Со времени Бронзовых ночей прошло пять лет. Но это не юбилей. Просто нечего  отмечать. Потому что Бронзовые ночи были победой Эстонского государства, которую позже последовательно превращали в поражение.

Как же так? Целых полдесятилетия не было подобных новых выступлений. Даже перевод гимназического обучения на эстонский язык не привел среди русскоговорящих жителей к сопротивлению, как то было в Латвии. Знание эстонского языка среди молодого поколения русских активно растет, они прямо-таки стоят в очередях, чтобы отдать детей вместо русских детских садиков и школ в эстонские. Мы больше не слышим новостей о Ночном дозоре, мало того – даже, кажется, что русские у русских спустя пять лет больше нет ни одного общепризнанного лидера или организации, под знаменем которой они готовы идти в бой против «собачьего языка».  

Тогда отпразднуем! Они, русские, живут здесь среди нас по-прежнему, но это неизбежность, в которую за последующие пять или двадцать лет, надеемся, будут внесены  позитивные коррективы.

Но на деле ситуация гораздо сложнее. Вот-вот наступит вновь 9 мая и как Таллин, так и города Северо-востока будут заполнены людьми с Георгиевскими ленточками и в меньшей мере флагами России. Ну и что, скажет средний эстонец, привыкший к стокгольмскому синдрому. У них ведь есть своя история и право помнить своих героев.

9 мая – день сопротивления.

Конечно, есть, но в Эстонии делает это – поминает павших во Второй мировой войне -  лишь небольшая часть носящих Георгиевскую ленточку. Для большинства, прежде всего молодого поколения, 9 мая не столько День Победы, сколько День сопротивления. И Георгиевская ленточка на груди или на машине означает для них не просто скорбь или почитание победы, добытой старшим поколением, а знак того, что они в сердцах не смирились с существованием Эстонского государства и необходимость для них знания  эстонского языка вызвана лишь прагматическими соображениями. 

Иначе говоря, не смирились с тем, что из народа – хозяина империи превратились в национальное меньшинство малого государства. Одновременно Георгиевская ленточка и флаг России – это знак Москве: мы все еще надеемся на матушку-Россию, мы ждем, что вы придете и освободите нас от ига фашистского этнократического государства.  

Само собой, все описанные выше реакции можно было наблюдать и пять лет назад. Русские большой народ и Россия, на которую они надеются, находится здесь же, рядом с ними. У них с нею живая связь и они могут и хотят жить не в информационном, языковом и культурном пространстве Эстонского государства, а в своем. Их в Эстонии достаточно много и они местами живут так компактно, что могут спокойно существовать в своем параллельном мире, в максимально возможной степени игнорируя эстонцев и Эстонское государство.

Хорошо, скажет теперь читатель: а в чем, собственно говоря, вопрос? Вопрос в чем-то принципиальном. А именно в том, что прямым результатом Бронзовых ночей было массивное включение задом наперед интеграции на высшем государственном уровне. Это началось сразу после того, как утихли беспорядки, когда тогдашний министр обороны Яак Аавиксоо и тогдашний министра по делам народонаселения Урве Пало поспешили возложить венок по случаю русского Дня Победы к Бронзовому солдату, перенесенному на кладбище Сизелинна. А затем последовали символические судебные наказания для громивших город, вершиной которых стала выплата государством компенсаций местным заводилам мятежа.

Триумфальный момент сталинистской империи  

Так мы оказались в ситуации, когда празднование 9 мая триумфального момента сталинистской империи  является совершенно понятым явлением, а храбрость, проявленная эстонскими мужчинами под Синимяги, Нарвой и Эмайыги, а также в летней войне 1941 года и в лесном братстве являются чем-то таким, о чем официально не принято говорить публике в салонах. Если это не  самоотречение, то что же тогда? Если это не вывернутая наизнанку модель интеграции, то что же тогда?

Тогда не нужно удивляться, что через двадцать лет после восстановления в Эстонии независимости, в Эстонии, где государственным языком является эстонский, мы по-прежнему везде можем справляться на русском, а не на эстонском языке. И хотя этого никто, разумеется, не признает, государство на деле ползуче перешло на двуязычие. Чтобы убедиться в этом, достаточно пройтись по торговым центрам или посетить какую –либо банковскую контору. 

Параллельно наши оппортунистические правительства последовательно смягчают условия получения гражданства, а мечтающие сформировать будущее правительство социалисты уже открыто и официально говорят об Эстонии как о государстве, построенном на основе гражданства, а не о национальном государстве.  

Всем этим чудесам интеграции яро прокладывали дорогу и наши красные профессора. Их козырем пять лет назад было, что прежняя политика Эстонского государства (интеграционная политика) в отношении русских не принесла успеха. Или же: вместо давления нужно со своей стороны идти на уступки и привлекать другую сторону таким образом к каким-то компромиссам. 

Русские и Россия идут на уступки только под  давлением.

Только не знающие русских и Россию или просто трусливые и глупые люди могли надеяться на то-то такое. Русские (и Россия) идут на уступки только под давлением. И наоборот, уступки других они воспринимают как слабость и используют их по максимуму.

Выводы из вышесказанного очевидны. Хотя мы крепки задним числом, осмелюсь все же утверждать, что последовательной ошибкой Эстонского государства и эстонцев за последние двадцать лет было бессильное самоутверждение. Это касается прежде всего 1990-х годов, когда Россия была настолько слаба  и занята внутренними проблемами (Чеченская война), что на силовую деятельность Эстонского государства она могла в ответ только брызгать слюной.

Однако, любуясь миражами Европейского союза и НАТО, у нас излишне внимательно прислушивались к советам западных друзей, имеющих в России собственные интересы – и упустили из рук исторический шанс. Вместо этого начали заниматься альтернативной деятельностью под названием интеграция, одним из результатов которой и стали Бронзовые ночи, устроенные при поддержке вновь набравшей силы России. 

Никаких качественных изменений среди русских по части лояльности, проэстонской настроенности и языка не дала и проводившаяся последние пять лет политика капитуляции. Русские в Эстонии по-прежнему говорят по-русски, а эстонец переходит – даже если он хуже владеет русским языком, чем русский эстонским – в общении с русскими на русский язык.

Русская молодежь нелояльна 

Критическая масса молодого поколения русских ничуть не лояльнее по отношению к Эстонскому государству, чем старшее поколение. Скорее даже наоборот, пусть социологи, выполняющие политический заказ, говорят что угодно. Или пусть они спросит у себя самих (хотя бы в темноте под одеялом), почему русские массово поддержали Владимира Путина  во время последних выборов. Я могу им это сказать и без всяческих опросов.  Потому что в сердце большинство из них думает и надеется совершенно однозначно: Путин вам еще покажет.

Новых Бронзовых ночей сейчас опасаться не стоит только потому, что Москва в Балтии сосредоточилась в очередной раз на Латвии как государстве, еще более слабом, чем Эстония. Она намеревается вдогонку референдуму о языке организовать среди русских Латвии широкую кампанию неповиновения, кульминацией которой должно стать создание в Риге и Латгалии  параллельных органов власти. Конфликт, который из-за этого обязательно возникнет, даст Москве повод выступить в случае необходимости против Латвии и в защиту своих граждан хотя бы с использованием силы.

В случае успеха эксперимента в Латвии Москва может использовать такую же модель и против Эстонии. Сейчас подготовительной работой в этой области занимаются те персоны и политические силы, которые борются против эстонизации гимназий в Эстонии.

Таким образом: опять кто-то другой, в данном случае Латвия, выиграет для нас время. Это время следует использовать для самоутверждения как государства, так и народа.

Март Хельме, бывший посол Эстонии в России

Перевод: Хейно Сарап

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.