Объявленный Россией в розыск в связи с захватом сухогруза  Artic Sea Ээрик-Нийлес Кросс (Eerik-Niiles Kross) сказал в эксклюзивном интервью еженедельному приложению к «Актуальной камере», что Россия и ФСБ используют случай скомпрометировать его и преподать урок. Сам он при этом старается сохранять полное спокойствие.

- Соседнее государство сделало из вас звезду-пирата. Вы сами представляете, с чего все началось? Пытается ли России отомстить вам, запачкать имя или что-то третье?

- Похоже, что спецслужбы России просто используют случай. С одной стороны, не является секретом моя довольно критическая позиция по отношению к правительству России. Я многие годы являлся автором статей, в которых выражаю озабоченность режимом Путина. Я для них наверняка не симпатичная личность, наверное, они используют возможность. Одним из классических методов КГБ, а в наше время ФСБ, является компрометация т.н.противников. 

- Было бы очень любопытно поискать причины и в вашей работе координатора разведок или в деятельности советника правительства Грузии во время российско-грузинской войны?

- Грузия для России является, разумеется, одной из болезненных тем для нынешнего правительства России. Нельзя исключать, что Грузия является одним из поводов. Целью русских ведь была изоляция Грузии от западных государств и воспрепятствование вступлению Грузии в НАТО. Поскольку я несколько лет был советником правительства Грузии именно по вопросу НАТО, то можно рассматривать происходящую сейчас медийную операцию как урок для таких как я. 

Читайте также: Чего не стоит бояться эстонским властям


- Команда международных советников правительства Грузии, которую вы возглавляли во время войны, была международной и достаточно большой. Не стал ли кто-либо из вашей тогдашней команды жертвой подобных игр?

- Подобной яркой истории я не знаю, но от некоторых литовских коллег слышал, что были определенные проблемы после грузино-российской войны,  и всякие более мелкие случаи. Но я не знаю, чтобы вдруг возник откуда-то еще какой-либо пират.
 
- Активность стала проявляться, когда появилось сообщение о ваших амбициях во внутренней политике Эстонии?

- Скажем так, активность возобновилась после того, как я стал членом партии Союз Отечества-Республика (СОР) и ее совета. Возможно, это не случайность. Хотя да, порой мне кажется странным, что некая ядерная держава ведет себя так по отношению к одному, как бы то ни было, достаточно постороннему деятелю. Порой мне кажется, что это полученная в раннем возрасте от Кремля премия за дело жизни.

- Персональные активные методы?

- Да, персональное внимание.

Читайте еще: Россия ждет Кросса на допрос


- Что за человек Дмитрий Савинс? Он на допросах утверждал, что, по меньшей мере, знает вас, сотрудничал с вами?

- Савинс работал в том же самом бюро, в тех же помещениях, где и я. Мы были в то время в разных фирмах и вели разные дела, но мы неоднократно пребывали в одно и то же время в общих помещениях. Это правда.

- Он на допросах утвержал, что общался с вами семьями, ходил в гости, ездил на вашем «мерседесе»?

 - Нет, к счастью, или, к сожалению, это не отвечает истине.



- Как бы вы охарактеризовали Савинса? Это человек, которого в случае необходимости можно было бы послать захватить судно?

- Ну, я бы не сказал. Сейчас уже трудно сказать, насколько можно считать Савинса нейтральным после всего, что мы слышали от него. Он достаточно интеллигентен, относительно хорошо образован, довольно амбициозен, но в то же время это такой тип фантазера. И, в конце концов – все, что говорит человек после многомесячного пребывания в руках ФСБ, неизбежно искажено. Так что, если быть великодушным, не следует на него излишне обижаться.

- Насколько серьезно вы сами воспринимаете происходящее? Вы только что прибыли самолетом, не беспокоились, что в багаже вдруг найдется нечто, что вы туда не клали?

- Конечно, глаза нужно держать открытыми. Но если посмотреть на это дело спокойно, то ведь не произошло ничего иного, крое как некий человек из пресс-службы Архангельского следственного отделения сказал, что они собираются обратиться к ФСБ и попросить ФСБ предпринять шаги с тем, чтобы Интерпол объявил меня в международный розыск. Это  резюме того, что произошло. На деле это означает:  ничего не случилось, кроме как взбудоражили СМИ России и Эстонии.

- То, что мы здесь и что звонят прочие журналисты, означает, что мы  в этой операции ФСБ являемся полезными идиотами?

- Не совсем, потому что это не просто шутка. Когда в конце концов правовая система России явно вновь используется в политических целях, и на сей раз это делается не в отношении гражданина России, а гражданина Европейского союза, то это наверняка новость. И в таком случае, поскольку речь идет о явной попытке компрометации, то общественность является наверняка одной из контрмер, которую нужно в любом случае использовать.

Еще по теме: Россия хочет сделать Ээрика Нийлеса Кросса обвиняемым


- Чего вы ожидаете от Эстонского государства? Просто поддержки? Какого-либо конкретного опровержения на международной арене?

- Эстонское государство вело себя до сих пор солидно, эстонская прокуратура по мере сил общается с российскими коллегами – я понимаю, что российские коллеги стремятся быть в общении с учреждениями Эстонии гораздо более сдержанными, чем в общении со СМИ России. Так что от Эстонии, по моему мнению, трудно ждать или требовать чего-либо большего. Но, разумеется, нужно отслеживать, что русские еще предпримут и я уверен, что в Эстонии есть люди, которые думают о том, что  Эстонское государство предпримет дальше.

- Подобные информационные операции – активные методы, как их называют – практиковались в России еще со времен Дзержинского. Зная предшествующую историю, насколько вероятной вы считаете возможность, что дело для вас действительно станет безобразным? Или что оно станет чем-то большим, чем просто  пачканием вашего имени?

- Мне кажется, что в определенной мере речь идет о попытке со стороны России, когда известные структуры смотрят, как работают европейские системы и, возможно, прощупывают, сколь далеко они могут заходить с подобным абсурдом. В таком случае следует, разумеется, быть  готовыми к удару и я предполагаю, что соответствующие учреждения Эстонской республики готовы к удару, и в один прекрасный миг здравый смысл победит.

- Это вас не лишает спокойного сна?


- Я слишком долго наблюдаю за подобными вещами, чтобы позволять себя излишне тревожить. Я по-прежнему сплю спокойно.

Перевод: Хейно Сарап