Президент Латвии Андрис Берзиньш принял решение возобновить работу Государственной комиссии по языку (ГКЯ) с тем, чтобы она изучила и оценила ситуацию с государственным языком в Латвии и разработала конкретные рекомендации по укреплению, усовершенствованию и развитию позиций латышского языка как единственного государственного языка, пишет «Латвияс авизе». Комиссию возглавит профессор Латвийского университета, руководитель кафедры переводов Андрей Вейсбергс. Оценивая процессы в обществе и языковую ситуацию, Вейсбергс подчеркнул, что беспокоящей проблемой в данное время является сужение информационного пространства и поляризация между русскоязычными и латышскоязычными. Сбор подписей за проведение референдума о русском языке как втором государственном языке Вейсбергс назвал абсурдом, добавив: «Демократия допускает любые проявления. Можно начать сбор подписей, например, за то, что в Латвии вообще не нужно правительство, придумать много чего. Статус латышского языка определен в различных законах, в том числе и в статье 4 Конституции. Конечно, Конституция не высечена на камне, и ее можно попытаться изменить, однако если латышский язык считается основным признаком идентичности, то, изменив этот вопрос, получится, что в большей мере будет поставлено под сомнение, зачем вообще нужно это государство».

Люди, которые сейчас инициировали такой сбор подписей, делают это ради политических целей и для умножения своей популярности, используя старую демагогию и угрозы жаловаться в Европейский суд по правам человека на игнорирование мнения нацменьшинств». Вейсбергс отметил: президент сказал, что попытается активно разъяснять русскоязычной аудитории, что латышский язык как единственный государственный это не подлежащий обсуждению вопрос, и что это нужно воспринимать, как основу государства. Вейсбергс считает, что нынешняя правящая коалиция может быть довольно позитивно настроена к вопросам государственного языка: «Вот, есть позиция «Вису Латвияй», которая кому-то может нравиться, а кому-то нет, но мне, по меньшей мере, ясно, что этот блок думает. Есть и позиция «Единства». От некоторых представителей «Единства», в том числе и от членов нашей комиссии я слышал термин «удержать» ситуацию с государственным языком. От политиков из Партии реформ Затлерса я не узнал, что они думают по вопросу языка, за исключением детсадоваского образования на латышском языке. В то же время весь этот блок говорит об укреплении позиций латышского языка». Таким образом, нужна ясность – «удержать» или укрепить, и как это будет делаться.

…Начальный этап был успешным: под требованием о втором государственном языке было собрано свыше 12 тысяч нотариально заверенных подписей граждан Латвии. Для продвижения этой инициативы в Сейме в ноябре нужно набрать еще 155 тысяч подписей – закон требует поддержки десятой части пришедших на последние выборы Сейма избирателей. Цель мероприятия ясна, как на ладони, убежден обозреватель издания Ir, - дополнить несколько статей Конституции указанием о русском языке как втором официальном языке. На международном уровне это означало бы, что русский язык автоматически стал бы также официальным языком Европейского союза. Давняя мечта Кремля. Внутри страны это означало бы основательный раскол мало-мальски интегрированного латвийского общества - и на долгое время, по меньшей мере, на протяжении жизни поколения. В том случае, если необходимое количество подписей будет собрано (любой звучащий в данное время прогноз может оказаться ошибочным), и последует отказ Сейма, придется проводить референдум. Опять же на деньги налогоплательщиков.


Читайте также: Дорогие соотечественники


Если будет второй государственный язык, возникнет двусмысленная ситуация в вопросе предоставления гражданства: если человек знает один из официальных языков, нужно ли ему для получения гражданства знать также второй? Может быть, достаточно одного? Нулевой вариант по гражданству приближается через черный ход государства. В последние годы часто слышны разговоры о двухобщинном государстве, которое мы обнаружили чуть ли не при Вайре Вике-Фрейберге. Однако это не так. Реальное двухобщинное государство существовало уже в административно-территориальном образовании, которое называли Советской Латвией. Просто об этом положении умалчивали. Русский язык, лицемерно называвшийся языком межнационального общения, фактически был государственным языком, который постепенно подавлял «местный язык». Кто жил в то время, легко вспомнит, как в Латвии появлялись Иманты Мартыновичи, и «принимались меры». А также то, что за тогдашним государственным языком стояла жестокая государственная власть. Во все времена и во всех государствах худшая жизнь была у людей со «славой» пьяниц или бестолочей. В том числе и в Советской Латвии. Однако хуже, чем пьяницам и бестолочам, жилось тем, кого «компетентные органы» считали националистами.

В нынешней Латвии за государственным языком не стоит жестокая государственная власть. Это заметил даже долгоиграющий клоун российской политики Владимир Жириновский. Пару лет назад он заговорил о том, что нужно поднять на международном уровне вопрос о «дискриминации русскоязычных» в Латвии: «бабушки», которые не знают государственного языка, не получают медицинскую помощь. Заговорил, но тему не развил, оставив возможность угадать с трех раз – почему не развил? Четверть века назад в Латвии, в особенности в Риге, в большом количестве были «приехавшие» («понаехали»). В годы восстановленной Латвии часть их умерла, часть - эмигрировала. Те, кто остался, в действительности, уже местные. Они разные, но это уже местные, которые не пакуют чемоданы. Какая-то часть из них, может быть, и не отказалась бы вернуться в отечество, но реальная Россия это сильно непривлекательное государство, совсем не такое, как показывают контролируемые государством российские телеканалы. Спрос на идеи великорусского шовинизма существует. Исход сбора подписей покажет, насколько он велик и способен ли он реально создать угрозу тому феномену «мирного сосуществования», который наблюдается в Латвии после восстановления государственной независимости.

…Наверное, уже не очень далек тот день, когда профессиональный революционер, рыцарь достоинства духовного лидера «Центра согласия» Яниса Урбановича и бывший национал-большевик Владимир Линдерман станет гражданином Латвийской Республики, пишет автор издания Ir. Административный районный суд удовлетворил его иск и поручил Управлению по делам гражданства и миграции рассмотреть заявление о приеме в гражданство Латвии. Это решение, по всей вероятности, будет обжаловано со стороны государства, однако в действительности причин для запрета Линдерману натурализоваться вовсе нет. Он свободно говорит по-латышски, родился и прожил здесь почти всю жизнь. Да, о его лояльности государству можно поспорить, однако это, как этого ни не хотелось бы, вопрос интерпретации, и гражданство до сих пор предоставлялось также намного более вредительски настроенным элементам.

 

Также по теме: Вопрос неграждан - очень неудобный


Все это означает, что скоро Линдерман сможет использовать все те преимущества, которое дает гражданство Латвии. И главное – право участвовать в выборах. В Сейм и самоуправления. Пока, конечно, сложно прогнозировать, как у него пойдут дела на этих выборах. Может быть, избиратель «Центра согласия», наконец, найдет свое настоящее «я», и его голоса массово уйдут к Линдерману, подняв этого уже перешагнувшего через рубеж 50 лет молодого на вид уличного политика до небывалых высот. С таким же успехом может получиться, что большинство русскоязычных отнюдь не настолько радикально, как принято считать, и Линдерман так и останется громким, но, по сути, довольно маргинальным явлением. Как будет – покажет время. Однако Линдерман как гражданин Латвии это все же больше хорошо, чем плохо. Во-первых, это, наконец, покажет, насколько велик в Латвии спрос на явно шовинистические идеи. И это не мало. Во-вторых, позволив Линдерману войти в большую политику, мы наверняка сделаем ее более честной. Поскольку он вполне определенно будет говорить одно и то же для латышскоязычной и русскоязычной аудитории, не будет лицемерить вокруг согласия и скажет именно то, что думает его избиратель.

...Растущий спрос на природный газ как в производственном секторе, так и в потреблении частных лиц в будущем создаст «давление» на цену, в особенности актуальным это будет в странах, зависящих от одного поставщика, в том числе и в Латвии, отмечает «Диена». Обязательное для стран ЕС требование об открытии газового рынка для других поставщиков в случае Латвии фактически может оставаться невыполненным до тех пор, пока здесь не появится альтернатива поставляемому российским Газпромом газу. Единственная реальная инициатива – строительство терминала для сжиженного газа (ТСГ), но затянувшийся спор между странами Балтии о месте его расположения может поставить под угрозу обещанное Европейской комиссией софинансирование на реализацию этого проекта. Неформальные переговоры между Latvijas gāzе (LG), акционерами этой компании и латвийским государством о возможном открытии газового рынка идут уже давно, однако официального предложения со стороны государства нет. Бывший министр экономики Артис Кампарс («Единство») недавно сказал в интервью «Диена», что ответственные за энергетику министерства стран Балтии близки к поддержке модели, которая реализована в Германии. Там газовые сети выделены в отдельную компанию, и регулятор устанавливает для пользователей сетей цену за использование инфраструктуры. «Важнее доступ к сетям третьей стороны, а не то, кому они принадлежат», - госсекретарь Министерства экономики Юрис Пуце. Он отметил, что статус исключения для Латвии, который позволяет не производить открытие газового рынка, будет в силе так долго, пока Латвия остается изолированным рынком.

Об аналогичной модели либерализации недавно публично высказался заместитель председателя совета LG Юрис Савицкис. Он указал, что лучшим решением было бы создание дочерней компании, в которую будут выделены сети распределения газа, сообщает BNS. В свою очередь, пресс-секретарь LG Винсентм Макарис подчеркнул: разделение компании потребует затрат в несколько миллионов латов, а это отразится на газовых тарифах. Комментируя ожидаемый экономический эффект от проекта ТСГ, Пуце подчеркнул, что во многих странах в связи с отказом от атомной энергии возрастет спрос на газ, и давление со стороны одного поставщика будет большим, если у нас не будет другой альтернативы». Договоренность между странами Балтии по проекту регионального ТСГ стоимостью в 300-400 миллионов евро может быть достигнута в течение этого года, полагает Пуце. «Перелом близок», - сказал он. С учетом преимуществ с точки зрения газовой инфраструктуры строить ТСГ в Латвии выгоднее всего, однако Эстония и Литва многократно заявляли, что хотят создавать свои терминалы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.