Вояж на Апеннины, завершенный 28 апреля, Александр Лукашенко прокомментировал на удивление сдержанно: 'Я не склонен считать этот визит каким-то прорывом в каком-то направлении. В данном случае мы не мыслим какими-то военными категориями. Мы осуществляем то, что запланировали давно'.

Что ж, постфактум можно позволить себе этакую напускную небрежность. Дело сделано. Процесс пошел.

Это редкий случай, когда независимые аналитики щедрее на этапные оценки. Так, политолог Валерий Карбалевич считает, что визит официального лидера в Рим стал для Минска 'прорывом изоляции, дипломатической блокады на европейском направлении'.

Действительно, Лукашенко, еще год назад считавшийся невъездным в ЕС, за пару дней в Риме фактически встретился с высшими лицами трех государств - Ватикана, Италии и Суверенного Мальтийского ордена.

Белорусский обыватель вряд ли хорошо осведомлен, что представляет собой названный орден, но, по крайней мере, титул его главы - 'великий магистр' - производит впечатление. И даже если это считать экзотикой, то ужин с премьером Берлускони и аудиенция у понтифика - сюжеты, которые пару лет назад, в период глухого, беспросветного противостояния официального Минска с Западом, представлялись бы ненаучной фантастикой.

И пусть себе встреча с Бенедиктом XVI в минувший понедельник уложилась в 25 минут, включая время на перевод и обмен подарками - главное, что картинка есть. Для государственных СМИ выжать из визита максимум выигрышного для Лукашенко пиара - дело техники.

Несомненно, что как минимум в глазах тысяч отечественных католиков его имидж сразу приобрел лоск. Независимо от того, реализуется ли амбициозный проект свести на своей территории глав римско-католической и православной церквей. А уж визит папы в Беларусь - дело почти решенное.

Да и в целом налицо успех дипломатической линии на так называемый прагматичный диалог с Западом.

Но дело не только во внутреннем пиаре. После визита на Апеннины на глазах съеживается раздутый в предыдущие недели вопрос о том, полетит ли белорусский президент в Прагу на учредительный саммит 'Восточного партнерства'. Деятелям ЕС в любом случае будет не так неловко, как представлялось. Визитом к папе и Берлускони Лукашенко, вчера считавшийся изгоем, Европу уже распечатал.

С другой стороны, стало особенно очевидно, что у части белорусских оппозиционеров в эти недели весь пар уходил в свисток. Они заклинали деятелей ЕС не пускать авторитарного правителя в Прагу: мол, не заслужил! Но фишка в том, что вся эта каша 'Восточного партнерства' заварена для шести постсоветских стран отнюдь не по причине больших заслуг их лидеров в деле демократизации.

Даже Украина и Грузия, где президенты пришли к власти на волне цветных революций, отнюдь не выглядят сегодня примерами для подражания в плане построения демократического общества. А уж про Азербайджан лучше не заикаться. На фоне уличных завихрений в Кишиневе и Тбилиси Беларусь несомненно выигрывает, по крайней мере, в плане стабильности.

В общем, Брюссель зачислил эту шестерку в свою новую программу без вступительных экзаменов. Сама же программа может оказаться непростым испытанием как для ЕС, так и, в частности, для Беларуси.

Дело в том, что, по выражению журналистки Марины Рахлей, 'Восточное партнерство' еще предстоит придумать'. Чем наполнять идею, пока туманно представляют как в Минске, так и в Брюсселе.

И здесь, в частности, есть креативное поле для аналитиков, гражданского общества Беларуси, да и той же политической оппозиции, если она переключится с эмоций на генерацию продуктивных идей. Возмущайся не возмущайся чрезмерным прагматизмом Брюсселя, но уже очевидно: в отношениях Минска и Европы началась новая полоса. Просто нелепо было бы по очереди забрасывать столицы Старого Света петициями: не пускайте сами-знаете-кого!

'Восточное партнерство' отходит от причала с Беларусью на борту. Вопрос в том, куда приплывем. Да, сегодня европейская карта выглядит козырем Лукашенко. Но она может стать козырем белорусского демократического сообщества.

Совместную наработку на сей счет предложили Белорусский институт стратегических исследований (BISS, Вильнюс) и 'Офис за демократическую Беларусь' (Брюссель). Вот в этом документе - ноль эмоций, сугубо рациональный подход.

В частности, аналитики, вразрез с тем, что декларирует титульная оппозиция, предостерегают ЕС от 'неуместного выставления политических условий'. Они предлагают 'продвигать такие проекты, которые обеспечивают реформы, трансформирование общества, геополитическое и цивилизационное притяжение Беларуси к Европе'.

Правда, политолог Валерий Карбалевич сомневается, что нынешнее белорусское руководство пойдет хотя бы на элементы 'управляемой демократии' по российскому образцу. По его словам, Лукашенко претит сама мысль о допуске оппозиции в системную политику.

При этом эксперт не согласен, что оппозиционеры, лишившись прежней безусловной поддержки Запада и потеряв привычную систему координат, 'вымрут как мамонты'. Эксперт напоминает: у политической альтернативы есть реальная база - около 30% взрослых белорусов, по данным независимой социологии, осознанно выступают против генеральной линии нынешнего государственного руководства.

Другое дело, что при отсутствии элементарных рамочных условий для конкурентной политики единственным реальным фактором, способным вызвать кардинальные перемены в стране, является, по мнению Карбалевича, финансово-экономический кризис.

Эксперты BISS и 'Офиса за демократическую Беларусь' также не питают иллюзий насчет воли руководства страны к либерализации. Аналитики считают реальным 'вовлечение Беларуси в европейскую орбиту' через проекты, играющие на прагматизме властей. Им нужны инвестиции, технологии. Эти пряники, советуют эксперты, надо обставлять условиями, постепенно приучая белорусские власти к принятым среди демократий Старого Света 'правилам хорошего тона'.

Проще говоря, речь идет о стратегии, способной исподволь размягчить скорлупу крепкого орешка. Но это - в теории. Орешек же весьма неподатлив. Выступая на днях с посланием народу и парламенту, Лукашенко дал понять, что откручивать гайки в политической сфере не намерен. На финише визита в Рим он также прозрачно намекнул, что не нуждается в советах извне, как реформировать страну. Но слово 'реформировать' все же проскользнуло.

Финансово-экономическое положение Беларуси действительно гораздо серьезнее, чем рисует пропаганда. Интересы выживания могут сработать сильнее, чем тонкие механизмы, задуманные Евросоюзом.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.