Сначала президент Латвии Андрис Берзиньш назвал референдум «абсурдным спектаклем» и заявил, что он в любом случае не будет в нем участвовать. Однако затем Берзиньш передумал. Теперь он говорит о том, что проголосует против и призывает своих соотечественников последовать его примеру. Президент Латвии продолжает считать референдум абсурдным, однако его и других латвийских политиков охватывает страх в связи с возможным неприятным сюрпризом, который может произойти в том случае, если латыши из-за политической апатии игнорируют референдум.

Речь идет о том, чтобы повысить статус русского языка до второго государственного, что в конечном итоге приведет к тому, что идиомы Пушкина и Достоевского станут официальным языком Евросоюза. В Латвии это больше, чем спор об использовании языка, который и без того почти все знают. Для латышей это вопрос связан с существованием нации. Для русскоговорящего меньшинства, составляющего по крайней мере треть населения страны, речь идет о том, чтобы «перестать быть гражданами второго класса», как говорит инициатор референдума Владимир Линдерман.

Читайте также: Перед референдумом о языке латышей пугают русификацией страны

Речь идет также об историческом наследии. Еще в первой половине 20-го века большое количество русских было полностью интегрировано в Латвии, однако советский режим после войны радикально изменил структуру населения республики – десятки тысяч латышей были депортированы в Сибирь, а сотни тысяч русских, преимущественно промышленных рабочих, переселились в Латвию. Русский был тогда официальным языком, и русские пользовались преимуществом, когда речь шла о получении работы или квартиры.

Когда Латвия освободилась от советского ига, латышские националисты развернули копье в обратную сторону. Теперь нужно было использовать только латышский язык, а русские, даже если они родились в Латвии, могли получить гражданские права только после экзамена по латышскому языку, который многие не хотели или не могли сдать.



Протест против этнической политики

Результат таков: спустя 20 лет после освобождения 15% населения страны по-прежнему имеют статус «неграждан» - они не латыши и не граждане какой-либо другой страны.

«Только в Латвии говорят по-латышски. Если мы не будем защищать наш язык, то он умрет», - так спикер парламента Солвита Аболтиня защищает статус единственного языка, который даже закреплен в конституции. Официально подобную точку зрения разделяют все латвийские партии, включая поддерживаемую прежде всего русскоговорящими жителями партию «Центр согласия», образовавшей после выборов крупнейшую фракцию в парламенте.

Поэтому предложенная инициатива считалась безнадежной, когда радикальный русский националист Линдерман начал сбор подписей для повышения статуса своего родного языка. К удивлению многих 183 046 человек подписали эту петицию, что было значительно больше необходимого числа.

Еще по теме: Владение русским языком дает конкурентное преимущество


Причиной этого стала в первую очередь двойная игра руководства объединения «Центр согласия». Как политик его председатель – исключительно популярный мэр Риги Нил Ушаков, отверг инициативу Линдермана.
Но «как частное лицо» он подписал петицию, что легитимировало эту инициативу для многих других людей. Латвийский парламент отверг это предложение, и никто не проголосовал «за», а члены фракции «Центра согласия» воздержались. В результате, как и предписывает конституция страны, этот вопрос должен быть вынесен на референдум. Препятствие на этом пути исключительно высоко – более половины обладающих правом голоса граждан должны поддержать вынесенное на референдум предложение. То есть для этого надо получить 771 350 голосов, что для представителей меньшинства кажется недосягаемой задачей. Русскоговорящими можно считать треть населения страны, составляющего 2,3 миллиона человек, но при этом 320 000 неграждан не имеют права голоса.

Тем не менее представители латышского большинства проявляют все большую нервозность. Церкви, студенческие объединения и представители интеллигенции призывают проголосовать против на референдуме, а Берзиньш объявил о том, что он подаст в отставку, если большинство проголосует за принятие законопроекта. Пользующаяся уважением бывший президент Вайра Вике-Фрейберга считает, что референдум инспирирован Москвой, которая охотно оказывает давление на Прибалтийские республики, упрекая их в том, что они дискриминируют меньшинства. Если русский станет официальным языком, то тогда не будет никакого стимула учить латышский язык, и «Латвия тогда станет совершенно другой страной», подчеркивает Аболтиня.

Читайте также: О языках в Латвии и других местах Европы

Ушаков будет голосовать «за», и сделает он это не потому, что он поддерживает требование об использовании двух языков, а в знак протеста против «этнической политики» латышского большинства. Несмотря на победу на выборах, партия «Центр согласия» не была допущена к формированию правительства, что явно способствовало успеху при сборе подписей. Теперь количество голосов, поданных в поддержку выносимого на референдум вопроса, будет важным измерительным инструментом.

Этих голосов не хватит для того, чтобы сделать русский государственным языком, но чем больше будет подано голосов «за», тем более явной будет несостоятельность охотно используемого латышским истеблишментом аргумента, в соответствии с которым «русские» якобы довольны своей повскедневной жизнью в Латвии, и только управляемые Москвой радикальные политики  говорят о дискриминации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.