Рост числа и качества российских вооруженных сил близ границы Эстонии стал в последние недели предметом широкого обсуждения. Мнение об этом высказывалось в СМИ, и, разумеется, на ведомственных встречах Эстонии с союзниками. Из двух главных диктатур, приведших ко Второй мировой войне, Германия уже давно стала демократической и миролюбивой страной, в то время как Москва по-прежнему вызывает озабоченность своим агрессивным поведением. 

Эстонию в этом контексте не стоит выделять, так как Россия усиливает свое военное присутствие во всем Западном военном округе.  Во-вторых, наверняка не нужно следить только за теми частями вооруженных сил России, которые располагаются в Западном военном округе. Стратегическая транспортная авиация способна перекинуть в наш регион части, постоянно базирующиеся в другом конце России (как то было во время агрессии против Грузии в 2008 году).

Размещение российских войск близ Эстонии

Почему Россия развивает свои вооруженные силы в нашем регионе? Всем трезвомыслящим людям должно быть ясно, что ни одно государство – член НАТО не собирается нападать на Россию.

Как это зачастую бывало и ранее, одним из мотивов можно считать желание руководства России оказать впечатление на своих избирателей, сохраняя представление о Западе и НАТО как о противнике, против которого следует быть готовым применить силу. Во многих странах часть электората смотрит в прошлое и ее голоса являются легкой добычей. России нужно запугивать призраком НАТО, так как мышление многих людей исходит из советского времени, когда НАТО было главным врагом.

Финляндия тоже не рвется присоединиться к НАТО, так как во времена «холодной войны» часть населения свыклась с мыслью, что в любой ситуации они останутся наедине. В Швеции многие до сих пор верят, что их государство сумело после Второй мировой войны и вплоть до 1990-х годов оставаться нейтральным, хотя архивные материалы доказывают, что военное сотрудничество с НАТО было очень тесным и при этом одобренным на самом высоком политическом уровне.

В Эстонии также есть люди, по мнению которых Освободительная война (1918-1920 г.г.-прим. перевод.) доказала, что Эстония всегда способна отразить любое военное нападение большого государства без всяческой помощи – нужны только воля и мужество. Устаревшие образцы мышления тем самым оказывают влияние не только на верхушку власти в России при принятии решения о размещении войск, но и на принципиальные решения по организации государственной обороны Эстонии.

Почему Эстония присоединилась к НАТО?

Это просто - забыть причины, почему Эстония уже в 1990-е годы пожелала присоединиться к НАТО. Ключевое слово здесь: чувство уверенности. Народ Эстонии, неоднократно испытавший серьезные страдания от агрессий больших государств, нуждался в чувстве уверенности. Ни ранее, ни сейчас он сам не был их причиной.  Причиной, разумеется, агрессивная настроенность России и значительные ресурсы, которые Кремль не устает использовать для запугивания малых соседних государств.  Если бы Силы обороны Эстонии могли обеспечивать в своем народе чувство уверенности, не было бы необходимости присоединяться к НАТО.

Но членству в НАТО сопутствует не только возможность военной защиты Эстонии союзниками, что имело бы для Эстонии решающее значение с учетом ее ограниченных ресурсов. Появилась и необходимость направлять эстонских военнослужащих в далекие военные очаги или иным образом вносить вклад в коллективную защиту. Еще одна обязанность, о которой говорят меньше, это необходимость существенного вклада в оборону самой Эстонии. Зачем матерям Техаса и Висконсина посылать своих сыновей умирать в лесах Алутагузе, если народ Эстонии сам не вкладывает в оборону своего государства?  Если в Эстонии считают, что государство необходимо защищать совместно с союзниками, то важно, чтобы Эстония развивала и свои Силы обороны образом, обеспечивающим максимальную способность взаимодействия с союзниками.  Все остальное было бы немыслимо.

Что должна делать Эстония в создавшейся ситуации?

Крупнейшая ошибка, которую Эстония допустила бы в связи с усилением вооруженных сил России, был бы отказ от усиления обороны государства совместно с союзниками. Было бы невозможно объяснить: почему Эстония в 1990-е годы, когда Россия в военном отношении была очень слабой, была более заинтересована в коллективной обороне НАТО, чем сегодня, когда Россия мощно развивает свои вооруженные силы? Логичным в подобно ситуации было бы усиление сотрудничества с союзниками по НАТО и партнерами Европейского союза, а не наоборот.

В создавшейся ситуации Эстонии было бы разумно напрячься на трех фронтах:

1. Увязать себя плотнее с союзниками по НАТО с целью сделать Эстонию по возможности более видимой. Подходящими методами здесь в числе прочего (но не только) было бы финансирование оборонных расходов на уровне двух процентов от валового внутреннего продукта, участие в международных операциях, поддержка миссии охраны воздушного пространства стран Балтии, вклад в силы быстрого реагирования НАТО. Прямая и опосредованная поддержка расположенного в Таллине центра кибер-защиты НАТО и участие в крупных совместных проектах НАТО.

2. Развивать военные возможности, отвечающие оценкам угрозы. Сценарии угрозы, которые берутся за основу при составлении планов развития Сил обороны, предполагают очень высокую степень готовности вооруженных сил Эстонии. Нынешняя организация  государственной обороны не отвечает оценкам угрозы, так как и двух процентов от ВВП недостаточно, чтобы обеспечить структуру вооруженных сил, существующих на данных момент на бумаге.  Союзные войска состоят сегодня преимущественно из оплачиваемых военнослужащих, кроме того, у них в наличии уже сейчас имеются снаряжение и запасы – поэтому их войска находятся в более высокой степени готовности, чем соответствующие части Эстонии.

3. Эффективнее, чем прежде, использовать оборонный бюджет Эстонии. В 2008-2009 годах были проведены значительные, но из-за дефицита времени, импровизированные сокращения бюджета без системного анализа и изменения организации труда в структурах государственной обороны.

Ключом к успеху Эстонии поэтому является сотрудничество с дружески настроенными государствами и постоянная воля развиваться самим. Так, как это было в 1918 и 1991 годах.

Мартин Хурт, член правления международного центра оборонных исследований

Перевод: Хейно Сарап

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.