В России и за ее пределами регулярно проводятся форумы русскоязычных общин, чтобы умножить влияние России и русского языка, в особенности в Европейском союзе. Для этих целей служит специальная Комиссия по координации сотрудничества с соотечественниками.

В октябре прошлого года появились документы МИДа России, в которых одной из целей определено - добиться для русского языка статуса официального языка ЕС. Инструкции сразу были приняты к исполнению. Всего через месяц, 1 ноября, была начата кампания по сбору подписей за русский язык как второй государственный язык в Латвии. В созданной в Москве инструкции даже есть ссылка на содержащуюся в Лиссабонском договоре новую Гражданскую инициативу ЕС, в рамках которой, собрав подписи одного миллиона граждан, представляющих, как минимум, шесть стран-членов ЕС, можно призвать Европейскую комиссию инициировать новые правовые акты ЕС. Этот механизм, по их мнению, нужно применить для достижения того, чтобы русский язык стал официальным языком ЕС, потому что на нем говорит примерно 7% жителей ЕС. Деятельность в этом направлении по инициативе нескольких марионеток Кремля предусматривает маргинальный левый Европейский свободный альянс.

Однако придется огорчить «сценаристов» из МИДа и Федеральной службы безопасности России, потому что языковые законы это строго национальная, а не ЕС компетенция. Для того чтобы какой-то язык стал официальным в ЕС, ему необходимо получить соответствующий статус в какой-либо стране ЕС и получить согласие всех остальных стран-участниц. Вместе с этим, этот сбор подписей в странах-участницах – лишь введение людей в заблуждение.

Европейская хартия о региональных языках и языках нацменьшинств, которую подписали страны Совета Европы, в том числе и Россия, дает определение региональных языков и языков нацменьшинств. А именно: это языки, которые на территории страны традиционно использует часть жителей, но которые не являются диалектами официального языка, языками мигрантов или искусственно созданными языками.

К примеру, официальными региональными языками в Европе признаны каталонский (наиболее широко используемый язык нацменьшинств – на нем говорит семь миллионов жителей Испании, Франции и Сардинии), галльский и баскский языки в Испании, валлийский и гаэльский языки в Великобритании.

Цель хартии о региональных языках и языках нацменьшинств – защита этих языков, сохранение культурно-исторического наследия. Русский язык не находится под угрозой, потому что на нем говорит стомиллионный народ в находящейся рядом России. В пояснении к хартии четко отделены языки официальных нацменьшинств от языков лингвистических меньшинств (в числе которых русский язык), уточняется - языки официальных нацменьшинств не могут появиться на территории страны в результате экономически или политически мотивированных процессов. Именно поэтому языками нацменьшинств ЕС не являются, например, арабский и русский языки, турецкий язык в Германии или хинди в Великобритании, несмотря на широкое присутствие соответствующей лингвистической общины.

До советской оккупации в Латвии русский язык использовался минимально. В 1935 году только 8,8% жителей были русские, которые по различным, чаще всего политическим и религиозным причинам прибыли в Латвию в разное время, а латыши - основные жители – составляли почти 80%. К тому же, представители других национальностей для общения в основном выбирали латышский язык. Использование русского языка в Латвии несоразмерно возросло именно из-за политики СССР по миграции и русификации. В результате в 1989 году русские составляли уже почти 34% жителей Латвии, а так называемые русскоязычные, включая русифицированных украинцев, белорусов, евреев и других - около 44%. Латышей осталось только 52%.

Таким образом, следует констатировать, что признание русского языка в Латвии официальным языком нацменьшинств не соответствовало бы ни одному из критериев Хартии.

Обострившаяся ситуация в Латвии свидетельствует, что прежняя политика государства по интеграции была неправильной. Из-за несовершенства закона о языке общение на многих предприятиях происходит на русском языке, что дискриминирует работающих там латышей. Исследования ЕС показывают, что в нашей стране, к сожалению, легче найти работу, не зная латышский, а не русский язык. Разделенные по языкам школы, по сути, продолжают систему латышских и русских школ советских времен, что перерастает в разделенные латышскую и русскую части общества. Ведя занятия на факультете экономики и управления Латвийского университета, я убедилась, что, к сожалению, до сих пор у, как минимум, 20% студентов-выпускников так называемых школ для нацменьшинств, слабые знания латышского языка. Это осложняет усвоение учебного материала, способствуя неприязни ко всему, что на латышском языке, по той простой и чисто человеческой причине, что им на нем трудно работать.

Нужно обеспечить, чтобы все молодые люди, независимо от этнической принадлежности, заканчивая школу, говорили на латышском языке, как на родном. Интеграция должна проходить уже с раннего детства. Поэтому без референдумов, а путем эффективной законодательной работы и диалога с нацменьшинствами надо перейти на единую финансируемую государством систему школ и детсадов на государственном языке, как в других местах Европы, к тому же, с усиленными возможностями освоения иностранных языков, в том числе языков лингвистических меньшинств. Латвия, наконец, должна стать государством, где каждый в любой ситуации может свободно использовать латышский язык. Первый шаг, разумеется, - это референдум, на котором каждый ответственный гражданин Латвии должен проголосовать против русского языка как второго государственного языка. В том числе и президент государства, потому что по отношению к угрозе основе государства – латышскому языку – надуманный нейтралитет неуместен.

Изменения необходимы немедленно, потому что собранные подписи это достаточный звонок будильника. Если будет продолжаться нерешительность законодателей, безответственность структур безопасности, то инициированные соседней страной и реализуемые местными марионетками беспорядки - в форме сборов подписей, референдумов и волнений жителей - продолжатся, принося финансовый ущерб государству и увеличивая межэтническую напряженность.

Инесе Вайдере, депутат Европейского парламента


Перевод: Лариса Дереча