Стала ли Беларусь ближе или дальше от России за этот год? Отличается ли отношение Москвы к Минску при президенте Путине и президенте Медведеве? Поддержит ли Кремль Александра Лукашенко в следующем году на президентских выборах? Заработает ли Таможенный союз? Признает ли Минск Абхазию и Южную Осетию? Российский  политолог Станислав Белковский, руководитель Института национальной стратегии, считает, что в белорусско-российских отношениях наблюдается "процесс развода". Его виновник – Москва, а инициатор – Минск.


Лукашенко, безусловно, движется от России в Европу

 

- Этот год, как и всякий другой, был довольно богатый на события в белорусско-российских отношениях. Я сейчас напомню слушателям некоторые из них. Получение Беларусью 3-миллиардного российского кредита и споры вокруг последней части этого кредита  в размере 500 миллионов, молочная война, подписание Александром Лукашенко соглашения по КСОР (Коллективные силы оперативного реагирования), совместные учения «Запад-2009», интервью Медведева белорусским независимым СМИ, встреча 10 декабря, непризнание Минском на протяжении всего года независимости Абхазии и Южной Осетии. Анализируя эти противоречивые  события, можно ли дать однозначный ответ на вопрос – стали ли по результатам года в политическом, экономическом  и других смыслах Беларусь и Россия ближе друг к другу?

 

- Я считаю, что за этот год Россия и Беларусь стали такими далекими, как никогда за весь период от распада СССР и прихода Лукашенко к власти в 1994 году. Я думаю, что 2009-ый стал переломным в смысле окончательного формирования вектора движения белорусской государственности при Александре Лукашенко. Лукашенко, безусловно, движется от России в Европу, движется медленно, зигзагами и выкрутасами, поскольку нет условий для быстрого движения – с учетом его исторического опыта, политической 15-летней практики, а также самой природы режима Лукашенко. Но это движение от Москвы, и Москва ничего с этим не может поделать. Она это понимает, и пробует использовать последние имеющиеся экономические рычаги, чтобы замедлить это движение. Вместе с тем Москва не делает ставку на Лукашенко, официальный Кремль не считает сотрудничество с Беларусью стратегическим приоритетом. Скорее Беларусь все предшествующие годы была «чемоданом без ручки» для кремлевских руководителей. И вопрос для Москвы  состоит только в том, чтобы устроить развод таким образом, чтобы это, во-первых, не выглядело унизительным, а, во-вторых, чтобы как можно дольше прятать от российского народа правду, что Союзного государства больше не существует.

 

- Если это развод, то кто тут инициатор, а кто – виновник?

 

- Виновник – Москва, инициатор – Минск.  Москва, безусловно, сделала все возможное, чтобы отдалить от себя  Беларусь. Ставила приоритетом исключительно экономические вопросы, особенно в сфере торговли энергоносителями, и игнорировала те жертвы и уступки, которые должна была приносить во имя интересов Союзного государства, и которые частично несла в 90-е годы (к слову, они сейчас в России считаются лихими годами потерь российского влияния, но на самом деле тогда влияние России на просторах ее бывшей империи было несравнимо большим, чем сегодня). А инициатор развода, понятно, Александр Лукашенко, который сегодня уже не хочет оставаться в полной зависимости от Москвы, он хочет двигаться в Европу, он хочет приобрести новое политическое и историческое качество, открыть для себя другую перспективу. И он прекрасно понимает, что отчуждение от Москвы создает для него те условия движения в сторону Европы, про которые он раньше и думать не мог.

 

Геополитическое влияние приносилось в жертву бизнес-интересам


- Но сообщения после встречи в Москве 10 декабря про то, что Беларусь продала российскому «Сбербанку» белорусский «БПС-банк» и что в ближайшее время состоится приватизация комплекса «Нафтан-Полимир» с участием российских компаний, – разве это не свидетельствует о том, что действует и побеждает российская стратегия экономического и финансового давления на Беларусь? А политические вопросы просто уже не так важны для сегодняшнего Кремля...

 

- Безусловно, это так и есть, и я про это уже говорил. Про то, что союз Беларуси и России никогда не был слишком привлекательным для российской элиты и Лукашенко не был очень желанной фигурой для Кремля ни при Ельцине, ни при его последователях. Но в 90-е проект был очень необходим и важен, поскольку власть в России была непопулярной, а идея реинтеграции России и Беларуси очень популярной. Поэтому это был важный пиар ход, который позволил Кремлю несколько укрепить свои позиции у российского народа. В 2000-е, когда власть в России стала популярной и политически стабильной, этот козырь уже стал не нужен. С другой стороны, Кремль совсем  не мог отказаться от союза России и Беларуси, поскольку это очень мощный стратегический шаг, а стратегического мышления в Кремле сегодня нет в принципе. Все, что делает Кремль на постсоветском в этом десятилетии, делается в интересах российского капитала за счет геополитического ресурса влияния на просторы бывшего СССР. Таким образом, геополитическое влияние приносится в жертву бизнес-интересам. Поэтому рост российских инвестиций в Беларуси или приобретение российскими компаниями тех или иных активов в Беларуси совсем не означает роста политического влияния. Наоборот, политическое влияние в это время снижается. И сегодня Лукашенко неизмеримо дальше от России, чем 5 или 10 лет тому назад.  Я бы, кроме того, не связывал бы движение Лукашенко на Запад с резкими радикальными реформами во внутренней политике Беларуси. Хотя Россия признает любой результат выборов президента Беларуси (возможно, в отличие от Запада), – но Россия никак не может на него повлиять. Поэтому  у России нет никакой возможности не признать то, что произошло. Что касается Запада, то ему важнее всего вектор движения Беларуси. Поэтому Запад готов закрыть глаза на недемократизм и авторитарный характер режима Лукашенко при условии, что будут исполняться определенные внешнеполитические обязанности. Нежелание признать Южную Осетию и Абхазию – одно из составляющих сегодняшнего курса Лукашенко. Поэтому повторю еще раз: увеличение российского капитала в Беларуси не означает  роста политического влияния России, совсем наоборот. И тот капитал, который придет в Беларусь, будет лоббистом интересов Беларуси в Кремле. И с другой стороны, не стоит путать понятия внешней и внутренней политики. В современном циничном мире они часто стоят друг от друга довольно далеко.

 

Сказки про то, что Медведев – интеллигент, а Путин – чекист, адресованы в основном зарубежному пользователю


- Определенное время создавалось впечатление, что у Медведева в отличие от Путина совсем по-другому складываются отношения с Александром Лукашенко. Встречались они чаще, демонстрировали полное единство. В одно время  даже казалось, что белорусский президент начинает играть на стороне Медведева и против Путина. Но эту картину сменила пресс-конференция Медведева для белорусских журналистов. Дело не только в том, что он пригласил туда независимые издания, главное – Медведев выказал резкое неудовольствие тем, что Лукашенко накануне критиковал Путина. Можно ли сказать, что сейчас для - Лукашенко Медведев и Путин – одно и тоже?

 

- Я думаю, что это так и есть. Иллюзия, что позиция Медведева чем-то отличается от путинской, ни на чем не построена. К слову, к постсоветским лидерам (особенно тем, которые раздражают Кремль в первую очередь – Ющенко, Саакашвили и Лукашенко) Медведев и Путин относятся одинаково.  Медведев и Путин – это представители одной когорты, одной генерации. Сказки про то, что Медведев – интеллигент, а Путин – чекист, адресованы в основном зарубежному пользователю. Поскольку Медведев должен сыграть наиважнейшую для российской политико-экономической элиты роль легализации на Западе. Частично эти сказки работают.  Ясно, что Александр Лукашенко имел какие-либо иллюзии – в отличие от многих наблюдателей. Просто он не мог целиком сжигать мосты, и вынужден был брать для критики вторых и третьих лиц, чтобы сохранить возможность для маневра. Рассчитывать на то, что Медведев будет любить Лукашенко – не приходится. Слишком велика между ними дистанция, политический генезис этих лидеров, их взгляды, характер режимов в России и Беларуси. (Несмотря на то, что оба режима авторитарные – по сути, они разные: в России – бизнес-режим, в Беларуси – типично харизматичный персонифицированный  режим). Поэтому Беларусь должна воспринимать Путина и Медведева как одно целое, и вбить клин между ними не удастся.


Россия поодержит Лукашенко, потому что всегда приятно поддержать того, кто победит, независимо от тебя


- А теперь прогноз на 2010 год. Поддержит ли Кремль Александра Лукашенко в следующем году во время президентских выборов? Заработает ли Таможенный союз? Признает ли Минск Абхазию и Южную Осетию?

 

- Первое. Александр Лукашенко не нуждается в поддержке России, чтобы победить на выборах. Он победит и без России. Россия это знает, и она его поддержит. Потому что всегда  приятно поддержать того, кто победит, независимо от тебя. Второе. Таможенный союз будет формироваться со скрипом и сложностями, я и не поручусь, что в 2010 он реально заработает. Тут важно понять, что не только Беларусь потеряет от некоторых условий и норм этого Союза, но и сама Россия, которая открывает свой рынок для неконтролируемого потока определенных товаров из третьих стран. И, наконец, третье. Беларусь не признает Абхазию и Южную Осетию.

 

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.