Пафос остался, но...

Несмотря на заверения со стороны высоких белорусских и российских чинов, белорусско-российские отношения переживают не лучшие времена. И многие независимые эксперты склонны думать, что самые большие обострения этой дружбы ждут нас впереди.

Впрочем, слегка пафосная риторика в оценке отношений двух стран присутствует и поныне. К примеру, недавний День единения народов Беларуси и России был торжественно отмечен в Москве. На праздничном вечере по случаю данного события было зачитано поздравление Александра Лукашенко: «В общей истории двух стран есть немало славных дат. Но День единения народов Беларуси и России в современных условиях имеет особое значение. Это символ нашего братства и духовного родства, искренней дружбы и взаимной поддержки, неразрывной близости судеб и культурных традиций, возрождения былых связей и развития всестороннего сотрудничества».

Белорусский лидер также выразил убеждение, что «углубление интеграции и формирование Единого экономического пространства позволят обеспечить конкурентоспособность экономик, устойчивое развитие государств, а значит, и достойную жизнь людей».

Российский президент Дмитрий Медведев также более чем позитивно настроен в отношении будущего Союзного государства. Он убежден, что «позитивным вкладом в развитие белорусско-российских интеграционных связей станет создание Таможенного союза Беларуси, России и Казахстана, и в перспективе — Единого экономического пространства трех стран».

В ожидании нового СССР

На фоне такого вот словесного благодушия и оптимизма высказывания Госсекретаря Союзного государства России и Беларуси Павла Бородина в адрес белорусского посла в России Василия Долголева звучат, мягко говоря, диссонансом. Пресс-конференция, которую проводил Бородин, была приурочена к предстоящей годовщине создания Союза России и Беларуси. В ходе мероприятия корреспондент белорусского агентства БЕЛТА попросил прокомментировать высказывания Василия Долголева. Вопрос звучал так: «Как вы относитесь к мнению посла Беларуси в России, который считает, что сейчас больше усилий нужно тратить не на строительство Союзного государства, а на создание Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана?».

Бородин в ответ заявил, что в Союзное государство в ближайшее время должны войти и Казахстан, и Украина, «и все остальные наши республики». И речь идет ни много, ни мало, «об обустройстве нашего всего постсоветского пространства». А позицию Василия Долголева Бородин прокомментировал следующим образом: «Ну, а таких послов надо посылать в одно место, какое — вы знаете».

Это публичное «посылание» высокопоставленного лица независимого государства имело широкий резонанс в самых различных средствах массовой информации, но его очень скупо комментировали и белорусские, и российские должностные лица. Правда, и назвать очередной перл Госсекретаря Союзного государства совсем спонтанным и неуклюжим тоже не приходится.

Политолог Виктор Чернов недавние высказывания Бородина характеризует как желание последнего сохранить хорошую мину при плохой игре: «У Павла Павловича есть довольно серьезная мотивация для такого поведения. Ведь Союзное государство — это и политические, и экономические, и моральные дивиденды, которые в последнее время становятся все более эфемерными. Россию все больше начинает раздражать роль этакого кормильца Беларуси, которая, мол, кормится, но за это практически ничего не дает. Совершенно закономерно, что Беларусь ищет партнеров, деньги и инвестиции в других местах. Особенно в Европе. И думаю, что это правильно. Западные инвестиции и технологии даже близко нельзя сравнивать с российскими по целому ряду качественных показателей».

На РФ свет клином не сошелся

Александр Лукашенко недавно так и заявил, что «на России свет клином не сошелся» и «экономическое сотрудничество Беларуси следует развивать с другими странами». Более того, глава государства озвучил тезис, повторяемый белорусской оппозицией последние 16 лет — Россия пытается играть роль старшего брата в выстраивании отношений с Беларусью.

На этом фоне теперешнего состояния «братской дружбы» вполне логичным выглядит заявление первого заместителя премьер-министра Владимира Семашко, что Беларусь предполагает возможное участие французской компании Areva в строительстве АЭС. «Зная опыт французских компаний в области ядерного строительства, атомных станций, мы предполагаем возможное участие, например, такой компании, как Areva, в реализации этого проекта в Беларуси. Дверь открыта», — приводит слова Владимира Семашко пресс-служба правительства.

Самое интересное, что данное заявление было озвучено на встрече с государственным секретарем по европейским делам МИД Франции Пьером Лелушем... 2 апреля. То есть, именно в очередную годовщину Дня единения народов Беларуси и России.

Пикантности этому «случайному» совпадению добавляет и то обстоятельство, что ранее озвучивалось твердое намерение строить белорусскую атомную станцию с помощью россиян. По этим намерениям, ввод первого энергоблока ожидается в 2016 году, второго — в 2018 году. Станция планирует сооружаться по проекту санкт-петербургского института «Атомэнергопроект». Генеральным подрядчиком строительства должно выступить российское государственное ЗАО «Атомстройэкспорт», подконтрольное «Росатому» и реализующее межправительственные соглашения о строительстве объектов ядерной энергетики за рубежом.

Ранее на встрече с заместителем председателя КНР Си Цзиньпином в Минске Александр Лукашенко заявлял, что Беларусь готова сотрудничать с Китаем во всех сферах, в том числе и в строительстве АЭС. Это заявление вызвало резкую реакцию российского посла в Беларуси Александра Сурикова, которая свелась к следующему: или, мол, мы будем строить белорусскую АЭС, или китайцы.

Дело дошло до суда

Вообще разногласий между двумя стратегическими союзниками накопилось немало. Совсем недавно белорусский премьер Сергей Сидорский и глава Нацбанка Петр Прокопович направили руководству Международного валютного фонда письмо, в котором говорится о том, что издержки бюджета Беларуси, связанные с шоком изменения цен на импортируемую из России нефть, оцениваются в размере около 5,9 триллионов белорусских рублей (около двух миллиардов долларов). Дело дошло до того, что Министерство юстиции РБ обратилось в Экономический суд СНГ, выполняющий функции суда ЕврАзЭС, с исковым заявлением по вопросу, касающемуся правомерности взимания вывозных таможенных пошлин на продукты переработки нефти и нефтехимическое сырье, поставляемые из России в Беларусь.

Самое интересное в этой ситуации, скорее всего впереди. Ведь уже с 1 июля этого года планируется создать единое таможенное пространство в рамках таможенного союза. А оно, как известно, предполагает и единые таможенные пошлины на поставляемую продукцию изо всех трех стран союза. По идее, мы должны получать российскую нефть по тем же ценам, которые предлагаются российским потребителям. Однако с этим категорически не согласна Россия.

Виктор Чернов убежден, что этот фактор может вообще стать неразрешимым для образования таможенного союза: «Что из всего это получится, мы увидим уже в ближайшем будущем. Более того, скорее всего, будут у нас Россией и очередные молочные, газовые и другие «войны». Однако сказать, что Беларусь и Россия возьмут и разбегутся вообще, не приходится. Слишком много у нас завязано на России — рынки сбыта, какие-то денежные преференции, военно-техническое сотрудничество и т.д.»

Сказать же, что серьезные противоречия между Беларусью и Россией возникли вчера или позавчера, тоже не получается. Пожалуй, первая серьезная трещина двусторонних отношений произошла еще в 2002 году, когда Владимир Путин подверг резкой критике подходы белорусской стороны к вопросам интеграции двух государств: «...Нужно понять, чего мы хотим, чего хотят наши партнеры. Котлеты отдельно, мухи отдельно должны быть». Фактически тогда было недвусмысленно предложено Беларуси войти в состав Российской Федерации или целиком или шесть областями.

Судя по последним действиям России, это предложение для Беларуси не снято с повестки дня.

Справка «Дня»

Союзное государство (также в прессе встречаются названия Союз России и Белоруссии (СРБ), Союзное Государство России и Белоруссии (СГРБ), Союз Беларуси и России, Союзное государство Беларуси и России) — союз Российской Федерации и Республики Беларусь с поэтапно организуемым единым политическим, экономическим, военным, таможенным, валютным, юридическим, гуманитарным, культурным пространством. Договор о создании Союза Беларуси и России подписан 2 апреля 1997 года на базе Сообщества Белоруссии и России, созданного ранее (2 апреля 1996 года) для объединения гуманитарного, экономического и военного пространства. 25 декабря 1998 года был подписан ряд соглашений, позволявших провести более тесную интеграцию в политической, экономической и социальной сфере, что усиливало Союз. С 26 января 2000 года официальное название Союза — Союзное государство. Предполагается, что ныне конфедеративный Союз в будущем должен стать мягкой федерацией. Участником Союза может стать государство — член ООН, которое разделяет цели и принципы Союза и принимает на себя обязательства, предусмотренные Договором о Союзе Беларуси и России от 2 апреля 1997 года и Уставом Союза. Присоединение к Союзу осуществляется с согласия государств — участников Союза. При присоединении к Союзу нового государства рассматривается вопрос об изменении названия Союза.