В центре Таллина прошла акция против перехода русских школ на эстонский язык обучения. Акцию пришли поддержать несколько сотен человек, в основном это пожилые люди и люди средних лет с маленькими детьми.

Во время акции проводился сбор подписей под обращением на имя президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса как гаранта конституционных прав и свобод. Основной посыл участников акции заключается в том, что дети имеют право обучаться на родном языке и получать качественное преподавание эстонского языка.

Программа по эстонизации русских школ предполагает 60-процентное преподавание предметов в школе на эстонском языке, что не является тотальным переходом на другой язык обучения. Несмотря на это, участники акции считают, что такой переход недопустим и является ущемлением их прав и свобод.

Суть проблемы


Решение по переходу русских школ на эстонский язык обучения — это не явление одного дня и не политическая воля отдельных лиц и групп, которые наделены соответствующими полномочиями. Это решение сформировалось из совокупности явлений, которые происходят в интеграционных процессах страны. Прежде всего, это совершенно явное отображение того, что добровольное изучение эстонского языка и процент преподавания эстонского языка в русских школах не дают необходимых результатов. Социальная среда и общественные настроения вынуждают многих родителей отдавать своих детей в эстонские школы, что в большинстве случаях приводит к их ассимиляции.

 

Читайте также: Россия может объявить нам войну в любой момент


Первостепенным результатом интеграционных процессов является диалог между национальными конфессиями и сохранение этими конфессиями своих культурных корней. Если рассмотреть программу эстонизации русских школ, не поддаваясь эмоциям, а анализируя ситуацию, то становится понятно, что это не попытка ассимилировать русскоязычных детей в эстонское общество, а попытка запустить интеграционные процессы.

Другое дело - это абсолютное обучение не на родном языке в коллективе эстонских сверстников. Именно такой выбор вынуждены делать сегодня многие родители, чтобы быть уверенными в том, что их ребенок выучит государственный язык, что поможет ему устроить свою жизнь в Эстонии. Они бы делали другой выбор, если бы были уверены в том, что их ребенок выучит эстонский язык в русской школе, но такой опции у них на данный момент нет, и появление этой опции пытаются опротестовать.

Протестующие против перехода на 60-процентное обучение на эстонском языке в русских школах представители НКО Русская школа Эстонии не понимают (или не хотят понимать), какая в данный момент перспектива у русских в Эстонии и на что они их подталкивают. Они подталкивают родителей отдавать своих детей в эстонские школы, что приведет к их ассимиляции, и что окончательно лишит русскоязычное меньшинство шансов на появление адекватных лидеров, способных решать их проблемы и вести политический диалог.

Отсутствие диалога, которое происходит вследствие невозможности доносить свои мысли до всех национальных групп, неизбежно ведет к ложным трактовкам отсутствия этого самого диалога. Например, привязывается политическая и историческая подоплеки, что ведет к межнациональному конфликту, природной защите своей ментальности, игнорированию и потери нитей проблемы. Люди просто не могут объясниться друг с другом, предоставляя тем самым возможность манипулировать и создавать между ними конфликтные ситуации.

Проблемы русскоязычного представительства в Эстонии

Двадцатилетний опыт независимой Эстонии показал, что русскоязычное национальное меньшинство как институт не способно выявить своих лидеров и дать им возможность представлять свои интересы. Представлять русскоязычных жителей Эстонии сегодня может абсолютно любой человек, обладающий политической волей и желанием посвятить себя этому. Отсутствие легитимности и ответственности перед людьми является главным фактором того, почему до сих пор нет единства среди "представителей" нацменьшинств и почему проиграны ключевые позиции, как политические, так и социальные. Неспособность проанализировать ситуацию, находить политический компромисс, понимать проблемы людей и чего хотят люди — все это выливается в полное безразличие людей к политической жизни в стране.

Мы стоим на пороге смены поколений, когда на смену так называемым лидерам русских в Эстонии придут новые люди. Это будут либо ассимилировавшиеся в эстонское общество русские, которым будут чужды русские культурные традиции и ментальность, либо грамотные и умные люди, способные решать проблемы и находить политический компромисс. Сегодня все стороны заинтересованы в том, чтобы русскоязычное национальное меньшинство в Эстонии представляли люди, которые понимают, что Эстония их дом, но что они русские. Это нужно, как самим русским, так и правительству страны. Сейчас никому невыгодно наращивать проблемы, которые могут вылиться в конфликтные ситуации. Необходим адекватный диалог, на одном простом базисе: Эстония — наш общий дом.

Сегодня мы видим, что есть четыре класса русскоязычных жителей в Эстонии. Первый класс — это ассимилировавшиеся русские, которые абстрагировались от русскоязычного нацменьшинства, им чужды проблемы русских, и они имеют другой социальный статус. Этот класс абсолютно не отвечает на запросы русскоязычного нацменьшинства, и русские не взаимодействуют с этим классом и не принимают его.

Второй класс — это русские, которые живут вчерашним днем, которые неспособны проанализировать сегодняшнюю ситуацию и здраво представить себе будущее, они вносят абсолютный деструктив в эстоно-русские отношения и не желают находить политический компромисс. Такой класс поддерживается отдельными группами, но также абсолютно не принимается и не поддерживается массами нацменьшинства.

Третий класс — это здравомыслящие русские, которые считают Эстонию своим домом, которые хотят достойной жизни для своих детей и единое общество.

Четвертый класс — аполитичная масса, которая раздергана первым и вторым классом. Масса, которая не хочет соприкасаться с политическими и социальными процессами, которые первый и второй класс пытаются запустить.

Основная проблема, это отсутствие политической воли третьего класса, который упускает возможность взаимодействия с аполитичной массой, и отдает ее на растерзание политических провокаторов первого и второго класса. Отсутствие политической воли третьего класса объясняется одной простой причиной. Каждый раз, когда из этого класса пытается выдвинуться свой представитель, он тут же дискриминируется первым и вторым классом, которые не собираются отпускать ситуацию из своих рук, и не намерены решать проблемы. Их цель — дальше копошиться в этом болоте проблем, которые они сами для себя придумали, чтобы не дать себе исчезнуть.

 

Читайте также: На повестке дня в Латвии – статус русского языка


Единственный шанс у здравомыслящих русских жителей Эстонии — это консолидироваться с массами и выдвинуть своих лидеров, способных решать проблемы, а не усугублять их. Именно поэтому необходима более углубленная интеграция эстонского языка в русских школах, чтобы этот класс окончательно сформировался и консолидировался с массами. В противном случае, у масс так и останется выбор между ассимиляцией и полным отчуждением от эстонского общества.

Русские, которые будут владеть эстонским языком и оставаться в русской среде изучения эстонского языка, — это огромный потенциал для будущего нацменьшинства в Эстонии. Благодаря этому будет больше возможностей получить свое представительство в государственных структурах, структурах власти и т.д.

Реальная ситуация показывает, что за двадцать лет добровольного изучения языка нацменьшинства не смогли создать для себя благоприятные условия и решить многие проблемы, некоторые из которых только усугубились. Вариант мягкого перехода обучения на эстонский язык — это последний шанс заложить фундаментальную интеграцию.

Была ли акция успешной?


Деятель эстонской культуры Адольф Кяйс, присутствующий на митинге, посетовал на то, что пришло очень мало молодежи и что это вина родителей, которые не объяснили своим детям, что нужно бороться за свои права.

Я категорически не согласен с такой трактовкой. Родители, которые отдают своих детей в эстонские школы, смотрят на жизнь реально. Они понимают, что без знания языка их детям будет крайне сложно обеспечить себе достойную жизнь в Эстонии. Это самая нормальная практика: глупо полагать, что вы будете жить хорошо в России без знания русского языка, в Англии без знания английского и т.д. Другое дело, что это является ассимиляцией, в которой не заинтересован никто. Необходима интеграция эстонского языка в русских школах, чтобы дети сохраняли свою национальную идентификацию. Это понимают родители, и что самое главное, это понимают молодые люди, которые хотят жить в Эстонии, но оставаться русскими. Именно поэтому на митинге было так мало молодых людей, молодежь не глупая, молодежь все прекрасно понимает, другое дело, что она взирает на все происходящее безразлично, ибо те люди, которые взяли на себя право называть себя представителями русских в Эстонии, не вызывают у них никакого доверия и интереса.

С одним можно согласиться точно - родители не занимаются воспитанием своих детей должным образом. Именно в семье должны прививаться национальные традиции и развиваться культурные коды ребенка. Вешать это на школу, учителей и СМИ — неправильно и убого. Но необходимо помнить, что интеграция возможна лишь тогда, когда есть взаимное уважение между представителями разных культур и когда человек интегрируется в социальную среду, сохраняя свой национальную идентификацию, а не размывая ее.

Организаторы акции НКО Русская школа Эстонии (РШЭ) ссылаются на статьи в конституции Эстонской Республики.

Давайте рассмотрим эти статьи и попытаемся разобраться в том, что пытаются отстоять защитники конституции.

Статья 37. Язык обучения в учебном заведении для национального меньшинства избирает учебное заведение.

Логичная и демократичная статья, но давайте взглянем на ситуацию через призму 60-процентного перехода на эстонский язык обучения.

Для того, чтобы понимать, как решать ту или иную проблему, нужно как минимум понимать ситуацию, в которой находишься. Невозможно приложить какую-либо статью конституции на сложную и проблемную ситуацию и рассчитывать на то, что прописанная истина этой статьи стопроцентно решит все вопросы. Трактовать статьи из конституции можно по-разному, и это обычная мировая практика. Такое происходит и в России, и в США. Мы можем посмотреть на российский опыт, где одни воспринимают 31-ю статью конституции, как свое абсолютное право на собрания, другие - как на возможность пропаганды антиправительственных действий и угрозы внутренней безопасности государства. Невозможно сказать, что одна сторона абсолютно права, а другая абсолютно неправа, каждая ситуация и проблема требует индивидуального рассмотрения и анализа. Так что, воспринимать статьи конституции как механизм решения любых проблемных ситуаций — это наивность.

Если школа частная — вопросов нет. Если школа финансируется государством, то необходимо учитывать все нюансы. Сейчас необходимо учитывать два основных нюанса.

Первое. Эстония остро нуждается в адекватных представителях нацменьшинств, не тех, которые понимают интеграцию под террористическими лозунгами о территориальной автономии, а тех, которые смогут вести политический диалог на самом высоком уровне и решать проблемы нацменьшинств, представлять их на самом высоком государственном уровне. Именно поэтому и необходимо более глубокое изучение эстонского языка с сохранением своих национальных и социокультурных кодов.

Второе. Необходимо заложить фундаментальную интеграцию, иначе нас рано или поздно настигнет тотальная ассимиляция, процесс которой уже будет необратим.

Статья 49. "Каждый имеет право сохранить свою национальную принадлежность".

Если рассматривать программу эстонизации русских школ, не поддаваясь эмоциям, а анализируя ситуацию, то становится понятно, что это не попытка ассимилировать русскоязычных детей в эстонское общество, а попытка запустить интеграционный процесс, не ущемляя культурное самосознание детей. Именно поэтому эта программа является объективно лучшим вариантом по выходу из того положения, в котором сегодня находится нацменьшинство.

Напутствующее заключение

Ситуация, которая сложилась в Эстонии, не является простой. Необходимо очень взвешенно подходить к тем проблемам, которые существуют. Нельзя впадать в крайности и разжигать конфликт, тем более, не имея на это поддержки масс и легитимности. Нам необходима интеграция - реальная интеграция и новые люди, готовые ее приветствовать и проводить. Тем, для кого Эстония — место жительство, а не дом, интеграция не нужна. Невозможно стать частью того, что ты не признаешь и не любишь, над чем смеешься, на что плюешь. Интеграция — сложный процесс, и придется преодолевать эти сложности, ибо только так можно построить в Эстонии единое и крепкое общество.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.