…Вице-премьер России Виктор Зубков упомянул Латвию первой из стран, куда из России вывозятся, возможно, предназначенные для «отмывания» деньги. Латвийские учреждения на эти высказывания реагируют сдержанно, пишет «Латвияс авизе». Со ссылкой на вице-премьера Зубкова РИА Новости сообщает, что незаконный вывод капитала из России идет, прежде всего, в Латвию, Кипр, Великобританию, Швейцарию, Францию и Гонконг. В общей сложности это примерно триллион рублей, и о таких сделках банки сообщали Российской службе финансового мониторинга (РСФМ). «А общий объем денег, которые не только уходят за рубеж, но и крутятся в стране, может и превысить эту сумму», - добавил первый вице-премьер, который в свое время возглавлял РСФМ.

Пресс-центр МИДа Латвии подчеркивает, что министерство попросит российскую сторону предоставить имеющуюся в ее распоряжении информацию, потому что это высказывание высокопоставленного должностного лица России. Тем временем, руководитель Службы по предотвращению легализации полученных преступным путем средств Виестурс Бурканс думает, что такие высказывания Зубкова не следует воспринимать всерьез, поскольку серьезное должностное лицо не бросалось бы заявлениями, а назвало бы конкретные объемы «грязных» денег по отношению к каждой стране.



Читайте также: О языках в Латвии и других местах Европы

Руководитель службы сказал, что Латвия уже сотрудничает с Россией в вопросе предотвращения «отмывания» денег. Бурканс подчеркнул, что самые важные тенденции в легализации незаконно полученных средств в Латвии – это создание сети различных предприятий, чтобы избежать уплаты налогов, а также перечисления в Латвию от иностранных хакеров, выманивших деньги мошенническим путем из зарубежных банков. В отдельных делах фигурирует также Россия, однако нельзя сказать, что их много.
Комиссия по рынку финансов и капитала (КФРК), которая в Латвии занимается надзором за банками, пояснила, что высказывания вице-премьера России связаны с сообщениями банков о подлежащих проверке сделках, а не о доказанных подозрительных сделках или случаях «отмывания».

«Такова мировая практика по предотвращению легализации полученных преступным путем денег, и эта система работает также в Латвии, банки идентифицируют необычные или подозрительные сделки», - сказала специалист КФРК по общественным отношениями Иева Уплея. КФРК подчеркивает, что в Латвии предотвращение «отмывания» денег осуществляется посредством анализа предоставленной банками информации, а также проверок. В случае нарушения КФРК может принять решение о наложении штрафа в размере 100 000 латов. В связи с нарушениями в сфере предотвращения легализации незаконных средств в прошлом году штрафы применены на сумму 130 000 латов.

В материале РИА Новости подчеркивается, что в последние годы возросло количество приобретенной за рубежом недвижимости на деньги российского происхождения. «К тому же, зачастую эти деньги получены не совсем прозрачно и законно, поэтому и здесь необходимо соответствующее расследование», - заявил Зубков. Он проинформировал, что специальная межведомственная группа в России выявила предприятия и финансовые учреждения, которые вовлечены в схемы по легализации незаконных финансов. По словам Зубкова, в их числе и крупные коммерческие предприятия, и предприятия с государственным капиталом, многие из которых обросли так называемыми, фирмами-оболочками, которые значительную часть средств легализуют в оффшорах.

Еще по теме: Русские организации приглашают в Латвию наблюдателей из Европы

…Дискуссии по языковому референдуму в последние недели стали достаточно острыми. Рассмотрение вопроса в латышской и русской прессе радикально отличается, подчеркивает «Латвияс авизе». Этот факт показывает главную проблему – и через 20 лет независимости наше государство по-прежнему разделено на латышскоговорящую и русскоговорящую общины. Большая часть т.н. русскоязычной общины прибыла в Латвию под влиянием миграции во времена советской оккупации Латвии. Во время оккупации латыши учили русский язык, а не наоборот.

После восстановления независимости у нашего государства было очень много вызовов. Надо было обеспечить переход от плановой экономики на рыночную, восстановить частную собственность и капитал. Также заново надо было интегрироваться в европейское экономическое и культурное пространство. Однако в смысле внутренней интеграции до сих пор остается вызов - включить всех постоянных жителей страны в общую жизнь. К сожалению, в Латвии есть политики, которые аргументируют, что нет необходимости в том, чтобы все жители интегрировались в латышское пространство. Но как можно жить на территории Латвии в полностью отделенном русскоязычном пространстве?

В западных странах интеграция проходит как само собой разумеющееся дело. Те, кто приезжают в страну  или рождаются там, принимают язык и культуру той страны как главную. И я, будучи выросшим в США, это хорошо понимал. Цель организаторов референдума совершенно противоположная – не принять латышский язык и культуру как главную, а попытаться преобразовать наше государство в «русское». Тот факт, что большинство мигрантов прибыло в Латвию во время оккупации, не дает многим понять, что наше государство не является составной частью России.

Еще по теме: Латвийский суд отказался отменять референдум о русском языке

Что теперь делать? Во-первых, важно, чтобы все, кого заботит латвийское государство, пошли на референдум и проголосовали против. В свою очередь, после референдума важно заново обратиться к вопросу интеграции, чтобы в будущем предотвратить такие внутренние попытки ликвидировать наше государство. По-моему, для содействия полной интеграции общества, надо менять систему образования. С советских времен в Латвии существуют «латышские» и «русские» школы. Надо создавать новую, объединенную систему школ под обозначением «государственная школа», единственным языком обучения в которой будет государственный язык – латышский. Это не означает отрицание различной этнической идентичности или языков, но является способом того, как добиться сплоченного общества.



...Чем ближе 18 февраля – день референдума о новом статусе для русского языка в Латвии, тем больше поисков вины, почему зашло так далеко, продолжает тему «Неаткарига рита авизе». Чаще всего упоминается безуспешная политика интеграции в годы независимости. Но остается вопрос: все ли хотят прийти к какому-то общему языку? А главное: путем диалога или ультиматумов? «Референдум о статусе русского языка состоится потому, что русская община в годы независимости Латвии получила травму, которая у латышей была в советские годы», - пишет выходящая в Риге газета «Час». Мнение прозвучало в одной из дискуссий и, очевидно, широко тиражируется.

Многие из излагаемых в этой связи аргументов мы не раз слышали в политической лексике руководителей «Центра согласия». Вдобавок напоминания об «огромном стрессе», который русскоязычным доставляли языковые инспекторы в 90-е годы. Следует ошибочный намек, что людям не было дано никакого переходного периода. «Историческая» травма была получена после того, как жителей разделили на граждан и неграждан. Защитников «неправильных граждан» (ЗАПЧЕЛ, ЦС) всегда оставляли в оппозиции, и из-за этого еще «психологическая травма».

Еще по теме: Из Латвии США якобы начнут войну с Россией


 Есть ценности, которые не одной власти не даны, чтобы поиграть с ними на время полномочий. Это суверенитет государства (скажете, сейчас спорное дело в рамках ЕС), язык государственной нации, права постоянных жителей, безопасность границ и воздушного пространства. Как записано в Конституции наших северных соседей, это означает заботиться «о существовании (эстонского) языка и культуры на столетия». У Латвии ряд других вызовов и национальных приоритетов, к сожалению, сейчас на переднем плане именно задача мобилизоваться к референдуму. Не для того, чтобы поссорить латышей и русскими, а ясно сказать свое «нет» задуманным изменениям в Конституции. Не для того, чтобы рассортировать граждан на правильных и неправильных, а чтобы четко провести демаркационную линию государственных основ Латвии.

Непрерывное апеллирование в Риге и Страсбурге к комиссарам Совета Европы по нацменьшинствам поддерживало установку об избранности русского языка на всем постсоветском пространстве, в том числе и в Балтии. Но это полбеды. Язык, конечно, не надо судить: оказавшись, скажем, в Кишиневе, я с удовольствием слушал бы гида на языке Пушкина. Другое дело, когда людям годами прививают иллюзию, что Европа продиктует Латвии какой особый стандарт по правам человека и использованию языка. И как интегрировать то, что чувствует себя больше принадлежащим какому-то совсем другому государству, к тому же, это чужое информационное пространство в последние годы не сузилось. Скорее, наоборот. Допустим, что часть русских и остальных инородцев, не желая обострять атмосферу взаимного недоверия, на этот раз не пойдет в военный поход против латышского языка. То есть, если не проголосует против, то, как минимум, воздержится идти на поводу у разжигателей шовинизма. Окончательные выводы сделаем только после референдума. Дорогой сеанс шоковой терапии, у которого нет прецедента во всей Восточной Европе, латышам и всем принадлежащим этому государству сердцем и корнями надо пережить с достоинством, без истерии.