о смешанной системе выборов, чтобы половина депутатов Сейма избиралась по партийным спискам, а половина по мажоритарной системе - это значит, что по избирательным округам избираются отдельные кандидаты. Но при этом надо, чтобы и мажоритарных кандидатов выдвигали партии, тогда партии были бы заинтересованы, чтобы в Сейме их депутатов было больше и чтобы избиратели не хотели их отозвать. Это заставило бы партии больше считаться с избирателями, и партии начали бы становиться более контролируемыми. Но кто хочет, чтобы их контролировали четыре года? Никто. Поэтому об этом и не говорят.

Русский вопрос


- Скажите, для большей части латышского общества действительно неприемлема русская партия в правительстве?

- Нет, наоборот. Это мое личное впечатление из бесед с людьми, которых ну никак не назовешь «рукой Москвы», все говорят, что однажды надо сгладить ситуацию... А тем СМИ, которые раздували истерию вокруг «Центра согласия», я бы хотела напомнить, что Гитлер не взял власть силой, его избрал народ при поддержке СМИ. Я не хочу сказать, что мы хотим выбрать Гитлера, но межнациональные отношения в Латвии мы очень обострили, не оценив, какую силу имеет наложение однообразной информации.

И еще. Если читать наши СМИ, то создается впечатление, что у России нет других забот, кроме правительства Латвии. Дорогие мои, конечно, можно страдать манией величия, но это уже гигантомания. Кто мы такие, чтобы Россия только и думала о нас? Да, мы соседи, но, поверьте, одна украинская дама с косой на голове сейчас интересует Россию намного больше, чем вся Латвия вместе взятая...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.