«Стратегия национальной политики» управляемой Владимиром Путиным России будет опираться на более строгие законы, в том числе на законы, регулирующие миграцию и внутреннюю миграцию, а также на мероприятия в сфере образования. С усилением требований по освоению русской истории, русского языка и литературы. Это вытекает из опубликованного на сайте его предвыборной кампании сочинения, которое уже достаточно много обсуждалось в латвийской прессе.

Некоторые сами собой разумеющиеся политические установки, упоминаемые Путиным, выдвинуты или реализованы во многих европейских странах, от которых бывший и будущий российский президент все же спешит отграничить Россию – там ситуация «принципиально другая». А именно: миграционные и этнические проблемы «самым прямым образом связаны с развалом СССР», что, по сути, было развалом созданной в 18-м веке великой России. Это напоминает ранее сказанное им, что СССР фактически был той же самой Россией, только с другим названием. Вряд ля с этим согласился бы Владимир Ильич Ленин, который называл Россию «тюрьмой народов» и в восприятии которого СССР, как было записано в декларации об основании этого государства, должен был стать началом построения Всемирной советской социалистической республики. Мы знаем также, что во имя этой глобальной идеи тюрьма народов была преобразована во всеобъемлющий ГУЛАГ. Об этом ничего не говорится в подписанном Путиным сочинении, нет в нем и какой-либо характеристики или оценки тоталитарного режима СССР. Зато есть один высказанный косвенно упрек Ленину – за признание права народов на самоопределение. По утверждению Путина, народы России (наверное, также и латыши) уже давно «самоопределились» в созданной в рамках царской империи «уникальной» «полиэтнической цивилизации» вокруг русского «ядра».

Не мало политиков Латвии демонстрирует желание приспособиться к этому колониальному видению мира (одним из аргументов в пользу принятия «Центра согласия» (ЦС) в правительство был прогнозируемый результат выборов в России). Вовсе не говоря о тех, кто со своими взглядами сами являются воплотителями упомянутой «уникальности», выдвигая уникальные требования к латвийскому государству. Очень хорошо зная, что искажение этнической структуры Латвии началось вместе с уничтожением государственности в 1940 году, и последняя проведенная в СССР перепись населения (1989) показала, что в Латвии количество колонистов и их потомков более чем в два раза превышало число относящихся к нацменьшинствам граждан в довоенной Латвии. Наводненных в Латвию не говорящих по-латышски советских граждан (в том числе, между прочим, этнических латышей), которые в большей части таковыми и остались, позже назвали русскоязычными. Хотя суть дела выражает не разговор по-русски, а то, что они не говорят по-латышски.

Недавно предложенный ЦС «компромисс» - об официализации со ссылкой на «Европу» русского языка в определенных самоуправлениях Латвии является продолжением этой политики и переносом изложенной Путиным концепции за пределы России. С известными традициями политического шантажа, когда ультиматумы делают «базой для диалога». Не между правыми и левыми или консерваторами и либералами, как принято при демократии, а между «общинами», поскольку, по словам некоторых политиков и экспертов, латыши в Латвии это только «община». А не ответственная за национальную идентичность государственная нация.

 

Перевод: Лариса Дереча