Отношение действительного государственного советника первого ранга Российской Федерации Модеста Колерова к странам Балтии сердитое. К тому же, он даже не пытается быть политкорректным. Это отношение видно и по ответам на вопросы Neatkarīgā. Очевидно, из-за этого Колерова не пускают в Литву, Эстонии, Грузию. Однако Модест Колеров – довольно авторитетный (в России) и умный оппонент. И нет лучшего учебного пособия, чем сильный соперник. Таким образом можно понять и то, как может трансформироваться тональность обращенного на Латвию внимания России, и то, насколько хорошо соперник заметил наши слабые места, а также правильнее выбирать контрсредства. Те, кто заливает нам уши сиропом, в этом смысле ничему не учат. Как в народной песне: «Из-за ругающего работаю, из-за рассказывающего дремлю…».

- В какую сторону президентство Владимира Путина повернет отношения России и Европы?

-  Я думаю, в сторону старой Европы. Туда, где они до сих пор были.

- Ожидается ли какой-то процесс (экономической) интеграции?

- Нет, никакой интеграции с ЕС не будет.

- Однако говорят, что Евразийский союз строится по шаблонам ЕС в надежде на единое экономическое пространство.

- Да, условия копируются. Но я думаю, что это больше идея Александра Лукашенко, который выступает за интеграцию Евразии и Европейского союза. Однако это настолько утопическая идея, что я не могу об этом серьезно говорить.

- Но в России существует также мнение, что старушка Европа становится слабой, и ошибочно возлагать на нее большие надежды. Лучше обратиться к каким-то более жизнеспособным, перспективным центрам событий.

- У России никогда не было задачи – выбирать одно из двух. Россия опирается на две основы. Китай становится все более серьезным экономическим партнером России. И если в будущем часть российских металлов, газа, нефти, которые покупает Европа, сократится, то это количество с лихвой будет перемещено в Китай. К тому же, старушка-Европа старушка только в ЕС. А четыре крупнейшие экономики – они никуда не исчезнут. Германия, Великобритания, Франция, Италия. Другое дело, что обязательства в рамках ЕС обкрадывают большие экономики. У Германии только что сняли 400 миллиардов на поддержку Греции. Думаю, что когда старая Европа найдет правильный модуль отношений с молодой Европой, ей станет легче.

- Как в этом контексте трансформируются отношения России со странами Балтии?

- Никак.

- Что для России страны Балтии?

- Транзитная территория. Большее ничего.

- Опасна ли каким-то образом Балтия России?

- Нет. Опасна не Балтия, опасна американская инфраструктура, которая размещается в Эстонии. Создан крупнейший в регионе центр радиоэлектронной борьбы, направленный против России. Для этого центра, который по терминологии НАТО называют центром киберзащиты, как надстройка создается институт политического контроля и вмешательства, которым руководит бывший посланник США в Азербайджане Мэтью Брайза. Это серьезный военно-политический вызов. Однако это вызов США, а не Эстонии. Эстония – это просто территория.

- Значит, России опасен наш проамериканизм?

- России опасен агрессивный проамериканизм. Если бы Балтия оставалась лишь верной проамериканской женой и решала свои семейные проблемы обособленно от России, нас бы это не задевало. Однако балтийские ястребы продают свой суверенитет американцам в одном пакете с антироссийскими устремлениями. Они (к примеру, эстонцы) отводят свою территорию, чтобы США могли проявиться против России.

- А я думал, что с США нас связывает только дружба. Суверенитет мы отдаем Брюсселю.
   
- Да. Но Брюссель взял все остатки суверенитета бесплатно. В свою очередь, вашингтонскому обкому продается политическая воля. Потому, что политическая воля конфликтующая. Сама десуверинизация Балтии в пользу Брюсселя – она нейтральна для России,  это Россию никак не задевает. Но десуверинизация Балтии в пользу Соединенных Штатов – она конфликтующая. Она враждебная. США сейчас проводят учения НАТО в Балтии. Чему там учатся? Десантировать технику. Десантироваться предусмотрено в северной Эстонии, в непосредственной близости от нашей границы.

- Все же - не выдумана ли эта угроза самой Россией?

- Если ваш сосед по лестничной клетке складывает у ваших дверей гранаты, говоря: «Дорогой, это ведь только гранаты, не будь таким подозрительным, иди выспись..», что сказать? Тащи ты свои гранаты в свой туалет. Безопаснее будет.

- Однако суверенитет у нас только один. Как удается отдавать его и Брюсселю, и Вашингтону?

- В политической литературе  уже давно написано и именно в США озвучено то, что молодая Европа, новые страны-участники Европы образуют верную марионеточную опору США в борьбе против старой Европы, которая еще пытается демонстрировать свою самостоятельность. А именно: есть непотопляемый авианосец на двух фронтах. И против до сих пор фрондирующей Европы, и против России, которая почему-то (естественно, из-за глупости) еще не сдается.

- Чем для российской власти является русский мир?

- У российской власти нет единого взгляда на русский мир. Во-первых, существует бюрократический подход, цель которого – максимально откреститься от моральной, политической и бюрократической ответственности за поддержание отношений с соотечественниками, используя, насколько это возможно, узкие формулы, которые позволяют не замечать как соотечественников миллионы человек за пределами России. Относящихся к русским или к русской культуре. И хотят водиться только с теми, кто посещает паркеты посольств и целуются друг с другом. Это, конечно, бюрократический самообман. Но пока действующая редакция посвященного политике по соотечественникам закона трактует русский мир именно так. В узком понимании. Тем не менее, во-вторых, существует реальный русский мир, и посвященный принципам внешней политики указ Путина от 7 мая основан на представлении о большом русском мире. Россия традиционно не могла и по большому счету так и не научилась и не учится эксплуатировать русский мир как пятую колонну. Для этой цели у России нет ни инструментов, ни политической воли. Точно так же Россия не смогла и не стремится научиться эксплуатировать российские инвестиции как политический фактор. Что бы кто ни говорил, как бы в Латвии, Литве и Эстонии ни боролись против российского транзита и инвестиций, одновременно под столом улаживая коррупционные инсайдерские сделки, российский бизнес не патриотичен. У него нет политического содержания.

- Какие реально средства поступают из России в Латвию для поддержки соотечественников?

- Понятия не имею. Потому, что финансирование программ направлено на проекты, а не на страны.

- На каких принципах лично вы основывали бы отношения России с соотечественниками?

- Если говорить о правильной тональности в отношениях российской власти с соотечественниками за рубежом, то думаю, что надо выбрать все же то, что наиболее полно характеризует реальность. Российские соотечественники независимы от российской власти. Они зависимы от исторической России как культурно-исторической среды. Они для подтверждения своих законных прав вынуждены бороться с бюрократами. Однако представители российской власти для них в лучшем случае - слабо вменяемые собеседники. По-моему, правильным было бы требовательное (как большой общности русских, представителей русского мира) отношение  к каждому прапорщику, который представляет российскую власть. Потому что служит именно он, а не соотечественники живут, чтобы он мог украсть лишнюю пятерку. Требовательное отношение к защите языка, культуры, своих неотъемлемых гуманитарных прав и прав человека – это единственный правильный путь. Тем более, потому что обратная связь работает. Каждого старшего прапорщика можно обойти, использую обратную связь. Если мы не будем вступать в сделки с бюрократией, мы должны бороться, чтобы она стала более вменяемой. По обе стороны границы мы должны бороться со своей невменяемой бюрократией, для большинства которой нет ни родины, ни отечества, ни ценностей.

- Какое значение вы придаете словам «пятая колонна»?

- В идеальном случае пятая колонна работает только в конфликтной ситуации. Как минимум, во время холодной войны. Не говоря о горячей. В современной ситуации пятую колонну американцев в России образует довольно узкий круг представителей интеллигенции, значительная часть которых граждане не России, а США, Израиля и других государств. В свою очередь, российская пятая колонна в приграничных государствах это всего лишь лживый миф, хотя органы КГБ этих государств эту колонну неустанно ищут с лупой. Я так считаю. И (говорю совершенно откровенно) я был бы счастлив, если бы в некоторых странах эта пятая колонна была. Но – нет.

- Наша полиция безопасности думает иначе.

- В каждой ближней к России зарубежной стране без исключения мы наблюдаем интересный психологический феномен. Армения, Грузия, Украина, Латвия, Таджикистан, Киргизия и другие передовые страны считают себя центром глобуса. Все одинаково они считают, что в Москве штабы сидят и ночами ломают головы только над тем, как Латвию каким-то образом притеснить, как заслать сюда секретную танковую дивизию, чтобы отнять у конкретного гражданина его хлебушек с маслом, а у министра – портфель.

- Штабы или не штабы, но опасения существуют. Например, из заявлений Хиллари Клинтон (она посетила Грузию в начале июня) об укреплении военного сотрудничества между США и Грузией, в частности, сделан вывод, что где-то замаячил призрак второго российско-грузинского конфликта.

- Если говорить о первой войне, то в сентябре 2008 года Михаил Саакашвили, выступая в парламенте, высказал упреки предшественнице Хиллари Клитон Кондолизе Райс. Это звучало примерно так: как же так - вы же гарантировали, что Россия не будет вмешиваться, как же так – вы стимулировали наши усилия по восстановлению «территориальной целостности», вы обещали, что Россия не будет вмешиваться, а она вмешалась. Считаю, что упомянутые вами инициативы гражданки Клинтон имеют такой же стимулирующий характер.

- Характерна ли для политики России фобократия, манипулирование страхами?

- Для манипулирования страхами у общества должны быть промытые мозги. Должна быть эффективная система официальной и неофициальной цензуры. Должен быть богатый выбор инструментов политического давления. У России этого нет. У Латвии есть. И у Эстонии есть. И у Литвы.

- Значит, наши опасения «русские идут» совершенно безосновательны?

- Меня больше волнует социальная природа этой психопатической мобилизации. Страхи литовских тетушек старше сорока лет, которые образуют основную массу крайне консервативного избирателя, русофобов, не выдуманы. Они возникли исторически. Их просто эксплуатируют. Их можно усилить, их можно многократно усилить, но их нельзя выдумать. Точно так же мобилизацию большинства избирателей Грузии, в особенности молодежи, вокруг Саакашвили, вокруг его реваншизма можно усилить, можно довести до карикатурного уровня, но нельзя выдумать. Это существует. Социальная паранойя существует. Она не выдумана. Меня больше волнует механизм, при помощи которого эта массовая фобия создается. В случае Грузии я убежден, что появление Саакашвили было неслучайным.. Если не ошибаюсь, в 1998 году, тогда, когда академик Сахаров назвал Грузию, которая покинула СССР, маленькой империей, глава грузинской православной церкви выступил с отпечатанной проповедью, содержание которой было таким: в Грузии право рожать имеют только грузины, тот, кто убьет грузина (неважно – виноват грузин или нет), - враг грузинского народа. Это было разыграно в то время, когда уже начался межэтнический конфликт, когда начался гражданский конфликт. Это была санкция церкви на этническую чистку и проявления геноцида. Меня больше волнует не эксплуатация фобий, а то, как появляются материалы для их эксплуатации. Как мы сами оказываемся в плену этих негодяев.

- Обоснованные страхи литовских и латышских тетушек меня не смущают до тех пор, пока политики не заслоняют ими будущее. К тому же, наш бывший министр иностранных дел Айвис Ронис не так давно сказал, что балкон Вышинского заколочен. Заколочен ли?

- Я не знаю. Суть не вы Вышинском, а в том, кто сегодня выполняет его функции. Кто претендует на роль Вышинского, кто ее играет? Понимаете?! Суть не в конкретном историческом Вышинском, а в том, кто у нас Вышинский сегодня. Является ли им Джудит Гарбер (посол США в Латвии – прим. переводчика), которая навязывает христианскому обществу нехристианские стандарты гомосексуализма?

- В одной из статей сборника «Пульсации империй», презентация которого состоялась в Риге, вы в историческом контексте приводите слова «политический ревизионизм Европы». Что это такое?

- Нет. Ревизионизм – это историографическое понятие, это реабилитация гитлеровского коллаборационизма, который в облегченной, light версии временами выскакивает в истории современной Европы, как черт из табакерки. Нечаянно. Мы счастливо заботились о европейских ценностях, а потом, бац – пришел Гитлер, и некоторые более слабые перешли на его сторону. Но в действительности массовый коллаборационизм Восточной Европы (за исключением Польши) с Гитлером со всеми корнями, руками и ногами вырос из довоенных диктатур и довоенного этнического национализма. И тогда, когда новые независимые государства восстановили свою государственность именно с довоенной государственности, они осознанно или неосознанно (чаще – осознанно) воспроизводили именно ту диктатуру, которая с поднятыми флагами вначале направилась под попечение Сталина, а потом, с еще большим удовлетворением – в ряды сторонников Гитлера. Слабость общества по отношению к коллаборационизму никуда не исчезла. Однако коллаборационизм со Сталиным в худшем случае переходил в гражданскую войну, а коллаборационизм с Гитлером – в акции массового уничтожения, Геноцид.

- Массового уничтожения в сталинские времена было по горло и больше.

- Сталин не практиковал массовое уничтожение по этнической принадлежности. К тому же, каким бы негодяем ни был Сталин, я не могу представить, что условный Вышинский в спешке старался бы направить ему телеграмму, в которой написано, что Эстония Judenfrei.

- В СССР в 30-е годы латышей вылавливали, народы переселяли… Я согласен только с тем, что мы теперь и впредь должны задумываться о коллаборационизме. Но почему нам никак не удается «преодолеть историю»? Российский историк Елена Зубкова считает, что немцы это сделали.

- Мое отношение к Елене Зубковой хорошее, но я не думаю, что, высказав формулу - как хорошо Германии удалось преодолеть историю, - она осознавала то, что происходит в Германии сейчас. Латентный неонацизм приобретает все больше сторонников. Действительно ли потому, что история преодолена. Нет! Потому, что она была загнала под кожу, под стол. Однако – не преодолена. Я вообще считаю, что окончательно и на все времена преодолеть историю нельзя. Это в крови. Точно так же меня до глубины души задевает, если кто-то сидит и претворяется человеком, который говорит: «Я носитель европейских ценностей»! Черт побери! Ценности только потому ценности, что они находятся в постоянном конфликте с реальностью. Идеалы, принципы… Нормы только потому нормы, что стремятся улучшить жизнь. Учитель только потому учитель, что учит чему-то, что постоянно конфликтует с плохой реальностью. Ценности только там ценности, где к ним кто-то стремится. Но если кто-то – вчерашний коммунист, комсомолец, фашист коллаборационист - выдает себя за носителя ценностей, то я в этом проявлении усматриваю очередной партком, очередное SS. Этот человек ищет способ, как упаковать свою претензию на идейную власть. Я как старый, еще с советских времен антикоммунист такое просто ненавижу.

- Нужно ли нам для того, чтобы сосуществовать, придти к единому восприятию исторических событий?

- Не нужно. В России нет одобренной государством и защищаемой уголовной ответственностью государственной теории. Будь то теория оккупации или неоккупации. И слава Богу! В нашей Конституции запрещена любая государственная идеология. И когда во Франции начинаются дискуссии о введения наказания за отрицание геноцида, в том числе армян (моя жена – армянка), я занимаю позицию, которая направлена против преследования за мысли. Даже если эти мысли отвергают то, что был геноцид. Потому что как только ты отдал свое сердечко, свою душу в руки специально обученного инквизитора или цензора, то все - прощай свобода! Этот цензор с трехклассным образованием, которое получено в профшколе имени Ленина, завтра возомнит себе главным мудрецом, и начнутся злоупотребления. Власть любого человека – это искушение. А если, к тому же, допустить власть над сердцем, над мыслями…

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.