Воздействие на Эстонию экономических санкций России из-за событий апреля 2007 года,  связанных с Бронзовым солдатом, оказалось не таким сильным, как опасались вначале, и она оправилась довольно быстро.

Бронзовая ночь потрясла взгляды на мир и на самое себя жителей Эстонии, последующие недели сказались на здешней экономике, как в хорошем, так и плохом планах. Прежде всего, пострадали экономические ожидания: надежды на будущее как предпринимателей, так и потребителей в мае 2007 года сделали нырок вниз, с тем, чтобы после июньского подъема ослабнуть уже от ушедшей в падение экономики.

В первом квартале 2007 года экономика Эстонии достигла верхней точки кипения: непосредственно перед Бронзовой ночью началось падение цен на недвижимость, банки начали всерьез ограничивать выдачу кредитов и переоцененная продукция  больше не находила спроса у покупателей. Поскольку события Бронзовой ночи совпали с началом спада экономики, различить их воздействие друг на друга сложно.

Непосредственный экономический ущерб от бесчинств в Бронзовую ночь заключался, прежде всего, в разбитых окнах и подвергшихся грабежу магазинах и мест питания. Хотя улицы через пару месяцев выглядели совершенно как до тех событий, для многих предпринимателей эта ночь означала наступление видимых невооруженным глазом трудностей, однако средний класс все же начал искать причины банкротств магазинов и мест питания в ином.

Читайте также: Эстония не хочет предоставлять убежище политическим беженцам из Украины


Самым видимым последствием Бронзовой ночи стали установленные Россией экономические санкции. Но, в отличие от широко распространенного мнения, их воздействие оказалось все же относительно ограниченным и в отдаленной перспективе Эстония скорее обрела от них пользу. Разумеется, в общеэкономическом плане – для отдельных предприятий эти потери могли быть довольно болезненными. Наибольшие потери были связаны с сокращением российских транзитных перевозок и сокращением числа туристов, останавливавшихся в отелях Эстонии.

Снижение транзитных перевозок из России через Эстонию затронуло, прежде всего, нефтяную продукцию, почти полностью прекратились перевозки угля. Согласно железнодорожной и портовой статистике, пик транзитных перевозок был достигнут еще до Бронзовой ночи, в 2005-2006 годах. После этого объемы перевозок начали сокращаться, и уже в 2007 году спад деятельности в портах достиг 15% и на железной дороге около 25%. Причины снижения показателей в 2008 году можно уже в большей мере увязывать с общим экономическим спадом. Транзит самой существенной группы товаров – нефтепродуктов – был по сравнению с историческим пиком примерно на треть ниже.

Бронзовая ночь как повод 

Почему необходимо подчеркивать сравнение с историческим пиком? Потому, что в 2006 году и в первые месяцы 2007 года речь уже шла об исчезающих объемах перевозок: в России возводился Усть-Лужский порт и в один прекрасный момент эти потоки грузов должны были переместиться туда.  Отсюда и одна из реальных причин, почему Россия установила санкции. За политическими аргументами были преимущественно экономические причины: было   необходимо, чтобы потоки грузов шли через порты самой России. Поскольку их конкурентоспособность была, прежде всего, из-за бюрократии и плохого администрирования слабовата, следовало изыскать повод, чтобы заставить предприятия пользоваться на тот момент наполовину готовым и совершенно непривлекательным для предприятий Усть-Лужским портом.

Также по теме: Литовско-польская ссора вынуждает Эстонию проявлять осторожность

Если бы санкции были серьезными, товаропотоки в Эстонии сократились бы более значительно, но этого не произошло. Есть намеки, которые, к сожалению, нельзя достоверно подтвердить, что с этими потоками товаров, которыми заправляли предприятия, близкие к топ-политикам, ничего особенного не случилось. Поэтому здесь можно подозревать и интересы, связанные с выдавливанием конкурентов.



 Выдавливание во внешнеторговой деятельности России используется очень часто. На протяжении последних лет тамошние официальные власти вновь и вновь устанавливали импортные ограничения, аргументируя их обычно требованиями санитарии и охраной здоровья. Эти поводы были зачастую очень прозрачно надуманными и необоснованными. То было необходимо защищать жителей России от зарубежных шпротов, а также от мяса птицы, животных, а недавно и свинины, то еще от чего-то еще. Эти факторы, совершенно очевидно, будут использоваться еще долгое время для того, чтобы оказывать воздействие на импорт в Россию. И будет Россия членом ВТО или нет, Эстония ничего не сможет поделать против этого. Как свидетельствует опыт, руки Европейского союза часто остаются короткими.

Позитивное последствие

Но санкции России имели для экономики Эстонии и очень позитивное влияние: после этого структура товарных потоков Эстонии значительно улучшилась. В отличие от Латвии и Литвы, в товаропотоках значительно выросла доля направлений запад-восток, в том числе транзитных. Более разнообразной стала и структура перевозимых товаров, она стала менее зависимой от цен и конъюнктуры на отдельные виды товары. И хотя цена тонны  нефти значительно выросла и груз может стоить очень много, Эстонии все же остаются только железнодорожные и портовые сборы, а доходы идут преимущественно предприятиям, связанным с российским капиталом. Возможности заработать на других товарах зачастую лучше.

Читайте также: "Россияфобия" одержала в Эстонии победу над здравым смыслом

Ущерб от Бронзовой ночи и последовавших за нею санкций России понесли многие предприятия Эстонии, но общая картина оказалась все же неожиданно позитивной. Статистика показывает, что экспорт Эстонии в Россию вырос, а импорт сократился:  то есть ограничения России во внешней торговле оказали влияние на саму Россию. Из-за незначительной доли Эстонии во внешней торговле России, ее официальные власти даже не поняли истинных последствий своих шагов.

Но статистика достаточно однозначна: импорт из России после Бронзовой ночи сократился по сравнению с предшествовавшим временем на 39%, в то время как экспорт вырос более чем на 8%. Если в экспорте больше всего потеряли предприятия металлообработки Эстонии, то импорт сократился по всем группам товаров. Более или менее схожая картина прослеживается и в экспорте-импорте услуг: экспортные доходы выросли во втором квартале на 27%, а в третьем квартале даже на 33%. В то же время импорт услуг России сократился на 22-28%. В итоге бывший  до того в минусе товароборот с Россией стал позитивным, то же самое случилось и с текущим счетом. Более или менее так это оставалось и впоследствии: хотя сальдо товарооборота колеблется, оно до сих пор для Эстонии в плюсе.

После Бронзовой ночи выросли инвестиции России в Эстонию, но инвестиции Эстонии в России продолжили начавшееся еще ранее сокращение. Имеет это позитивные или негативные последствия, уже вопрос точки зрения и она зависит от конкретных инвестиций.

Также по теме: Когда прояснятся эстонско-российские отношения?

Хороший имидж информационных технологий Эстонии

Не следует забывать и об еще одном позитивном эффекте:  сектор информационных технологий Эстонии после кибер-атак Бронзовой ночи обрел международный престиж, который довольно существенно помогает как этому сектору, так и экономике Эстонии в целом.

Хотя очень многие опасались, что после Бронзовой ночи инвестиции будут уходить из Эстонии, этого не произошло. На самом деле этого и не стоило излишне орпасатья: то, что для Эстонии было шокирующей новостью, в иных концах света этим не является. В ряде стран то и дело повторяются манифестации, перерастающие  в насилие, особенно если в них участвуют радикальные силы. Это происходит регулярно, предприниматели знают о возможных последствиях и готовятся к ним. Поэтому не было оснований считать, что одна ночь бесчинств в Таллине приведет к моментальному исходу инвесторов.

Подытоживая все это, можно утверждать, что Эстония выиграла от Бронзовой ночи и последовавших за нею санкций как в виде улучшившейся экономической структуры, так и в виде выросшего престижа. Разумеется, не следует забывать и о том, что понесенный ущерб – мелочь по сравнению с последовавшим затем экономическим кризисом 2008-2009 годов.

Перевод: Хейно Сарап

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.